Красота

«Поглощаешь еду, как пылесос»: как я ненавидела себя, пока боролась с булимией

«Поглощаешь еду, как пылесос»: как я ненавидела себя, пока боролась с булимией
Когда ненависть к себе измеряется в килограммах

В России булимия и анорексия официально признаны заболеваниями, лечение которых требует профессиональной медицинской помощи, но официальных исследований мало. Булимия заставляет людей чувствовать стыд из-за своей неспособности контролировать компульсивное переедание, что может привести к серьезной депрессии и суицидальным мыслям. На условиях анонимности редакция downtown.ru публикует историю девушки, которая переборола булимию и войну с собственным телом.


Алёна, 21 год

 

Как появилась булимия

Говорят, страхи и комплексы родом из детства. Возможно, так и есть, и последние десять лет я борюсь с собственным телом. Я росла в обычной семье: мама, папа, две старшие сестры. Обе вышли замуж после школы, с восьми лет я одна жила с родителями. В нашей семье нет культуры приема пищи, традиционных завтраков или ужинов. Мама не умеет и не любит готовить, а бабушка в детстве заталкивала в меня борщ силой, почему-то угрожая соседом-милиционером.

«В нашей семье нет культуры приема пищи, традиционных завтраков или ужинов. Мама не умеет и не любит готовить, а бабушка в детстве заталкивала в меня борщ силой, почему-то угрожая соседом-милиционером».

 

Папа приходил домой ближе к полуночи, мама после работы сразу бежала на фитнес, йогу или на встречи с подругами. После школы я была предоставлена сама себе, меня никто не контролировал; до сих пор большая загадка, почему я целыми днями учила уроки, а не болталась по дворам. После школы я ела роллтон и хлеб с майонезом, и к 17 годам с ростом в 170 сантиметров я весила 82 килограмма.

Я не ходила на дискотеки, не умела общаться с парнями, потому что с пятого класса я всерьез была озабочена лишним весом. Мне было двенадцать! Уже тогда я худела и поправлялась, не ела, или ела очень много. Мама не хотела брать меня с собой на фитнес, потому что стыдилась. В семье у всех разные типы фигур: я среднего роста с массивными бедрами, мама низкая, без талии, но с большой грудью, сестры высокие и худые. Но на лицо мы все сильно похожи, поэтому шуток про командировки и соседа никогда не возникало.  

К выпускному, как и все девочки, я старалась похудеть, а еще стала тесно общаться с новеньким одноклассником. Он занимался боксом, был умным, веселым, но слегка закрытым, я очень гордилась таким другом. С ним было весело и интересно, я почувствовала, что кому-то стала нужна. Я хотела, чтобы он стал моим бойфрендом, а он, видимо, нет. Мы никогда не гуляли вместе, общались только в соцсетях. Затем он понемногу стал подтрунивать над моим лишним весом, словно только что разглядел. Он видел, что меня это цепляет, и шутил все больше. Однажды мой друг в компании при всех сказал, что мне нужно похудеть, только тогда я могу рассчитывать на что-то серьезное. Мне стало еще хуже, я решила похудеть во чтобы то ни стало.

«Однажды мой друг в компании при всех сказал, что мне нужно похудеть, только тогда я могу рассчитывать на что-то серьезное. Мне стало еще хуже, я решила похудеть во чтобы то ни стало».

Было плохо от еды

О том, что мне это необходимо, говорили все. Семья, мой тогдашний друг, подружки, одноклассники, даже незнакомые люди в поезде. Вы не представляете, какой это гнет, когда ты не можешь быть самим собой даже с близкими. Знаешь ли ты, что такое испытывать стыд за свой аппетит при друзьях? Даже если нет безумного приступа голода, ты тянешься за еще одним куском пиццы, а тебе говорят: «Ты что, не наелась?! Да мы сейчас лопнем, как в тебя столько помещается. Давай, ты не будешь это есть». Всю жизнь я боялась признаться в том, что люблю вкусную еду. Я стеснялась кушать при друзьях в маке, на днях рождения, за посиделками с чаем — потом стыдят, даже если я не прошу, обязательно влезут с советами о похудении, что нужно питаться только хлебом и водой, а «Макдоналдс», сладкое, пицца — это для худых людей, такие как ты не должны получать от еды удовольствие.

При них я ела мало, но когда оставалась одна, просто сносило башню. Самая ужасная часть булимии — ты не можешь контролировать аппетит. Никто не видел толстых собак, они едят ровно столько, сколько нужно; человек может затолкать в себя гораздо больше. Две-три тарелки борща, салат, тройку мясных котлет, пять оладушков. Ты еще не наелся, мало, все еще голоден. Живот болит, тяжело дышать, но ты тянешься в холодильник за хлебом с майонезом. То же, что происходит у девушек раз в месяц во время ПМС, у меня затягивалось на пару недель. Ты поглощаешь еду, как пылесос, пока не останется ничего. Я не знаю, как в меня все это помещалось, кажется, я все время была голодной.

«То же, что происходит у девушек раз в месяц во время ПМС, у меня затягивалось на пару недель. Ты поглощаешь еду, как пылесос, пока не останется ничего. Я не знаю, как в меня все это помещалось, кажется, я все время была голодной».


Я была открытой и искренней с близкими, но мои отношения с едой были настолько глубоко спрятаны, что я никогда это ни с кем не обсуждала, почти всегда линчуя себя за лишний пончик. Это была часть жизни, которую я оставила внутри. Спорт приносил мало результатов, от бега сильно болели колени. После диет, на которых я сидела с пятого класса, вы удивитесь, но вес всегда возвращается. Я съехала от родителей, начала мало есть, принимать слабительные и вырывать еду обратно.

В комплексе с рационом на 800 калорий эти действия дали эффект — я не съедала даже четверть суточной нормы. Первое время я порхала как бабочка: два, три, пять килограммов ушли, я смотрела в зеркало и не могла нарадоваться. Я перестала бояться магазинов одежды, покупала то, что мне нравится, а не то, что скрывает складки. Я начала знакомиться с парнями, мир стал другим!

 

Как вредит резкое похудение

Когда я похудела на 10 килограммов, почему-то пропала энергия. Я стала пассивной. Я опять начала переедать, приезжала к родителям и сметала все, что не было приколочено к полу. Затем вырывала. Я продумывала сценарий дня: покупала килограмм пельменей и полкило печенья, и я знала, чем все закончится. Я знала, какие продукты легко вырвать, а что стоит запить водой. Я говорила себе — остановись, ты обычный человек, ты можешь позволить себе не вырывать клубнику, черешню, огурцы. Но я ела не пригоршню, или тарелку, я ела килограмм. И меня это не устраивало.

Если вы удивляетесь, как такой неприятный ритуал можно совершать ежедневно по три-четыре раза в день, возможно, вы никогда не курили. Первая и вторая сигарета в вашей жизни вызовут отвращение, затем не заметишь, как это вошло в привычку. Теперь ты уже на другой стороне.

Вес встал, я боялась стакана воды: а вдруг все вернется, я потеряю свое обаяние и личность, мне опять начнут говорить, что надо похудеть. Мои друзья все как один хвалили, говорили, молодец, еще столько же и станешь красоткой. Я перестала принимать похвалу и комплименты искренне, я улыбалась и говорила «спасибо». Я не хотела их расстраивать, все еще стыдилась есть, а если ела, то сразу шла в туалет. Так было на дне рождения дедушки, на свадьбе подруги. Я боялась, что вернусь обратно. Около года я была в каком-то терминальном состоянии. Вес стоял, а я переедала и блевала. Так расцвела булимия.

Несмотря на комплименты и повышенное внимание парней, я понятия не имею, откуда появилась ненависть к себе, недовольство, которое перечеркивает вообще все твои плюсы и достижения. Смотришь в зеркало и нравишься себе. А через час, ничего не съев, в отражении мешок с картошкой. И такие качели самооценки несколько раз в день.

«Смотришь в зеркало и нравишься себе. А через час, ничего не съев, в отражении мешок с картошкой. И такие качели самооценки несколько раз в день».


Меня не радовали мои черты лица, блестящие волосы, чувство юмора. Я чувствовала себя гораздо хуже, чем год назад — неумехой, дурнушкой, тупицей. Я закрылась от мира. Негодование превратилось в глубокую депрессию, через день я пила. Я пила виски с бескалорийной колой, чтобы избежать лишних калорий. А если заедала алкоголь — шла в туалет. Я выглядела лучше, но я никогда не чувствовала себя настолько отвратительно.


Проблемы со здоровьем

Когда началась булимия, испортилось здоровье. Гастрит. Хрупкие кости. Если я стукнусь о что-то твердое, синяк проходит не за пару дней, а за пару недель. Уровень сахара в крови скакал от 2 до 7,5, при норме у здорового человека в 5,5. Нарушился менструальный цикл, ожидаемые месячные теперь могли быть сюрпризом, со временем они пропали совсем. Зубы стали тоньше и чувствительнее от желудочного сока, от него и давления на глотку постоянно болело горло. Добавилось обезвоживание. Волосы выпадали. Было тяжело дышать, сердце билось слишком часто, давление падало. Иногда тошнота приходила самостоятельно, например, в университете. Согласитесь, весьма неловкая ситуация.

«Иногда тошнота приходила самостоятельно, например, в университете. Согласитесь, весьма неловкая ситуация».


Я целыми днями спала и смотрела сериалы, я радовалась, если не было сил сходить за продуктами. С таким набором болезней я встретила двадцатилетие.

Хуже всего, что пропало либидо. Совсем. Меня окружали хорошие мужчины, но я их не хотела, они были мне противны, как и собственное тело, которое весило уже около 70 килограммов. Окажись рядом со мной, допустим, Энрике Иглесиас, или Федор Смолов, готовые к чему-то веселому, я бы скорее отвернулась к стене и притворилась спящей.

Понемногу я начала думать о суициде. Это не было в духе: «Весь мир об этом пожалеет». Каждый из нас задумывается такими мыслями, когда смотрит с высокой крыши вниз. Я выглядела хорошо, как никогда в своей жизни. Но из меня ушла жизнь, я стала неинтересна сама себе. Я перестала получать и вызывать хоть какие-то эмоции. Я понимала, что с этим нужно заканчивать, каждый день ложилась спать в надежде, что завтра перестану насиловать свой организм. Я пришла к тому, что самые скотские, неуважительные отношения были с самым важным человеком в моей жизни — с самой собой.

«Я пришла к тому, что самые скотские, неуважительные отношения были с самым важным человеком в моей жизни — с самой собой».


Мне до сих пор стыдно за тот случай, когда подруга угостила меня шаурмой. Ведь обо мне искренне заботились и хотели накормить. Закончилось также, как и всегда, за что мне до сих пор стыдно. Я сделала это на улице! Подруга услышала, подошла, стала расспрашивать. До сих пор я никому не рассказывала, я боялась, что меня начнут ругать. Словно жизнь состояла из одного большого страха осуждения. Я проплакала часа четыре.


Лечение

Подруга отвела меня к психотерапевту. Я до последнего упиралась, поскольку знала, что мне скажут что-то в духе: «Сократи углеводы, больше двигайся, получай радость от жизни и полюби себя». Это, конечно, действенные советы, но я знала о них еще лет семь назад. Лечение не взмах волшебной палочки, я ходила к врачу и иногда продолжала вызывать рвоту, со временем это сошло на нет. Психотерапевт дал мне волшебную фразу, я стараюсь повторять ее каждый раз, когда хочу себя обвинить: «Если начинаешь обвинять себя в том, что нормально и естественно, отнесись к себе также, как к четырехлетнему ребенку, у которого случился плохой день»

Сколько раз врач не пыталась мне донести, что все комплексы в голове, что меня действительно любят такой, какая я есть, что меня принимают, даже если вернусь в прежний вес. Но это слишком сильно закрепилось в сознании. Чтобы побороть снежный ком, мне действительно нужно было похудеть. Я пыталась принять и полюбить себя тысячу раз, но это не может работать на полную, когда на телефоне установлен инстаграм. Даже если ты будешь счастливой и любимой, в прежнем весе, обязательно найдется человек, который докопается с советами. Ты пошлешь его. Один-другой-третий, на пятый раз ты начнешь задумываться и опять начнешь копаться в себе.

Определенно психотерапия помогает. Но принятие себя у меня пришло именно тогда, когда я действительно похудела. Я ела маленькими порциями и много плавала, утром и вечером. Так мы с психотерапевтом определили способ принятия себя — ты видишь неидеальных людей в смешных шапочках и меньше судишь себя.

Я очень долго не принимала себя и свой организм. Затем и вовсе стала его отвергать. Сейчас я пришла к миру и пониманию. Я верю в психосоматику, я испытала ее на себе — когда отвергаешь себя, тело начинает отвергать тебя, и это всегда вылезает реальными болезнями.

«Психотерапевт дал мне волшебную фразу, я стараюсь повторять ее каждый раз, когда хочу себя обвинить: «Если начинаешь обвинять себя в том, что нормально и естественно, отнесись к себе также, как к четырехлетнему ребенку, у которого случился плохой день».


Чтобы проверить себя на риск расстройства пищевого поведения, пройдите тест ЕАТ-26. Он не даст точной оценки ситуации, но обозначит проблему, если она может угрожать вашему здоровью.


Как я приняла себя

На восстановление у меня ушло полтора года. Редко бывают рецидивы, я объедаюсь, но уже не бегу в уборную. Я не хочу мучать себя. Раньше тяжесть и переедание были, условно, от двух кастрюль супа, сейчас от двух тарелок.

Сейчас мне двадцать один, я только начала жить так, как всегда хотела. Я красиво одеваюсь, гораздо приятнее ухаживать за собой; я делаю успехи в учебе и скоро открою свое дело. Сейчас я вешу 56 килограммов, но до сих пор боюсь вступать в отношения. Я всегда стыдилась себя и своего тела. Я боялась, что мне причинят боль, поэтому избегала внимания парней. Сейчас мне гораздо важнее принять и полюбить себя. Я стараюсь не думать о том, что меня не примет мужчина, несмотря на то, что сейчас выгляжу по-другому. Я постепенно забываю о том, что долгое время убивала свое тело. Вернулась уверенность в себе. Это был неприятный опыт, но я не хотела бы переписать историю, я всковырнула проблемы, которые были зарыты очень глубоко. Проблемы любви. Мне ее не хватало. А еще я научилась понимать, какой еды хочет мой организм, и давать ему, но немного.

«Это был неприятный опыт, но я не хотела бы переписать историю, я всковырнула проблемы, которые были зарыты очень глубоко. Проблемы любви. Мне ее не хватало. А еще я научилась понимать, какой еды хочет мой организм, и давать ему, но немного».


Я стала замечать, что уже не поправляюсь от стакана воды или стебля сельдерея. Это было чудом — я научилась есть! Я могла есть, не голодать, не вырывать, и оставаться в том же весе, утром и вечером, до и после ПМС, понимаете? Не понимаете конечно, если вы никогда не страдали булимией.

Психотерапевт говорит, что анорексия возникает от стремления раствориться в мире, исчезнуть. Булимия, напротив, от того, что человек хочет обратить на себя внимание, занять место в мире. И чаще всего человек переедает, чтобы залатать дыры внутри, успокоиться и ощутить безопасность. Все проблемы идут из детства и из головы. И если выпадающие волосы можно вылечить, то гастрит, неправильно сросшиеся кости, сахарный диабет и фантомные боли, когда внутри по ощущениям разрывается аппендицит, а врачи в больнице говорят, что ничего такого не происходит, могут остаться с вами надолго. Ищите себя, найдите свою гармонию, комфорт и принятие. В 21 год я поняла, что жизнь стоит того, чтобы ее жить.

Титульная: pexels.com

Если вы готовы поделиться своей историей, пишите на почту info@downtown.ru. В теме письма укажите «Личный опыт». Лучшие опубликуем. 

Kristina Lichik
30 августа, 11:54

Поделиться: