Арт

Приключения художников. Как мы ездили на «Инновацию»

Приключения художников. Как мы ездили на «Инновацию»
Инсайды арт-системы, гонзо-репортажи, обзоры, советы и интервью — в новом блоге от воронежских художников. Спрямляем коммуникацию, боремся с суевериями, ищем друзей и врагов!

В начале апреля художники отправились в Москву.

Торговать лицом на сложносочинённых столичных тусовках — важная обязанность каждого воронежца. Выпить как можно больше шампанского на фуршете — основной способ атаки провинциального сепаратиста на провиденциальные элиты.

Эти две задачи мы и собирались реализовать на церемонии вручения премии «Инновация». Эта премия — государственная. Как и всё государственное у нас, она всегда пыталась подражать частному и роскошному, а не экономить бюджетные средства. Прошлая церемония проходила в «Гараже», снабжалась приличным коньяком, пармезаном, зверской охраной и весьма помпезным антуражем самого действа.

В 2012 году эти добрые воспоминания оказались неактуальны. ГЦСИ, с помощью частных партнёров, увеличил призовые суммы, зато решил поиграть в демократичность и маргинально-пуристский шик. Площадкой был выбран главный зал «Артплея»: привет, осточертевшие индустриальные кластеры. Минимум всего: гардеробов, персонала, усердия менеджеров. Напитки, судя по вкусу, откуда-то с Кубани. Как будто не покидали родное Черноземье! 

Как справедливо отметила галеристка Ксения Подойницына — все гости церемонии единодушно нарядились в серое и чёрное. Случайный прохожий никогда бы не заподозрил, что эти люди — про искусство, а не про финансы.

Сама церемония вышла блёклой. Номинантов посадили на балкончик, и мы смотрели на всё сверху. Поскольку 50% награждающих и награждаемых составляли пожилые мужчины, любовались мы в основном лысинами. Регламент был обычный: объявляют номинации — поют оперные люди — показывают интервью, на каждого номинанта по 5 секунд — выходит великий человек с серым конвертиком — и следом радостный лауреат.

Два нововведения: был дуэт живых ведущих — художник и пока ещё галерист Айдан Салахова вместе с каким-то парнем с телеканала «Дождь». Говорили они добрыми, тёплыми голосами и, следуя тайному сюжету, разыгрывали соблазнение во грех современного искусства парня с «Дождя» посредством Айдан. За одной из стен зала, стеклянной, высотой этажа в три, прямо вдоль Яузы, волонтёры в белых робах прыгали и хлопали, акцентируя моменты происходящего. Согласно легенде, критик Валентин Дьяконов передал им водки и тем спас от обморожения (к вопросу о необходимости арт-критики). Основные номинации прерывались всякими побочными призами от партнёров и спонсоров, что тормозило и без того размеренное действие.

Символом крайней необязательности происходящего стала речь и приз от представителя «Артплея». Девушка сперва заступилась за узников совести Пусси Райат, а следом вручила молодому художнику Роману Мокрову Хрустальный Глобус на Золотой Ножке, намекнув, что его прямо здесь, на креативной территории, можно обменять на какой-нибудь дизайнерский санфаянс.

Судя по количеству иностранных гостей, их на церемонию свозили, как школьников в краеведческий музей, — автобусами, вместо физкультуры.

Почему же воронежские художники весьма негативно восприняли всё мероприятие? Почему после вручения Глобуса очень хотелось коньяку и в Яузу? Почему искренне хлопать получилось только лауреату Зурабу Церетели (номинация «За поддержку современного искусства»)? (На самом деле потому что он просто глыба и человечище и очень изящно скидывает шубку с плеч в руки ассистентов, выгружаясь из кортежа).

Причины две.

Первая: лауреаты. Александр Бродский, «Проект года». Художник, безусловно, прекрасный, но вполне уже академичный, признанный и любимый. А для заслуженных есть, вроде, отдельная номинация. И «Кандинского» он только что получил, зачем ему сразу две премии? И проект явно не тот, что определял повестку весь прошедший год. Зато сам лауреат седой, мужчина и заслуженный.

Виктор Мизиано, «Кураторский проект». Тоже мужчина фундаментальный для нашей арт-системы, тоже в самом расцвете сил. По сути, тоже «заслуженный».

«Региональный проект»: приз отправляется в калининградский ГЦСИ — филиал организатора премии. Это без комментариев.

Воронежским художникам не удалось никуда устроить свои дорожные рюкзаки. При резких поворотах корпуса гости разлетались, как кегли.

Одна отрада — «Новая генерация» досталась Таус Махачевой, за которую горячо болели и воронежские художники. Она же оказалась единственной солирующей (остальные — только с кавалерами) среди лауреатов женщиной, заодно молодой — премировалась одна за всех, кто не мужчина, не заслуженный, не до конца в расцвете сил.

Учитывая второй момент — награждающих, которые не только подпадали под все критерии лауреатов, но даже превосходили их по всем параметрам, — ощущение выходило удручающее. Геронтократический капустник, награждение народных артистов Советского Союза и так далее — что угодно, кроме живого события, стремящегося уловить смысл прошедшего года, пульс нашего искусства.

Может, организаторы перепугались своей прошлогодней смелости. Может, уважаемое жюри поленилось вникать в локальные русские контексты и смыслы. А может, это отражает реальное положение дел с инновациями в нашей отчизне.

Художник Евгений Антуфьев пришёл инкогнито, с наклееными усами. А художник Андрей Кузькин нарядился пиратиком. Вот и всё веселье. Вообще художники дружно проигнорировали мероприятие — никто почти и не пришёл. 

Отчего же одно из главных событий в нашей арт-системе превратилось в скучное, предсказуемое и изрядно бессмысленное? Почему то, что призвано современное искусство пропагандировать, скорее отвратит от него? 

Возможно, это диверсия. Или случайность.

Но можно и обобщить тенденцию. Организатор премии — госучреждение. И за что бы ни брались в нашей возлюбленной Родине государственные учреждения, даже состоящие из людей, уважаемых в системе современного искусства, выходит всегда одно: совок. И этот совок стремительно прорастает там, где раньше замечаем не был — в сферах экспериментальных и по статусу более свободных.

Учитывая, что три ведущих винзаводовских галереи этим летом перепрофилируются с коммерческой деятельности на проекты с поддержкой из бюджетов меценатов и государства, учитывая, что самые масштабные культурные затеи у нас — тоже государственные, учитывая, что госслужба в сознании граждан привлекательнее предпринимательства, художники предупреждают: грядут тёмные времена.

И надеяться нам остаётся только на самих себя — ни на государство, ни на олигархов или рынок, ни на бюрократические евроинституции. Об этом говорит и то, что самая почётная для художника награда — премия «Соратник». Которую вручают коллеги по результатам открытого голосования и у которой нет вообще никакого бюджета. 

Реплики


Николай Алексеев:

— Как говорит моя бабушка: «Необязательно быть австралийцем, чтобы боксировать с кенгуру».

 

Мистер Ти:

— Чтобы побыстрее научиться групповой меланхолии в ожидании светлых врёмен, рекомендую читать «Осень средневековья» Йохана Хёйзинга. Заодно узнаете много изысканных, свежих речевых оборотов.

В следующих выпусках

  • Эксклюзивное интервью с Таус Махачевой!
  • Репортаж с выставки «Чернозём» (Денис Булавинцев, Воронеж), мнения экспертов и зрителей.
  • Иван Горшков расскажет, как легко перестать делать плохое искусство и начать делать хорошее.

Иллюстрации © Николай Алексеев.

Художники
25 апреля, 08:00

Поделиться: