Арт

Jars покажут интеллектуальный хардкор в Воронеже

Jars покажут интеллектуальный хардкор в Воронеже
В город приезжает московская банда хардкорщиков Jars.

Московская команда Jars будет играть в Воронеже в рамках своего российского тура. Итнеллектуальный пост-хардкор — и для хипстеров, и для настоящих хардкорщиков — пройдет 28 января в «Среде Обитания». Участники группы рассказали Downtown о туре, о жанрах, и о том, что повлияло на их творчество.

 

Jars выпустили два альбома:

  • Jars — осень 2011 г.
  • Moveable Feast — 23 января 2013 г.

 

То, что мы до сих пор не были в туре по России — это наше упущение, но мы исправляемся. В России всё далеко друг от друга: расстояние, на которое мы ездили 2 недели по Европе и отыграли 10-12 концертов, немногим меньше, чем мини-тур Казань-Нижний. Я ездил в евротур с нашими друзьями, группой EEVA, и это было безумно круто. Во-первых концерты могут начинаться около полуночи, при этом домой никто не спешит, и тусовка продолжается еще пару часов. У нас обычно через 15 минут после окончания в клубе остаются только музыканты, собирающие инструменты. Вообще, концерты в Европе — это полнейшее безумие. Я встретил в Вильнюсе человека, который ездит в Москву работать на стройки. Сказал, что музыка наша ему не понравилась. Как-то так.

Мы отыграли уже концертов 50-60. Выпустили два альбома. Сейчас тур в поддержку пластинки Moveable Feast.

В наше время трудно говорить о чётких стилях, всё слишком смешалось. Те, кто делают новое, объединяют несовместимые вещи. Мы играем нойз-пост-хардкор, а наш барабанщик по совместительству играет еще и в Город 312. Продав душу рок-н-роллу, начинаешь догадываться, что не все так однозначно и просто, что музыка — это не только две-три группы, от которых ты тащился в детстве. С одной стороны, на нас повлияли Sonic Youth и Jesus Lizard, с другой — не менее безумные панк-группы Nofx, The Queers, которые имеют асоциальную аутсайдерскую нотку.

У нас обычно через 15 минут после окончания в клубе остаются только музыканты, собирающие инструменты.

То, что мы играем в Jars, слишком личное: наш протест, наши переживания. То, что не доверили бы исполнять другим. Пробовали писать тексты на русском, но получалось не то, что хотели, поэтому все тексты у нас на английском. Это не понт, это то какие мы есть.

Сергей Апельсинов
27 января, 08:00

Поделиться: