Арт

АРТ-КУРС: Метод Воскобойникова

АРТ-КУРС: Метод Воскобойникова
Downtown.ru поговорил с воронежским дизайнером о свободе творчества, европейской архитектуре и о том, почему в Эрмитаже не реставрируют скульптуры.

Иван Воскобойников уже много лет работает в сфере современного дизайна. Окончив факультет художественной графики Воронежского Педагогического Университета, он с головой углубился в работу и достиг внушительных результатов в области, ставшей «его» на 100%. Downtown.ru поговорил с Иваном о современных методах работы с клиентом, работе над «Балаган-сity» и о том, что такое воронежский шик.

 

Я делал очень много частных заказов, работал с витражами, создавал скульптуры для города и области — все эти занятия не нашли должного отражения в СМИ, поэтому остались в тени «Балагана». 

Оформление всем известного «Балагана» было практически полностью в моих руках; другое дело, что изначально идея принадлежала, конечно, не мне. Что-то доделывалось уже по ходу работы — времени было катастрофически мало.

Чаще всего заказчик приходит уже с готовой идеей: доходит до того, что многие приносят макеты своих проектов. В таких случаях приходится работать в роли исполнителя, а порой и в роли «исправителя чужих ошибок».

Разный подход к работе над дизайном дома характерен для разных слоёв населения: состоятельные люди нанимают дизайнера, очень состоятельные — известного воронежского архитектора или даже архитектора из столицы. Поэтому, конечно, приятно работать с заказами-мечтами, но не всегда имеется такая возможность.

 

«Если архитектор по-настоящему хорош, то в проекте будет больше архитектора, нежели заказчика».

Часто люди приходят со своим пониманием того, что такое «воронежский шик»  – я об этом уже говорил – но бывает и так, что хороший специалист предлагает своим клиентам несколько вариантов дизайна «на выбор». 

Труднее всего работать с клиентами, которые сами не знаю чего хотят: их мотает из стороны в сторону, они хотят всего и сразу, и в результате могут оказаться недовольны полученным результатом.

Ни одна 3D-модель не может  досконально точно показать окончательный вариант. Лучше всего работать с человеком, который знает, что хочет получить в итоге — это можно сказать про людей во всех сферах деятельности.

Если архитектор по-настоящему хорош, то в проекте будет больше архитектора, нежели заказчика.

«Люди приходят со своим пониманием того, что такое «воронежский шик».

Если у вас с заказчиком изначально нет понимания, если у вас не сходятся вкусы и интересы, то за заказ не стоит браться.

Есть неприятная тенденция, имеющая отношению к архитектуре крупных городов: люди не берегут своего прошлого, и упор в реставрации старинных зданий делается на функциональность, а не на внешний вид. В этом плане в странах Западной Европы с консервацией старых зданий всё намного лучше: они изначально гораздо более надежные. 

Когда идешь по Эрмитажу и видишь трещины в мраморных статуях, становится неловко хотя бы перед иностранными гостями: какими мы предстаём перед ними, если в самом важном музее культурной столицы экспонаты находятся в таком состоянии, то чего ожидать от страны в принципе?

Я всегда стараюсь выкладываться по полной, могу пожертвовать сном ради успешного результата.

Надо всегда ревностно относиться к финальному результату своей деятельности: нужно приложить максимум усилий для получения результата.

У меня нет возможности работать исключительно с тем, что нравится, и приходится брать какое-то количество неинтересных заказов. И уж тем более я не могу сделать дорогостоящий заказ и потом два года ничем не заниматься — работать приходится постоянно.

Хочется выработать свой неповторимый стиль исполнения и превзойти самого себя.

Сергей Хуторной
3 октября, 07:00

Поделиться: