Арт

АРТ–КУРС: Антон Аникин и утилитарный абсурд

3059
Автор:
Lidia Nikolskaya
24 декабря 2012 17:00
6+
АРТ–КУРС: Антон Аникин и утилитарный абсурд
«Экспонаты на фестивале современного искусства были настолько современными, что я их попросту не заметил».

Антон выставляется на фестивале современного искусства, рисует для заведений афиши, устраивает кинопоказы и кормит пришедших собственным вареньем. Создатель и идеолог абсурд-проекта «Петя», дизайнер и художник-график о своём видении утилитарного искусства.

 

Антон Аникин

 

Всё началось с пар по информатике, где стояли древние жёлтые компьютеры. Добиться от них чего-то серьёзного было невозможно, и поэтому я как-то установил там программу для написания музыки. Колонок не было, всё создавалось чисто интуитивно. Например, мой друг, писавший якобы барабанные партии, на самом деле просто стучал по клавиатуре. В нормальных условиях можно сохранять недоделанный проект, но здесь почему-то сохранялся только готовый трек без возможностей что-то переделать — так было даже интереснее. В итоге появилась группа с очень разными людьми, которая была названа «Петей» в честь папки на компьютере (хотя кто-то позже писал, что «Петя» означает «камень»).

Людей возмущало то, что мы делаем, они называли это бредом. Но прошло 5 лет, и я вижу, что сейчас только этим и занимаются — записывают нескладный бред.

Это была просто дурацкая детская шутка, где важно не то, что получилось в итоге, а сам процесс: иногда мы писали в магазине. Нас даже пригласили на «Профилактику» в «Сто Ручьёв», и очень странно, что эту непонятную штуку смогли куда-то впихнуть. Было такое, что человек, слушающий, например, «Арию», услышав Aphex Twin, спрашивал: «Что это? Группа «Петя», новый трек?». Людей возмущало то, что мы делаем, они называли это бредом. Но прошло 5 лет, и я вижу, что сейчас только этим и занимаются — записывают нескладный бред. Позже проект «Петя» начал развиваться в нескольких направлениях.

Мне показалось, что на этом фестивале современного искусства выставлялся только я. Другие «экспонаты» были настолько современными, что я их попросту не заметил.

Недавно я участвовал в московском фестивале современного искусства, который проходил в Саду им. Баумана. Вообще показалось, что выставлялся только я. Другие «экспонаты» были настолько современными, что я их попросту не заметил. Больше всего привёз графических работ, но были и коллажи, например. Большое внимание привлёк маленький коллаж, где к голове льва была приклеена красивая задница, а к голове воробья  некрасивая, с надписью сверху: «Лев красивее воробья». Эту работу много кто хотел купить, а какие-то дед с бабулей пытались оторвать, пока никто не видел. 

Понятие эстетики у всех людей абсолютно разное. Я пытаюсь абстрагироваться от какого-то конкретного образа, для меня сейчас красиво практически всё. Обычно просят сделать афишу, чтобы она была необычной, уникальной — почти у всех заказчиков одинаковые требования.

Чтобы люди пришли на концерт, достаточно просто написать кто, когда и где выступает. Вообще я за утилитарное творчество: простое, понятное и функциональное.

Хотя на самом деле, для того, чтобы люди пришли на концерт, достаточно просто написать кто, когда и где выступает. Вообще я за утилитарное творчество: простое, понятное и функциональное. Я даже процесс приготовления пищи воспринимаю, как творческий проект: например, делаю варенье. Здесь главное не варенье сварить, а сделать для него упаковку, разработать какой-то дизайн и потом либо друзьям раздавать, либо продавать. Раньше я показывал кино в «Интернетике» и в то же время приносил туда еду, которую сам приготовил. Это тоже было в некотором роде проектом: люди смотрят кино, которое я показываю, и едят еду, которую я приготовил.

Недавно моя хорошая подруга предложила мне поучаствовать в «Архидроме». Задача была в том, чтобы сделать что-то для городской среды. Я подумал, что сейчас все начнут придумывать лавочки, диваны, а хотелось чего-нибудь особенного и полезного. Летом жарко, в фонтанах купаться нельзя, а потому пришла идея сделать душ с разделениями на мужскую и женскую кабинки. 

Дверцы женской части прикрывали область груди и таза, мужской  только таза. Система подачи воды должна была напоминать ощущения от дождя. Сейчас поступают предложения о сотрудничестве с «Архидромом» в качестве дизайнера, но пока что я больше ничего для них не делал.

Художник Берсенев, близкий мне по духу, говорит о «вторгах»: когджа начинаешь творить из-за спонтанного «вторжения», работаешь, не подключая мозг. Я никогда ни в чём не уверен на сто процентов. Мне нравится пробовать себя в чём-то новом. Когда начинаю что-то делать, я не знаю, что хочу получить в конце.

Поделиться: