Гиды

Особенности Воронежского банкротства

Особенности Воронежского банкротства
Таким образом, намерения ДСК по всей вероятности направлены на вытеснение из жилого массива ДСК за счет крупных сетевых игроков обычного продуктового магазина так как комбинату интересна ежемесячная арендная плата вместо разовой продажи объекта на первом этаже. В условиях правового пробела территориального зонирования и размещения продуктового сектора в успехах ДСК не сомневаюсь.

Основа института банкротства — идея «нового старта».
Должник освобождается от своих долговых обязательств к
началу процесса о реорганизации/банкротстве и получает
время на выход из кризиса.
Однако практика налоговых органов Воронежской области свидетельствует, что банкротство часто становится инструментом рейдеров с целью завладеть чужой собственностью. Другая цель банкротства — уход от налогов. В 2006 году, сообщил С. Дуканов, по результатам завершения процедур конкурсного производства эффективность их составила менее 0,2%! Причем цифра эта из года в год снижается. Соответственно, растет эффективность «черного рейдерства». Тогда Сергей Дуканов обвинил чиновников мэрии в «крышевании»
долгов МУПов-банкротов, а областных — в «неадекватном» вложении бюджетных средств в нацпроект «Развитие АПК»*. Из казны финансируют-
ся компании, уклоняющиеся от уплаты налогов, а их маржа в итоге составляет 50%, хотя больше половины юрлиц, вошедших в нацпроект, выплачивают
сотрудникам зарплаты ниже прожиточного минимума, а многие просто
убыточны.

— Преднамеренное банкротство путем вывода активов — ноу-хау Воронежской области, которое тут прижилось! — заявил руководитель УФНС. — Причем привычка банкротить свои МУПы укоренилась и в райцентрах. О чем говорить, если только два водоканала — «Воронежводоканал»
и «Водоканал Воронежа» — имеют задолженность перед бюджетом в миллиард рублей, но уже три года приносят прибыль… Я уже говорил городским и
областным властям: хватит крышевать долги! С. Дуканов привел такой пример: четыре воронежца имеют Bentley и только один из них, «хорошо известный
всем», исправно платит налоги; остальные, может быть, на своих машинах частным извозом занимаются?

Основа института банкротства — идея «нового старта».
Должник освобождается от своих долговых обязательств к
началу процесса о реорганизации/банкротстве и получает
время на выход из кризиса.
Однако практика налоговых органов Воронежской области свидетельствует, что банкротство часто становится инструментом рейдеров с целью завладеть чужой собственностью. Другая цель банкротства — уход от налогов. В 2006 году, сообщил С. Дуканов, по результатам завершения процедур конкурсного производства эффективность их составила менее 0,2%! Причем цифра эта из года в год снижается. Соответственно, растет эффективность «черного рейдерства». Тогда Сергей Дуканов обвинил чиновников мэрии в «крышевании»
долгов МУПов-банкротов, а областных — в «неадекватном» вложении бюджетных средств в нацпроект «Развитие АПК»*. Из казны финансируют-
ся компании, уклоняющиеся от уплаты налогов, а их маржа в итоге составляет 50%, хотя больше половины юрлиц, вошедших в нацпроект, выплачивают
сотрудникам зарплаты ниже прожиточного минимума, а многие просто
убыточны.

— Преднамеренное банкротство путем вывода активов — ноу-хау Воронежской области, которое тут прижилось! — заявил руководитель УФНС. — Причем привычка банкротить свои МУПы укоренилась и в райцентрах. О чем говорить, если только два водоканала — «Воронежводоканал»
и «Водоканал Воронежа» — имеют задолженность перед бюджетом в миллиард рублей, но уже три года приносят прибыль… Я уже говорил городским и
областным властям: хватит крышевать долги! С. Дуканов привел такой пример: четыре воронежца имеют Bentley и только один из них, «хорошо известный
всем», исправно платит налоги; остальные, может быть, на своих машинах частным извозом занимаются?

«А что у вас, ребята, в рюкзаках?»

Несмотря на точность правовых дефиниций закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», он нередко становится инструментарием на службе у некоторых арбитражных управляющих для:
1. Избавления от долговой и/или налоговой нагрузки.
2. Установления контроля над активами мишени.
Должники не рады расставаться с имуществом и зачастую идут на «контролируемое банкротство»: имея «контрольный пакет» голосов на собра-
нии кредиторов, должник продвигает «своего» арбитражного управляющего,
утверждает минимальную цену продажи имущества и т.п. Контролируя собрание кредиторов (и, соответственно, арбитражного управляющего), собственник имущества получает мораторий на погашение реестровой задолженности (фактически кредитуясь за счет государства и других кредиторов) и продолжает управлять хозяйством. А после продажи имущества выводит активы на подконтрольную фирму, оставив кредиторам остатки сумм, вырученных от продажи, еще и уменьшенных на зачастую чрезмерно раздутую текущую задолженность.
Вот один из последних воронежских примеров: ООО «Каретный ряд». Успешный в прошлом пассажирский перевозчик в результате ошибок его менеджмента стал финансово несостоятельным.
Учредитель и на тот момент директор Поротников В.А., не дожидаясь введения арбитражным судом процедуры банкротства, реализовал часть активов ООО «Каретный ряд» в принадлежащую ему фирму следующим образом: 19.01.2009 ООО «МЛК-Черноземье» подало заявление в арбитражный суд
Воронежской области о признании ООО «Каретный ряд» банкротом в связи с неисполнением должником денежных обязательств 1 108 845 руб. долга
по договору лизинга — части общего долга на сумму около 4 млн руб.17.02.2009 г., 18.02.2009 г. и 16.03.2009 г. ООО «Каретный ряд» частично погасило долг перед ООО «МЛКЧерноземье», и арбитражный суд отказал во введении наблюдения, так как долг ООО «Каретный ряд» стал менее 100 тыс. руб. 10.04.2009 г. между ООО «Каретный ряд» и ООО «Каретный ряд+», контролируемого также г-ном Поротниковым, заключен договор перенайма аренды земельного участка площадью 4550 кв.м на ул. Космонавтов, 6 до 12.04.2055, и 20.04.2009 участок вместе с помещениями передан от ООО «Каретный ряд+» в ООО «Экипаж», учредителем которого является уже дочь Поротникова.
27.03.2009 в арбитражный суд Воронежской области поступает второе заявление ООО «МЛК-Черноземье» опризнании ООО «Каретный ряд» банкротом в связи с неисполнением им денежных обязательств (около 3 млн руб.) и 02.07.2009 суд вводит в отношении ООО «Каретный ряд» процедуру наблюдения.
А 28.07.2009 г. в интервью газете «Коммерсантъ» В.Поротников заявил, что «сознательно пошел «на наблюдение», чтобы «очистить предприятие от недобросовестных контрагентов». Какую же «очистку» он имел в виду? Может, «очистку» предприятия-должника от имущества? Закон гласит (ч.1 ст.61.2 ФЗ): сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств признается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стои-мость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и об-стоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Второй способ, рейдерский, характерен для компаний, специализирующихся на приобретениях активов с низкой капитализацией — там, где собственниками компаний стали люди, слабо ориентирующиеся в стоимости их активов и возможном их использовании. То есть стоимость актива значительно выше, чем величина «контрольного голоса» на собрании кредиторов. Это очевидное последствие скоротечной российской приватизации — когда собственниками стали люди, просто мало разбирающиеся в экономике и современном ведении бизнеса.
В подобных случаях «контрольный голос» получают довольно быстро за счет приобретения права требования к должнику либо за счет получения доверенности у кредиторов — быстрее, чем собственник осознает реальную стои-мость активов. Зачастую такой собственник игнорирует юридические способы защиты бизнеса от агрессивного поглощения.
Низкий профессионализм российского бизнеса во многом обусловлен объективными причинами:— неконкурентная среда, в которой связи,«административный ресурс», искусственный монополизм, а не рыночные механизмы оценки (биржы, конкурентный рынок, эксперты) определяют
его доходность;— отсутствие механизмов публичной защиты собственности стратегически значимых предприятий. Такие предприятия должны иметь более надежные способы защиты от банкротства, чем предусмотрено действующими законами. В частности, путем создания Федерального агенства по
управлению конкурсной массой в целях ее сохранения, бесперебойной деятельности должника в стратегических целях, обеспечение режима государственной и коммерческой тайны и т.д.;
— в России отсутствует институт независимых арбитражных управляющих. С одной стороны, арбитражный управляющий зависим от саморегулируемойорганизации, членом которой он является. Именно СРО распределяет своих членов на приходящие от ФНС «проекты». Кроме того, СРО по результатам своих проверок принимает к арбитражному управляющему меры вплоть до исключения из членов СРО, что сравнимо с потерей профессии. С другой стороны, арбитражный управляющий зависим от собрания кредиторов и кредитора, обладающего большинством голосов, который может ставить вопрос об отстранении арбитражного управляющего от исполнения обязанностей и проголосовать за это.
Это очевидное последствие скоротечной российской
приватизации — когда собственниками стали люди,
просто мало разбирающиеся в экономике
и современном ведении бизнеса.

Еще не вечер

Получение контроля над чужими активами может и не быть криминальным. Например, инвестор, решив открыть бизнес, изучает долги конкретного
предприятия и обнаруживает у него 20% задолженности перед самим инвестором, еще 20% — перед подкон-трольными или дружественными ему
компаниями. Инициируя банкротство, он докупает с дисконтом у мелких кре-диторов размер требований до 51% и фактически контролирует процедуру:
голосует за конкретного арбитражного управляющего, определяет минимальную цену продажи имущества и т.п.
Вот пример. В 2004 году группа компаний РАТМ (крупный холдинг: более 20 предприятий цементной, стекольной, оборонной промышлен-ности, машиностроения, оптикоэлектронного приборостроения, инвестиционная и девелоперская деятельность и др.) выкупила 38% акций Алтайского тракторного завода (ОАО «Алттрак»), доведенного до глубокого кризиса, с огромными долгами по зарплате.
В 2005 году в ОАО «Алттрак» началась процедура банкротства. Тракторный завод находился в тяжелом финансовом состоянии по причине низкой
платежеспособности традиционных потребителей тракторов и больших накладных расходов, связанных с содержанием предприятия, рассчитанного на выпуск 30 тысяч тракторов в год. До июня 2008 года компания РАТМ вложила в общей сложности в тракторный завод 1 млрд 338 млн руб., но так и не смогла кардинально переломить ситуацию. В июне 2008-го на торгах было выкуплено имущество ОАО «Алттрак» на 203 млн рублей и благодаря этому
полностью погашены его долги по зарплате (92 млн руб.).Став собственником, РАТМ начал реализацию антикризисной про-граммы. По сути — создавать новое предприятие мощностью 3000 тракторов в год. На базе выкупленного имущественного комплекса были организованы новые предприятия: ООО
«Алттрак» и ОАО «Алтайское тракторостроительное объединение». В августе 2008 года на работу принято около 3000 человек и полностью восстановлено производство тракторов. С августа по декабрь 2008-го РАТМ выделила 200 млн рублей, с января по ноябрь 2009 года вложила 29 млн руб. на пополнение оборотных средств.

Эффективность банкротства с целью реального оздоровления предприятия возможна, как нам представляется, при следующих условиях.
1. Независимость арбитражных управляющих как от кредиторов, так и от СРО (утверждение арбитражным судом по результатам открытого конкурса).
2. Обязанность собственника и руководителя должника по возмещению убытков, вызванных перемещением, уничтожением либо сокрытием имущества с намерением препятствовать кредиторам во взыскании долга или вступлению в собственность обеспечением, либо попытками отсрочить взыскание
долга или ввести кредиторов в заблуждение, фальсифицированием информации о конкурсной массе, фиктивном банкротстве, непредставлением арбитражному управляющему информации об имуществе и имущественных правах.
3. Обязательное страхование субъектами предпринимательской деятель-ности рисков предпринимательской ответственности перед кредиторами.
4. Публичная защита собственности стратегических и социально значимых предприятий, в частности путем создания Федерального агентства по
управлению конкурсной массой.
5. Формирование рыночной стоимости путем капитализации компаний и выхода на фондовый рынок.
6. Профессиональная юридическая защита собственности и проблем банкротства.
Повысить независимость арбитражных управляющих могут и поправки в закон, по которым они будут утверждаться арбитражным судом по результатам открытого конкурса.

Евгений Лойер
5 июля, 02:10

Поделиться: