Красота

«Я это не выбирал»: Трое мужчин о работе в индустрии красоты

3662
Автор:
Настя Алесковская
13 апреля 2017 14:55
18+
«Я это не выбирал»: Трое мужчин о работе в индустрии красоты
Два парикмахера и стилист — о стереотипах, сексизме и сплетнях с клиентками.

Красота — сегодня целая индустрия с революционными разработками, огромными бюджетами и своими знаменитостями. Место в ней есть не только для женщин — как и в любом бизнесе, здесь работают представители обоих полов. Редакция Downtown поговорила с тремя мужчинами из бьюти-индустрии об их работе.

Никита Косых

Парикмахер-стилист

Бьюти-индустрию я не выбирал — уже в 5 лет она выбрала меня сама. Моя мама в то время работала модельером-закройщиком на дому, и ее основными клиентами были женщины. Пятилетний мальчик вызывал умиление у дам сочного возраста, поэтому мне разрешалось почти все. Пока прекрасные барышни ожидали окончания маминой работы, я залезал на диван и перебирал им волосы, меня это успокаивало и крайне забавляло.

Лет в 10 я уже точно знал, что хочу быть парикмахером-стилистом. В детском лагере и школе я был любимцем девушек — помогал им наряжаться для школьной самодеятельности. Со временем стали появляться первые клиенты — это были знакомые знакомых. Было страшно, что в России я не cмогу получить высшее образование в этой сфере, а родители требовали вышку. Я учился самостоятельно, искал информацию в интернете, а в 2007 году это было сложно — никаких бьюти-блогеров еще не было. Получал знания, где это было возможно: в интернете, сидя на стрижке в салоне красоты, искал вдохновение в журналах, экспериментировал на друзьях и родственниках.

Я учился самостоятельно, искал информацию в интернете, а в 2007 году это было сложно — никаких бьюти-блогеров еще не было.

Первое серьезное место работы — съемка для большого (тогда мне так казалось) творческого проекта в одном печатном воронежском издании. Я прогулял занятия в университете, потому что съемочный процесс начинался с подготовки моделей в 9 утра, а закончили снимать мы только около полуночи. После я шел в одиночестве по спящим улицам города, и меня распирало счастье от причастности к чему-то значимому, что оценят не только мои близкие друзья и знакомые, но и вся городская общественность.

Мужчина в индустрии общается с большим количеством женщин — и это, конечно, хорошо. Но ровно до того момента, пока клиентка не начинает сплетничать с молодым парнем, как со своей закадычной подругой. Тогда ты уже волей-неволей становишься прямым участником женского быта. Чтобы быть лучшим для своего клиента, ты должен знать, чем он интересуется, живет и дышит. Это нужно, чтобы при общении с тобой ему было максимально комфортно и интересно.

Мужчина в индустрии общается с большим количеством женщин — и это, конечно, хорошо. Но ровно до того момента, пока клиентка не начинает сплетничать с молодым парнем, как со своей закадычной подругой.

Нельзя сравнивать ложку и вилку — два столовых прибора, но у них абсолютно разное назначение. Так же у мужчин и женщин. У нас разные подходы к работе, разное выполнение работы и насыщение ее эмоциями. У женщин эмоции более хаотичны, а у мужчины более упорядочены и системны. Есть отличные мастера-женщины, но клиент скорее всего выберет мужчину — лишь потому, что в его руках она чувствует себя защищенной, гармоничной и спокойной.

Я считаю, что дискриминации в бьюти-индустрии нет. Слава богу, живем не в Средневековье. Все работают на равных условиях. Дискриминация вообще очень удобная вещь в плане манипуляции общественным мнением, на это ссылаются все обиженные и оскорбленные неудачники.

Андрей Грибков

Профессиональный парикмахер, преподаватель в Академии «Долорес»

На первые парикмахерские курсы я попал неожиданно для себя, увидев их в перечне рабочих специальностей в службе занятости. Мне хотелось стать специалистом в чем-либо, и в то же время меня привлекали дизайн и работа с людьми. В начале пути страшнее всего было не оправдать свой выбор. Что если у меня не получится? Но близкие всегда меня поддерживали.

Я считаю ошибочными стереотипами гендерные разделения в профессии. Также неправильно делить профессии на «творческие» и «нетворческие». И мужчинам, и женщинам, по моему мнению, в индустрии предначертан свой собственный индивидуальный путь развития.

У мужчин в индустрии красоты обычно особая мотивация и планы. Если уж пришёл в профессию, оправдывай свой нестандартный выбор.

Многое зависит от личных качеств: типа восприятия, мышления и собственного вкуса. Другое дело карьера — у многих женщин, как известно, помимо профессиональной деятельности, есть своя большая миссия — семья и рождение детей. Им приходится делить себя на части, тогда как у мужчины в этом плане есть очевидное преимущество. Кроме того, у мужчин в индустрии красоты обычно особая мотивация и планы. Если уж пришёл в профессию, оправдывай свой нестандартный выбор.

На сегодняшний день я преподаю в Академии «Долорес»: веду занятия для людей, обучающихся с нуля. Сейчас и в перспективе я вижу себя именно в системе профессионального образования — это мое. В парикмахерском деле мы всю жизнь оттачиваем мастерство и учимся. Тренды меняются, и совершенству в навыках нет предела. Именно поэтому вдохновения может хватить на всю жизнь. Кроме того, парикмахеры много раз побеждали в социальных опросах на тему «Самые счастливые люди в профессии» — довольно показательно, на мой взгляд.

Павел Прошин

Фэшн-стилист

Я попал в моду случайно, если вообще можно сказать, что я попал именно в «моду». Это не совсем правильно — я считаю, что нельзя попасть в моду, как в индустрию там, где ее, к сожалению, нет. Я все время интересовался фото, красивыми картинками, одеждой. И получилось так, что несколько лет назад я пошел работать в Downtown.ru, где начал делать съемки и стилизовать. Эти знания, накопленный опыт, представления о моде, та самая «насмотренность» — все это легло в основу моей работы.

Методом проб и ошибок я начал заниматься модой. Чтобы делать это серьезно и работать в индустрии, переехал в Москву. Это было нужно для того, чтобы перенимать опыт от настоящих профессионалов, людей, которым можно доверять. Индустрия — это все же про заказчиков, исполнение обязанностей и бюджеты. Бизнес и в моде основополагающая вещь. В Воронеже этого бизнеса нет.

Если говорить про гендерное разделение в профессии — сейчас все очень размыто, в моде в том числе. Мне кажется, в любой работе больше женщин.

Страхов не было — все проходило постепенно. Если бы я в 18 лет пришел в редакцию Vogue, где творится история и крутятся огромные деньги, то, конечно бы, переживал. Но у меня все было постепенно, в местных СМИ, методом проб и ошибок. Единственное опасение — как не облажаться, все успеть и ничего не забыть. Но это общие страхи, которые есть в каждой профессии.

О том, что скажут другие, я никогда не думал — зачем? Если говорить про гендерное разделение в профессии — сейчас все очень размыто, в моде в том числе. Я вообще не считаю свою профессию «женской». Мне кажется, в любой работе больше женщин, если это не какая-то жесткая механика вроде слесаря или токаря. Мода — не только для женщин. Это же не только про то, как красиво одеваться. Это бизнес. А в бизнесе нужны и мужчины, и женщины. И я бы не сказал, что у кого-то из них больше преимуществ.

Мода — не только для женщин. Это же не только про то, как красиво одеваться. Это бизнес. А в бизнесе нужны и мужчины, и женщины.

Надолго ли я в моде — не знаю. Я только начал. Пока мне хочется много узнавать и многому научиться. У меня нет никаких прогнозов, но не исключаю, что однажды передумаю. Но это случится, когда я пойму, что уже все узнал или сделал в моде. Или если мне надоест. В Москве даже инсайдеры говорят, что русский фэшн загибается, и будущее его туманно. Но пока мне нравится этим заниматься — я буду.

Титульная фотография: mahininstrument.com

Поделиться: