Владимир Польский

Город
Новая алхимия или Дисциплина просвещения?
Не один год учёные из разных городов России пытаются ввести в курс изучения вузов новую дисциплину просвещения – интеллектику. Заметки журналистов об интеллектуальных попытках ввода «нео-науки» встречаются в новостных лентах Екатеринбурга, Новосибирска и Красноярска. Московские и питерские учёные используют возможность раскрыть людям способности их собственного интеллекта через специальные тренинги. Этакая гимнастика для ума, созданная мыслителями давно, чтобы выделить из народа личностей особенно способных к учению. Я слышал интересные истории о том, что интеллектика – древняя наука, которую преподавали лишь истинно одарённым ученикам. С помощью этой дисциплины человек может увидеть и осмыслить многие процессы в обществе и в мире в целом. Интеллектика – тонкая и крепкая грань, пролегающая между логикой и творчеством. И люди, владеющие этой почти волшебной научной палочкой, подобно алхимикам, могут одно вещество преобразовывать в другое, синтезировать один интеллектуальный продукт из других.

Новая алхимия

или

Дисциплина просвещения?

 

На научном горизонте я обнаружил новую дисциплину, с помощью которой человек вроде бы способен развивать свой интеллект. Общеизвестный факт, что любая наука имеет свои законы и основания, рациональное применение и поддержку многочисленных умов. «Очаг возгорания» новой дисциплины заметили задолго до того, как в Омске начали действовать немолодые функционеры-интеллектики. Их основной целью в сибирском мегаполисе стала разработка и продвижение молодёжных проектов из различных отраслей и в особенности – в области инженерии.

Не один год учёные из разных городов России пытаются ввести в курс изучения вузов новую дисциплину просвещения – интеллектику. Заметки журналистов об интеллектуальных попытках ввода «нео-науки» встречаются в новостных лентах Екатеринбурга, Новосибирска и Красноярска. Московские и питерские учёные используют возможность раскрыть людям способности их собственного интеллекта через специальные тренинги. Этакая гимнастика для ума, созданная мыслителями давно, чтобы выделить из народа личностей особенно способных к учению. Я слышал интересные истории о том, что интеллектика – древняя наука, которую преподавали лишь истинно одарённым ученикам. С помощью этой дисциплины человек может увидеть и осмыслить многие  процессы в обществе и в мире в целом. Интеллектика – тонкая и крепкая грань, пролегающая между логикой и творчеством. И люди, владеющие этой почти волшебной научной палочкой, подобно алхимикам, могут одно вещество преобразовывать в другое, синтезировать один интеллектуальный продукт из других.

На омских интеллектиков и кураторов молодёжных проектов: Владимира Михайловича Стацинского и Владимира Серафимовича Польского – я вышел в прошлом году. Помог изданный правительством Омской области сборник материалов проектов по итогам молодёжного форума «Интеллектуальные чтения». Первая его часть посвящена проектам молодых исследователей и инженеров из омских вузов, а вторая – собственно интеллектике и объяснениям двух учёных.

Продвигать дисциплину непросто, путь учёных тернист и опасен негативными выводами, как журналистов, так и официальных представителей образования. Что нужно сделать, чтобы интеллектике определили научный ранг или объявили о ней во всеуслышание?

– Виктор, пусть эти умные люди чётко выведут цели и задачи дисциплины, – отзывается о сложившейся ситуации Николай Васильевич Березовский, известный журналист и собкор московского федерального издания.

Николай Березовский часто печатается в газете «Вечерний Омск» и «Домашней газете», сотрудничает с множеством российских редакций.

– Людям нужно увидеть, где начинается интеллектика, узнать, с чем её едят, – продолжает Николай Васильевич по телефону. – Искал сведения о ней в интернете, наткнулся на некоего Тюленева – якобы её основателя, и товарища Шереметьева, который на продажах учебника заработал миллионы рублей. Но снова-таки: цели и задачи дисциплины не прописаны. Нахожу общую информацию об интеллекте, вижу данные, связанные с наработками древних учёных. Мне эти анонсы ничего не говорят, я сам  придумаю что угодно. Шереметьев предлагает заказать его учебник по сети и стать таким же умным, как Марк Аврелий или Цицерон. Это смешно! На чём только хитрецы не зарабатывают. Есть у меня знакомый кандидат наук в университете: он хочет ради потехи купить этот учебник и качественно проанализировать содержание. Написал, говорит, на меил модератору шереметьевского сайта, попросил выставить на обозрение хотя бы одну главу. Ему ответили отказом, дескать, купите и постигните загадочную интеллектику. Как они вообще могут продавать учебник, если науку пока что не признали действительной? Чувствую: попахивает мошенническим карьеризмом, но доказывать это не возьмусь – не имеет смысла на данной стадии.

А ведь Николай Березовский мыслит рационально. Он просит показать интеллектику, продемонстрировать её видимую часть, осветить звенья в науках, где она задействована, обнаружить связи с другими дисциплинами. Люди понимают логику и творчество, педагогику и философию, а где-то в их структурах и таится эта хитрая дисциплина просвещения, пока не возведённая на официальный пьедестал.

Назревает в Омске интеллектуальная ситуация. Нет, конечно, не столь острая и опасная, как на Украине, но решать её следует коллективно. Молчат нашенские сибирские кандидаты наук и доктора, действовать остаётся собственно «утопающим», помощь к ним идёт пока что из СМИ. Хотя кто знает…

 

Владимир Серафимович Польский, председатель НП «Ассоциации инновационного развития», пригласил нас в просторное помещение бизнес-инкубатора, но мы решили собраться в одной из омских столовых, где вкусно пахнет и на витрине много аппетитных десертов. Разговаривать будем долго, без споров не обойдёмся, поэтому проголодаемся, наверное. Поговорить об интеллектике собрались омский журналист Андрей Михайлович Коломиец  из «Омской правды», уже упомянутый Владимир Серафимович Польский, референт Владимир Михайлович Стацинский, я – фиксирующий разговор интеллектуалов и моя супруга - в качестве фотографа.

– Почему, Андрей Михайлович, интеллектику не возведут в научный ранг и не начнут преподавать в вузах?

– Согласно бритве Оккама не стоит приумножать количество сущностей сверх необходимого. Я бы сказал, не более 3-4 процентов молодых людей заботит состояние своего интеллекта. Остальная часть – увы! Так зачем огород городить?

Андрей Михайлович Коломиец недавно побывал в Израиле и задал мне такой вопрос на засыпку:

– Почему в Иерусалиме продают упаковки только по 33 свечи?

– Так-так, – задумываюсь я. С ответом затрудняюсь, но помогает Владимир Стацинский.

33 года – возраст Иисуса Христа, когда его распяли. Такой вот простой тест на интеллект, который смогут положительно пройти не многие молодые люди.

Молодёжь действительно не заботится о своём интеллекте. Кроме потребления привычных вещей ей почти ничего не надо. Попкорн, кино, кафе, аттракционы… Читает молодёжь мало, клубы по интересам не посещает, пустуют и литературные объединения, авторы попросту отказываются туда приходить, потому что их творения никто не читает, кроме редактора.

Андрей Михайлович и сам заглянул в интернет, чтобы поискать сведения об интеллектике.

 

– Ваша дисциплина находится на «стыке педагогики и психологии», – подмечает Андрей, приводя цитату из интернета. – Нет данных о ней в той же  Википедии. Когда я писал статью о книге Николая Григорьевича Грицевича, то собственноручно внёс поправку в поле Википедии о нем как четырехкратном лауреате ордена «Знак Почета».

Андрей советует Владимиру Стацинскому и Польскому написать статью в Википедию об интеллектике, дать определение этой науки вместе с её целями и задачами. Прописать её законы-основы. Но неужели стоит лишь равняться на сведения из Википедии?

– Интеллектика станет наукой, когда будет социальный заказ, – продолжает журналист.

– Интеллектика даёт возможность увидеть будущее, – спорит Владимир Стацинский. – Собственно интеллект измерить невозможно, тесты IQ измеряют только память, об интеллекте здесь речь не вёдётся. А с помощью дисциплины просвещения можно научить мыслить человека определённо.

– Давайте говорить о локальном будущем, – предлагает Андрей Михайлович. – Когда я пять лет назад написал о проекте «Гибкое колесо» омского ученого Валерия Шилера, то ему вскоре дали грант. А в интернете появилось несколько тысяч сообщений, об этом проекте узнала вся страна.

– Где же ваш вектор? – спрашивает Владимир Стацинский. – Что даёт вам силы глядеть вперёд и приносить пользу обществу?

Известно, что вектора входа в будущее нет, люди берут опыт из прошлого и возвращают его в настоящее, модернизируя.

– Мой вектор – мои мысли, – отвечает Андрей. – Я вижу ситуацию, обдумываю её, описываю. Мой закон – не вредить обществу, а приносить пользу своим журналистским творчеством, я вам не оппонент, коллеги. У вас получилось оформить субсидию и действовать в рамках лагеря «Интеллектуальные чтения», это отлично, но мы говорим сейчас о глобальных вещах. Ввести эту науку в обиход не получится по многим причинам. Когда-то была такая наука алхимия, но ее считали лженаукой. Учёные-алхимики сделали ряд открытий: вывели формулу спирта, заново создали порох, открыли ряд химических элементов. Но повторюсь, алхимия не добилась желаемых целей, так и осталась прикладной наукой кабаллистики.

Андрей Михайлович Коломиец – материалист и придерживается идеи первоосновы бытия. Когда сформируется наука об интеллекте, пока никому неизвестно, поэтому журналист не даёт ей никакого возраста. Интеллектика пока что ничего не открывает, а только порождает множество безрезультативных споров вокруг неё. Как в свое время создал много пустой болтовни изобретатель сайентологии и дианетики Рон Хаббард, как месили воду в ступе алхимики, так и современные омские и российские интеллектики пытаются на практике возвысить её значение.

Но у представителей из НП «Ассоциации инновационного развития» мысли насчёт интеллектики совсем иные. Они делятся ими охотно.

Интеллектика – самая древняя дисциплина просвещения и родом она с тех времён, когда в головах людей мир был целостным, как арбуз, а не расчленённым на доли огромным числом формально-логических учебных или образовательных дисциплин, таких модных сегодня, долго отвечает Владимир Михайлович Стацинский. – Интеллект у человека был всегда, он только по-разному его использовал на протяжении земной эволюции, миллионы лет.

Почему же он чётко проявился именно сейчас во времена компьютерной информационной революции? – уточняю я.

По этому поводу верно заметил Карл Маркс, что мы не замечаем воздух только потому, что дышим им постоянно в своей естественной среде, – парирует Владимир Михайлович. – Что создало все науки мира? Интеллект! Он – мощнейший первоисточник в среде информации. Наука – информация в чистом и преобразованном виде. Осталось назвать первейшую науку, которая изучает эти продукты интеллекта и функции, способствующие такому процессу. Не шаманство, не каббалистика, а именно интеллектика. Почему филология стала такой большой, а интеллектику мы выбросили на задворки с приставкой псевдо? И хуже того – умники называют первейшую науку всего лишь «гимнастикой для ума». Думайте, кому это выгодно!?

Слушая Владимира Стацинского, можно предположить, что такие люди как Ломоносов, Вернадский, Эйнштейн, Нострадамус, Менделеев и многие другие гении были знаменитыми интеллектиками.

Я обращаюсь к тёзке Стацинского – Польскому, на примерах растолковать интеллектику. Он курирует молодёжные проекты в лагере «Интеллектуальные чтения» и может привести конкретные примеры.

– Интеллектика, коллеги, появляется в деятельности человека, когда тот на практике полученных знаний в системе обучения, пытается реализовать задуманное, – подключается Владимир Серафимович. – Этот процесс особенно ценен для молодежи в системе дополнительного образования, он строго индивидуален. Необходимость человека обратиться к интеллектике обусловлена тем, что в явлениях, процессах и событиях зачастую он может не видеть некоторых граней и из-за этого не может получить полный образ знаний. Интеллектик может увидеть полный набор элементов, связей и закономерностей, сложность которых простому человеку недоступна.

 

По Владимиру Польскому, подобные ситуации постоянно случаются в жизни человека и от того как тот осваивает сложность информации и знания уже на имеющемся багаже – в социализации ребёнка в семье,  детском саду, школе, вузе, можно судить, насколько личность созрела и способна глубоко мыслить. Ведь человек, приобретая опыт, изобретает способы и методы, а некоторые и осваивают методологию знания в выбранной области науки или целой совокупности областей. Каждый человек имеет свой темп освоения новизны знания, на некоторые из них у него может уйти целая жизнь.

– Как человек может увидеть интеллектику? – спрашиваю я.

– Если человек, имея перед собой проблему или задачу, начнёт образно представлять её структуру или модель, значит, видит и сам вектор интеллектики. Далеко ходить за примерами не надо – практика изобретателей и исследователей, использующих  моделирование, позволяет им получать результат в разных областях знаний. Применение интеллектики в исследовании явлений и процессов в разных областях позволяет увидеть на категориальных моделях процессы, которые показывают закономерности развития событий, что даёт возможность человеку позиционировать своё поведение в новизне знания и строить более продуктивно своё интеллектуальное будущее.

Учёные из НП «Ассоциации инновационного развития» используют категориальные модели сложного знания в просветительском проекте Молодежный лагерь «Интеллектуальные чтения», в котором ведут курс «Основы интеллектики», а также сложных структур при формировании малых, средних и крупных исследовательских и предпринимательских проектов.

К примеру, в США создан институт сложности, так как сложность управляющих систем возрастает и это может привести к техногенным катастрофам – необходимы технологии визуализации сложных процессов и не только в технике, но в социальной сфере. Упрощенческий подход может привести к катастрофам.

  Польский и Стацинский помогают юным исследователям, проектировщикам и внедряющим нововведения за короткий срок построить образ сложного проекта, его каркас (как будущего корабля), за счет которого повышается гарантированность результата. Это снижает риски перепроектирования и реализации проекта, чтобы найти с большей вероятностью инвестора. Применяя интеллектику, человек может совершенствовать свои способности и темп освоения новых знаний, самотестируется по категориальным моделям на собственные возможности: стили мышления, ментальности на цивилизованном рынке и других способностях, достигая эффективности своего труда, к примеру: до десятков раз при постижении методологии получения новых знаний.

Учёные-интеллектики долго и горячо спорили с журналистом и обозревателем омской экономики Андреем Михайловичем Коломиецем. Они уверены, что интеллектика не станет очередной лженаукой, как алхимия, а получит, наконец-то, ранг всемирной и важнейшей науки. Как говорится, дай-то бог…

***

  Нужна ли стране интеллектика?

На вопрос о том, следует ли разрабатывать технологии повышения эффективности интеллектуального процесса, я отвечаю: «Да!». Для меня несомненно, что человеческий разум в настоящее время не использует на все 100% свой потенциал, что можно при помощи оптимизации мыслительной работы повысить плодотворность умственной деятельности людей. Мнение, что «голова – предмет темный и исследованию не подлежит», что мышление не поддается управлению, тренировке, контролю и нужные идеи находятся «чем случайней, тем вернее», мне представляется устаревшим. Если ранее контроль мешал нахождению плодотворных идей, то это прежде всего по причине неправильных, слишком грубых методов контроля. В случае разработки более эффективных методов вполне возможно будет развивать интеллект человека так же, как развивают мускулы, независимо от изначальных данных. Другое дело, что при неумелом обращении с таким сложным явлением, как мыслительный аппарат человека, можно принести немало вреда. Я, не являясь достаточно компетентным человеком в области конкретного омского проекта, названного «Интеллектика», не могу объективно судить – ни положительно, ни отрицательно – о необходимости для Омска именно этого движения, но то, что в движении такого рода наше общество давно уже нуждалось, для меня неоспоримо. Поэтому хочется пожелать проекту успешно развиваться и держаться достойно того высокого уровня, которого требует от движения время!

А.В.Козырев, редактор альманахов «Точка зрения» и «Менестрель», г. Омск