Арт

АРТ-КУРС: Егор Астапченко о традиционализме и новаторстве

АРТ-КУРС:  Егор Астапченко о традиционализме и новаторстве
Downtown.ru поговорил с современным художником Егором Астапченко о новых трактовках старых арт-сюжетов, перформансах и объединении форм в искусстве.

Художник и дизайнер Егор Астапченко, находясь в оппозиции современным тенденциям и трендам актуального видения современного искусства, сумел сформировать собственный неповторимый стиль и новаторские способы подачи своих работ. Участие в психоделической рок-команде, активная деятельность в арт-группе, создание прогрессивного видеоарта — все эти культурные грани, покорённые в своё время Егором, отразились на понимании, воплощении и трактовке лучших образцов авторского материала молодого художника. Downtown.ru поговорил с Егором Астапченко о дуализме в современном искусстве, перформансах как элементах формирования общественного сознания и замшелости мышления молодых художников.

Современное искусство — вещь крайне противоречивая: отрицает какие бы то ни было рамки, само же в них находясь.

Непременно должен существовать пласт художников, занимающихся традиционным искусством: иначе современное искусство будет казаться не более чем китчем.

«Недавно в Краснодаре уличная выставка современного искусства была разгромлена, а её организатор — в буквальном смысле слова заплёван»

Я всегда выступал за соединение стилей и форм в искусстве: в 2005 году, когда я играл в рок-группе, на концертах мы обвешивали задник чёрной тканью и транслировали видео и слайды. То есть это уже был не традиционный концерт, а музыкальный хеппенинг.

Современное искусство — явление немассовое, и это отчасти хорошо. То, что происходит в Европе, где экспонаты неформатных выставок развешаны чуть ли не на каждой улице, — это перебор.

Хотелось бы, чтобы в современном дизайне использовались элементы contemporary art, который большинство продвинутых художников считают низким ремесленническим трудом: в нашем городе на сегодняшний момент это невозможно.

 

Творчество для меня неразрывно связано с интровертностью: гораздо важнее передать внутреннее ощущение, чем красиво подать какую-то идею.

Чтобы попасть в среду прогрессивных художников, львиная доля которых живёт и работает в Москве, необходимо иметь совершенно определённый тип мышления. То есть правила и тенденции, несмотря на внешнюю свободу «нового» арта, безусловно, существуют.

В Воронеже к радикальному искусству относятся толерантнее, чем в других провинциальных городах: относительно недавно в Краснодаре уличная выставка современного искусства была разгромлена, а её организатор — в буквальном смысле слова заплёван.

Порой общаешься с талантливым художником, и с ужасом осознаёшь, что, несмотря на огромное количество течений, сменившихся в искусстве за последние сто лет, идеалом для него остаются тщательно вырисованные феи и монстры из интернета.

«Современное искусство вызывает у меня опасение: кажется, что это одна большая фальсификация»

Для меня поиск новых измерений в творчестве гораздо важнее отражения актуальных проблем общества.

Для меня важную роль играет представление и подача искусства: за последние несколько лет мы с моими друзьями-концептуалистами устраивали художественные акции и перформансы в самых неожиданных местах, начиная от разрушенных домов и заканчивая заброшенными пляжами и Северным мостом.

Не все мои работы сугубо неформатные: зачастую под малопонятными арт-объектами и рваными мазками подразумеваются пейзажи, натюрморты и портреты. Содержание может оставаться традиционным, но форма обязательно должна меняться.

Несколько лет назад я принимал активное участие в арт-группе, и мы устраивали перформансы на улицах города: заставляли людей ходить по мостам или красить оранжевой краской арт-объекты. Мне было интересно воплощать в общественных пространствах своё представление о современном искусстве в масштабах города.

«Порой общаешься с талантливым художником, и с ужасом осознаёшь, что идеалом для него остаются тщательно вырисованные феи и монстры из интернета»

В нашем городе у многих отсутствует адекватное представление об искусстве: красотой считается то, что давно уже стало пошлостью и товаром.

Год назад я участвовал в фестивале современного искусства в Перми: городские заборы и стены домов украшались авангардными рисунками актуальных художников со всей России. Представить такое в Воронеже крайне сложно.

Иногда современное искусство вызывает у меня опасение: кажется, что это одна большая фальсификация.

Когда я принимаюсь за новую работу, у меня начинается внутренняя борьба с самим собой: я постоянно думаю, нужно это или нет.

«Восторг»

Композиция «Восторг» — мой дебют в современном искусстве. Нарисовав её, я понял, что можно создавать что-то общественное и интуитивно понятное каждому человеку. 

«Осенний пейзаж»

Мне всегда было интересно сочетание консервативного и новаторского. Для этой работы я подготовил обычный холст, заполнил его чёрным цветом и наклеил на него несколько раскрашенных в осенние цвета дискет. Это в какой-то мере ирония над традиционной живописью. Кроме того, меня привлекают идеальные формы — в данном случае квадраты.

«Траектория движения стула»

Стул — символ чего-то статичного, постоянного, неброского; здесь он погружается в состояние движения. То есть обычный предмет помещён в необычные обстоятельства. Плюс работа создана в графике: ножки соединены, и у стульев появляется траектория. 

Не имея прямой принадлежности к современному арт-мейнстриму города, Егор Астапченко за несколько лет сумел создать своё уникальное представление о том, каким должно быть современное искусство, и воплотить его без какой-либо поддержки извне. Ещё одним штрихом на холсте contemporary art в Воронеже стало больше.

Фото из архива Егора Астапченко.

3639
Сергей Хуторной
2 июля, 11:50

Поделиться: