Арт

Почему наука неотделима от искусства. Маша Ру о мультмедийности и расширении границ

3383
Автор:
Анастасия Волочкова
30 июня 2014 07:01
16+
Почему наука неотделима от искусства. Маша Ру о мультмедийности и расширении границ
Зачем есть землю и глиняные чашки, и как найти вдохновение в архивных записях.

Downtown уже писал о том, что в ВЦСИ 4 июля откроется выставка голландского коллектива xmas95. Его основали две русские художницы Оля Ганжа и Маша Ру, которые живут и работают в Амстердаме. Перед запуском проекта мы поговорили с Машей о влиянии новых технологий на современное искусство и о том, какое отношение Эйнштейн имеет к их выставке в Воронеже.

 

Маша Ру

Художник, участница xmas95


— Как так получилось, что вы с Олей оказались в Воронеже?

Я познакомилась с куратором ВЦСИ Ирой Аксёновой ещё год назад. Показала свои работы, ей понравилось, и она предложила приехать и сделать выставку. Изначально в Воронеже планировалось соло-шоу, но потом решили сделать дуэт. Мы давно работаем вместе с Олей Ганжа над некоторыми проектами, хотя у каждой из нас есть независимые практики.

— А откуда появилось название xmas95?

Его придумала Оля. Она была в Англии и делала проект в доме человека, который собирал всё подряд: куски ногтей, печенье, мёртвых насекомых. На всех вещах были подписаны даты. Оля взяла оттуда в Голландию на память одного медвежонка и сразу потеряла. На нём было написано это: xmas95. Название — как символ реабилитации данных, когда чему-то старому даётся новая жизнь. Это связано также и с темой нашей будущей выставки.  

— Как? В чём идея проекта «Ничто не исчезает, всё меняется»?

Мы говорим о трансформации энергии. Название — это цитата Эйнштейна. Энергия никогда не исчезает, а переходит из одного вида в другой. Это легче всего растолковать на личном примере, поэтому мы объясняем свою идею через трансформацию личности. Мы много работаем с архивами, в том числе и со своими. Старые фотографии и записи всегда связаны с воспоминаниями и помогают проследить изменения во времени и пространстве.

Есть много каналов, через которые можно поделиться идеей. Медиа упростили эту задачу и сняли ограничения.

— Особенностью вашего дуэта называют мультимедийность. Чем новые технологии могут быть полезны искусству?

Сейчас во всём современном искусстве очень много пересечений медиа. Художники всё меньше делятся на тех, кто просто фотографирует или просто снимает фильмы: один человек чаще и больше использует разные методы. Мы с Олей работаем с видео, фотографией, я ещё работаю с керамикой. Идёт ли это художникам на пользу? И да, и нет. Плюсы в расширении границ. Стартовая точка — это тема, я начинаю работать в первую очередь с ней. Вот, например, я интересуюсь феноменом поедания еды: что это значит с культурной, религиозной, физиологической точек зрения. Я могу снять об этом кино, сделать инсталляцию, фотоработы или объекты, которые будут поедаться. Есть много каналов, через которые можно поделиться идеей. Медиа упростили эту задачу и сняли ограничения. 

А минус вот в чём: когда делаешь очень много разного, не можешь быть хорошим во всём. Возможно, пропадает специализация и глубина. Всё чаще приходится обращаться к другим людям, к техническим специалистам, чтобы воплотить идею. Я, например, работала с профессионалами, которые занимаются глиной, когда делала в прошлом году проект о еде. Кстати, я хочу показать его в Воронеже — это серия чашек из чистой глины, которые можно есть.

— На выставке в ВЦСИ можно будет съесть чашки?

В Амстердаме уже было так, что посетители съели 500 таких чашек, а было сделано 750. Не знаю, сколько их съедят в Воронеже и насколько чашки получат акцент, ведь это будет только часть нашей выставки. Мы делали с Олей ещё один интерактивный проект о культуре еды — «Пищевое извращение». Вот там предлагали посетителям есть разные странные вещи: мел, землю.

Мы живем в мире, где есть сильные разделения сфер жизни: искусства, науки, религии и так далее. В моей голове они не работают.

В России, Европе и Америке считается пищевым извращением есть землю, хотя она содержит много полезных веществ и минералов. На кого-то эта интеракция на выставке сильно повлияла: люди рассказывали, что открыли для себя нечто новое. В Воронеже мы тоже будем взаимодействовать с публикой. Мы проведём воркшопы по мэппингу, на которых каждый сделает свою работу. Расскажем про некоторые несложные техники, потом возьмём все работы и соберем общую инсталляцию. Это должно объединить нас и жителей города.

 У тебя есть степень кандидата наук по математике и проект The Tesis, который основан на твоей дипломной работе по оптике. Как наука вдохновляет тебя на творчество?

В искусстве художники пользуются личными материалами и фактами своей биографии. Их произведения связаны с их жизнью, с тем, как они росли. Есть стереотип, что работа учёного — это только безличные формулы и сухие методы. В The Tesis я хотела его разрушить и показать, как процесс создания научного труда связан с моментами из жизни, что личность учёного тоже важна. Отсюда и параллели между открытиями науки, чувствами и эмоциями. И вообще, мы живем в мире, где есть сильные разделения сфер жизни: искусства, науки, религии, и так далее. Мне это не близко и кажется, что всё переплетается сильнее, чем нам рассказывали в школе и чем мы привыкли видеть. В моей голове эти разделения не работают. И если говорить о науке, творчестве и вообще какой угодно сфере, то одно не то чтобы помогает другому, но неотделимо от него.

Поделиться: