Арт

Те, кто за нами наблюдает

Те, кто за нами наблюдает
Об идеальной русской картине, обаянии музейной тишины и провокациях современного искусства Downtown.ru спросил у смотрителей музея, женщин робко соглашающихся фотографироваться.

Музей им и работа, и дом родной, и льющийся на душу бальзам, и возможность саморазвития. Они не читают на рабочем месте бульварных романов и не вяжут, как это может навязать стереотип, а следят за сохранностью каждой выставленной вещи, как мать следит за ребенком. Любое прикосновение посетителя к экспонатам для них что нерв зубной теребить. Речь идет о смотрителях Художественного музея им. И.Н. Крамского, которые следят за нами.

 

 

Нина Григорьевна

10 лет в музее



  • Раньше Нина Григорьевна работала на радиозаводе, а сейчас для нее музей — семья, где время проходит незаметно, «это настоящий рай», говорит Нина Григорьевна. Она — самый давний смотритель, и является негласным помощником для остальных, их координатором. 
 
 

Смотритель должен разбираться в искусстве?

Многие художественные знания мы получаем в процессе, потому что читаем о выставках, слушаем по многу раз рассказ экскурсовода. Если посетитель задает вопросы, мы можем ответить, но не проводим полную экскурсию. Можем дать пояснение в нескольких словах. А в беседу вступать нежелательно, наша работа – смотреть.

Что должно быть изображено на «самой русской» картине?

Женщина, ребенок, поле, рожь — это все очень русское.

Как вы относитесь к обнаженной натуре в искусстве, к современному искусству вцелом?

Художник не хочет повторяться, у него свой стиль, он так видит и пишет. Пожалуйста, смотрите. Мы даже очень не против. Всегда стараемся понять всяких художников. Вот была одна картина Знаткова, там козы на деревья лезут. Почему козы, почему на дерево лезут - непонятно. За ответами пришлось идти к автору картины.

Если вдруг что-то случится с экспонатами?

Это грозит подавленностью, останется неприятный осадок. Но вообще у нас не было такого еще.

 

Нина Григорьевна и ее любимый экспонат — картина Ю.Ю. Клевера «Снег в лесу»

«Современность — это для молодых. Думаю, что сексуальные мотивы — это все же попытка сыграть на веяния современности, на молодежных интересах»

 

Ольга Дмитриевна

9 лет в музее



  • Ольга Дмитриевна в музей пришла из заводов и поликлиник. Она делится, что если бы начала жизнь с начала, сразу бы пошла работать в музей. Получается, смотритель — это дело, соответствующее состоянию души. Ольга Дмитриевна говорит, что нужно состоять в гармонии с музейной атмосферой, быть незаметной для посетителей, и в то же время всеми органами чувств контролировать обстановку.


Были на практике неприятные ситуации?

Я с добром к людям отношусь, не было нехороших ситуаций. Ведь человек уже с определенным настроением идет в музей, он знает, куда отправляется. Все негативное остается там, на улице.

Если вдруг что-то случится с экспонатами?

Я уж и не знаю, как с этим потом жила бы, ведь мы на экспонаты как на зеркало дышим. И оправданий себе не найдешь в таких случаях.

Что, по-вашему, должно быть изображено на «самой русской» картине?

Церковь, русское поле, небо. Мне нравится желтое колосистое поле, для меня это близко, так как я родилась в деревне.

Как вы относитесь к обнаженной натуре в искусстве, к современному искусству вцелом?

Я человек старомодный, мне бы жить в начале 20 века. Современным искусство не очень-то интересуюсь. Современность — это для молодых. Думаю, что сексуальные мотивы — это все же попытка сыграть на веяния современности, на молодежных интересах. Меня эти темы коробят.

 

Ольга Дмитриевна и ее любимая скульптура Афродиты, мрамор, копия XIX

«Если вдруг что-то случится с экспонатами, я сразу в обморок упаду. Вот если к вам в квартиру залезут, что вы будете ощущать?»

 

Лидия Михайловна

6 лет в музее



  • Уже 25 лет Лидия Михайловна совмещает музейную работу с пением в хоровой капелле Т.М. Ижогиной. Основная ее профессия, оставшаяся в прошлом — преподаватель химии и биологии. Музей им. И.Н. Крамского манит Лидию Михайловну своей стариной. Она отмечает, что в последние годы публика стала более воспитана, больше народу стало приходить. «Молодые очень нравятся, такие увлеченные ходят по залам, с ними сама моложе становишься».


Если вдруг что-то случится с экспонатами?

Я сразу в обморок упаду, если подобное случится. Вот если к вам в квартиру залезут, что вы будете ощущать?

Что, по-вашему, должно быть изображено на «самой русской» картине?

Для меня идеальная русская картина – это работы Архипа Куинджи. Есть картина одна, на ней сквозь березовую рощу пробиваются лучи восходящего солнца. Береза ведь символ России.

Как вы относитесь к обнаженной натуре в искусстве, к современному искусству вцелом?

Если это существует, куда деваться. Каждый волен выражать себя, как угодно. Раз это есть, значит это допустимо.

 

Картина И.К. Айвазовского «Корвет в тумане» нравится Лидии Михайловне более всего.

 

«Не люблю обнаженность на картинах, даже у классиков. Все, на мой взгляд, должно быть прикрыто. Такое уж у меня воспитание»

 

Валентина Гавриловна

4 месяца в музее



  • Несмотря на то, что в музее всего 4 месяца, Валентина Гавриловна все же многодетной мамой экспонатов себя уже ощущает. Бывший экономист, она с детства обожает музеи, даже родителям своим однажды сказала «Не умирайте, пока не побываете в музеях Петербурга».

 

 

Если вдруг что-то случится с экспонатами?

Неприятных ситуаций с посетителями не случалось, но есть одна неприятная вещь: когда люди за 2 минуты без внимания, без интереса все экспонаты глазами пробегают и уходят. От этого как-то грустно даже становится.

Что, по-вашему, должно быть изображено на «самой русской» картине?

Поле и рожь — это все русское. 

Как вы относитесь к обнаженным натурам в искусстве?

Я этого не понимаю. Не люблю обнаженность на картинах, даже у классиков. Все, на мой взгляд, должно быть прикрыто. Такое уж у меня воспитание.

 

Как это нетрудно заметить, среди музейных смотрителей нет ни одного мужчины. О причинах этой феминной коалиции рассуждает Елена Ивановна Пшеницына, главный хранитель музея им. И.Н. Крамского:

 

 

  • «Разбираться в искусстве могут все, а работать с искусством готов не каждый. Так уж сложилось в музейной практике, что традиционно музейный смотритель – это женщина. Видимо, оттого, что именно женщина более домашняя, аккуратная, постоянная, способна отнестись к экспонату со всей материнской любовью».




 Фото © Надежда Селиванова.
3413
Паша Прошин
6 августа, 11:39

Поделиться: