Арт

Красивый трэш: Один год вечеринкам geocult

Красивый трэш: Один год вечеринкам geocult
Идеолог geocult Андрей Пыринов — о ностальгии по «Ручьям», новом поколении тусовщиков и главных качествах диджея.

В это воскресенье, 9 апреля, в клубе Angels Fashion Place свой первый день рождения будет отмечать geocult. Вечеринка, которую начинали несколько фотографов сайта Geometria, всего за 12 месяцев стала заметным явлением в ночной жизни города. Равнодушных нет: кому-то не нравятся яркие образы и горы блёсток, а кто-то наоборот ждёт очередного анонса и отправляется на поиски самого необычного костюма.

Downtown встретился с идеологом geocult Андреем Пыриновым и поговорил о «красивом трэше», промо-съёмках, музыке и Большом Русском Боссе.

Андрей Пыринов

Фотограф, организатор вечеринок geocult

 

— Тебя в первую очередь знают как клубного фотографа. Что заставило год назад переквалифицироваться в промоутера и запустить geocult?

— Я тусуюсь с 2008 года, со времён «Ручьёв». Каждые выходные там была новая тема вечеринки, новые люди, новая музыка — разнообразие. Мне это очень нравилось. Я и фотографировать потом начал в клубах, потому что любил вечеринки. Вся моя деятельность крутилась вокруг них. Но в какой-то момент одних фото стало недостаточно. Я постоянно мониторил, что происходит с ночной жизнью в других городах, и думал, почему же у нас всё так скучно и уныло. И вот год назад я решил делать что-то своё.

— Когда готовил самую первую вечеринку и обсуждал с друзьями, как ты её им описывал?

— Мы сразу решили, что это будет трэш. Хотелось, как в лучших роликах из Европы и Штатов, где много блёсток, все веселятся и обливаются алкоголем. Как в «Студии 54», где тусовался Энди Уорхол. Смотришь видео тех времён, и там такой трэшак. Хотя так сильно мы не хотели: никаких наркотиков и без откровенной сексуальной пропаганды, как, например, на LOSHADKA PRTY — там всё слишком на грани.

Мы сразу решили, что это будет трэш. Хотелось, как в лучших роликах из Европы и Штатов, где много блёсток, все веселятся и обливаются алкоголем.

— Трэш, обливание алкоголем — мне кажется, это норма для многих ночных клубов города.

— Но там это делают некрасиво. А мы как раз хотели пропагандировать красивый трэш. Как раньше в «Ручьях», где, например, на Мансарде ставили надувной бассейн, и все в нём прыгали. Такие вечеринки запоминаются, а не уходят в забвение.

— Ты постоянно вспоминаешь «100 Ручьёв». Это важный источник вдохновения для geocult?

— Не знаю, трудно определить. То ли из-за «Ручьёв» я так хочу делать, то ли я выбрал «Ручьи», потому что сам по себе такой человек. Я их нашёл в нужный период жизни и понял, что так тоже можно. Если бы я начал тусоваться сейчас, то наверное даже и не смекнул, что можно устраивать такой трэш.

— При этом большинство ваших гостей то время совсем не застали. Кто они?

— Да, это совсем новое поколение. Им 18-25, они помешаны на Инстаграме и ВКонтакте, следят за лидерами мнений и понимают: «Надо идти». Но в то время они бы тусили именно в «Ручьях».

— Что самое главное в geocult?

— Атмосфера. Всё начинается с поиска темы и под неё мы уже выбираем хэдлайнера и всё остальное.

— Цветы, абсурд, будущее, лакшери... Как всё это приходит в голову?

— Мы с самого начала решили с друзьями, что будем делать каждую тусу тематической. Темы придумываю я: смотрю клипы, фильмы, паблики ВКонтакте — есть много вещей, которые могут вдохновить.

— Уже традиционные съёмки перед каждой вечеринкой — это тоже источник вдохновения?

— Когда делали первую вечеринку, мы думали, как охватить больше народа. В команде много фотографов из Geometria, которые светятся везде, и мы решили, что каждый выложит специальное фото в Инстаграм. Сначала это были портреты с молнией из блёсток на лице, как у Дэвида Боуи. Но делать портреты быстро наскучило и мы стали переводить съёмки в другой формат: больше постановочной фотографии, сюжетная составляющая.

Конечно, есть и много хейтеров, которые думают, что мы все тупые, геи и порочим наш город.

— Это в первую очередь промо?

— Мы кайфуем от этого! Но и как промо тоже хорошо заходит, продвигает вечеринку и показывает людям, как надо выглядеть на тусовке. Последнее трудно объяснить, не показав на собственном примере. Можно подобрать вообще сумасшедшие референсы, но люди подумают: «Блин, очень сложно, даже пытаться не будем». А на собственном примере мы показываем, что сделать это реально.

— Сколько в городе людей, готовых безумно нарядиться или как ты перекрасить волосы и бороду ради вечеринки?

— Мы как раз и изучаем этот вопрос. Обычно 30% наших гостей не боятся накрасить лицо. Но, конечно, есть и много хейтеров, которые думают, что мы все тупые, геи и порочим наш город. Но для этого есть фейсконтроль, так что всё нормально.

— Мы обсудили атмосферу, костюмы, но совсем не говорим про музыку. Какое она занимает место в geocult?

— Не самое важное. Главное, чтобы она была не унылая. Мы не хотим однообразный хаус. Нам нужна качовая музыка, которая заставит людей прыгать: EDM, хип-хоп, трэп. При этом мы не боимся включать «Грибов», как многие андеграундные борцы за некоммерческое звучание. Мы не такие: у нас звучит всё, что нам нравится, что воспринимает наша аудитория, что сейчас в тренде и актуально.

— Актуально именно в рамках Воронежа?

— Да. В Москве, например, актуально техно, но мы же не будем за ними гнаться: у нас аудитории такой нет. Мы адаптируем под Воронеж веяния моды, культуры и музыки.

— Но мне кажется, что и в Воронеже мода на тот же трэп уже давно прошла.

— Прошла, но у нас он вперемешку с рэпом и EDM — именно они основа. Я бы ещё больше музыки добавил и ставил, например, Die Antwoord и не обламывался. Но наши диджеи такое не играют, к сожалению. В Воронеже вообще с этим непросто: трудно найти подходящих диджеев, все слишком классические.

Главное — это взаимодействие с аудиторией. Мы не хотим диджеев, которые уткнутся в свой контроллер и иногда посматривают на публику. Это же отстой!

— Кто у вас играет?

— Yewoo, Krestovsky и Ptichka. Они ведут себя классно! Паша (Yewoo. — Прим. ред.) всюду залезает на столы, Krestovsky всегда на стиле и подстраивается под любую тему.

— Получается, что умение забраться на стойку и подобрать образ важнее, чем музыка?

— Главное — это взаимодействие с аудиторией. Мы не хотим диджеев, которые уткнутся в свой контроллер и иногда посматривают на публику. Это же отстой! Мы хотели изначально, чтобы у нас были только лайв-сэты, где диджеи не просто сводят, а используют контроллеры, подыгрывают себе на синтезаторе, бьют барабанными палочками, как The Bloody Beetroots, например. Но таких нет в Воронеже. Или они играют не танцевальную музыку.

— Стиль музыки при этом у вас не меняется?

— Меняется. Мы смотрим по стилистике вечеринки, что подходит. Тема следующей — антиутопия, и у нас будет witch house. А в этот раз luxury, поэтому и рэп c EDM.

— Первый день рождения вы отмечаете в это воскресенье в Angels Fashion Place. Big Russian Boss, Angels, лакшери — как это всё вместе сложилось?

— Случайно. Изначально в нашем списке было четыре артиста: Big Russian Boss, Tommy Cash, Ильич из Little Big и DJ Oguretz. Последний уже был в Воронеже несколько раз, с другими оказалось трудно договориться, и мы случайно увидели, что 9 апреля в Воронеже концерт Big Russian Boss, и решили пригласить его к нам. А тут как раз появился и вариант с Angels. Мы давно хотели сделать там вечеринку, но они предлагали только четверг или воскресенье. Почему бы не попробовать?

— Не боишься, что воскресенье — вообще не тусовочный день?

— Пофиг. У нас город-миллионник, много студентов — аудитория найдётся. Когда я учился в университете, то по пятницам ходил в клубы, а в субботу спал на первых парах. Но пропускать такое нельзя. Это будет наш флагманский рейв, вечеринка, которая больше не повторится. Как всегда эпатажная и фееричная, с легкой иронией и лучшим из МС — Большим Русским Боссом.

Фото предоставлены MILKSHAKE

Oleg Trokov
6 апреля, 10:27

Поделиться: