Город

Архитектурная преемственность. Городская среда как наследие

4116
Автор:
Александр Завиша
10 октября 2012 07:00
6+
Архитектурная преемственность. Городская среда как наследие
Беседа об условиях, необходимых для возникновения общественного мнения, и о самом главном в работе архитектора.

Выпускницы «Стрелки» Дарья Сюзёва и Дарья Нужная поговорили о  необходимости появления общественного пространства в Воронеже, об инициативе со стороны горожан и о профессиональной этике с Сергеем Владимировичем Барбариным, архитектором и преподвателем Воронежского ГАСУ. 

Возможно ли активное участие горожан в формировании городской среды? С появлением общественного пространства появится возможность широкого обсуждения важных задач развития нашего города. Также создание общественного пространства будет способствовать процессу взаимодействия архитекторов и людей других профессий.


 Дарья Нужная

Выпускница института «Стрелка»
Архитектор

 

 

 Дарья Сюзёва

Выпускница института «Стрелка»
Куратор кампании «Поступи на «Стрелку»

 
 
 

 Сергей Барбарин

Преподаватель Воронежского ГАСУ
архитектор

 

 
 

Новые идеи в существующем городском пространстве

Нужная: Общественное пространство города в постсовесткий период — тема очень своевременна почти для всех российких городов. Мы видим перемены: возникают новые общественные движения, союзы, появляются люди, которые готовы что-то делать в городе, менять среду, но само «тело» города никуда не исчезает. Мы имеем дело с городами, спланированными совершенно в другой период, построенными другими людьми, под влияниями других идей и другой идеологии, и ясно, что нужно вырабатывать новую стратегию по адаптации такого города к условиям современного общества. Хотелось бы как раз поговорить об обществе и городе на примере Воронежа. Что в Воронеже происходит именно в плане работы с парками, c улицами?

Барбарин: В прошлом году состоялось важное событие в нашей истории  юбилей города. Конечно, было сделано много полезного: фасады зданий отремонтированы, улицы и парки благоустроены, но, к сожалению, в этой огромной работе было мало творчества и настоящего профессионализма. Было видно, что вся работа по благоустройству и реконструкции была сделана «одной рукой». Я думаю, что здесь творческой инициативы было мало, почти совсем не было. Вы знаете, когда весь город благоустраивают за один месяц, тот город, которому несколько сот лет,  это, конечно, не очень правильно. И если десять человек решает, как его благоустроить, а не тысяча десять  это тоже не очень хорошо.

                                                                                  

Мы имеем дело с городами, спланированными совершенно в другой период, построенными другими людьми, под влияниями других идей и другой идеологии.

Нужная: Этот вопрос про город, про общественные пространства в нём зреет постепенно. Может быть, были какие-то открытые тендеры на проектирование, например?

Барбарин: Последнее публичное интересное обсуждение я видел 30 лет назад. Не внутрипрофессиональное, а публичное. Были просто профессиональные беседы на кухне, скажем так. А разговоры на кухне происходят  в кругу тех людей, которые друг друга понимают. Наверное, так сложилось, что публичные обсуждения не приняты. А ведь, когда есть нормальное общественное отношение, тогда и профессиональное тоже становится более адекватным. Если нет основ (или почти нет), нет традиций и преемственности, то это очень длинный и тернистый путь, и очень хорошо, что этот разговор возник. Конечно, диалог между профессионалами очень важен, но его нужно начать и потом поддерживать. А результаты они будут, но не сразу.

 

Об отношении к традициям

Нужная: Как раз сейчас начинается это движение «снизу». Два года назад стал активно использоваться такой термин, как public space. Вопрос про общественное пространство зрел-зрел, и вот про него начали говорить очень громко, он появился во всех СМИ. Этим надо заниматься: общаться с людьми, говорить, что нужен проект, нужен профессионал, который делает город. Ведь самое важное, что может быть в городе для обычного человека — городского жителя или туриста — это то, что между зданиями. Улицы, тротуары, парки, дворы — это лицо города. Вы говорите, что нет основ, а что Вы подразумеваете под этим? Какие основы могут быть? И как их создавать?

Барбарин: Основы — это традиции. Идеальная ситуация для города, когда ведущие здесь — люди творческих профессий, которые понимают значение и ценность традиций и стараются в своем творчестве следовать им. В этом плане какая-то отчетливая профессиональная позиция в городе отсутствует.  

                     

                                     Скамейка «Звезда», студия RedKod

Сюзева: Вопрос про потенциал общественных пространств в Воронеже: где Вы его видите? И вообще, если переосмыслить то городское тело, которое нам досталось от Советского Союза, что с этим можно сделать? И нужно ли с ним что-то делать?

Барбарин: То, что нам досталось, нам досталось от предыдущих поколений. В этом нужно продолжать просто правильно участвовать. Например, слишком экстравагантные идеи, какими бы они не были внешне привлекательными, могут окончательно загубить то, чем мы пока ещё обладаем, и не принести никакого ожидаемого результата. Должно быть и общественное отношение, и профессиональное. Разделить не получится. Я думаю, что весь город  это одно большое общественное пространство.

 

Идеальная ситуация для города, когда ведущие здесь — люди творческих профессий, которые понимают значение и ценность традиций и стараются в своем творчестве следовать им.

Советское уличное искусство

Нужная: Мы начинаем работать с жилыми дворами микрорайонов и тоже столкнулись с рядом проблем: стало ясно, что людей надо воспитывать и общаться с ними. В микрорайонах сформировалась достаточно слаженная социальная система, но она не работает так, как нужно. Не работает система сбора мнений, но если начать включаться, рассказывать людям о том, как надо, что хорошо, а что плохо, то они начинают как-то в этом участвовать. Не слышали ли Вы о подобных историях в Воронеже?

Барбарин: Наш старый драматический театр, которому за 100 лет  это одно из зданий, которое формирует двор многоквартирного дома, в котором я живу и, конечно, у него есть яркая архитектурная и культурная история. Но сам двор в ужасном состоянии. Вспоминаю, лет 30 назад у нас на архитектуре учились два студента, два товарища, которые настолько хотели как-то проявить себя в творчестве, что сами пришли в наш двор и что-то нарисовали на стенах. Это была некая геометрическая композиция. Для того времени картинки были не очень понятными, но, когда это было сделано, это вызвало очень теплое отношение у тех, кто живёт в этом дворе. И двор получил своё лицо. Прошло 30 лет, а маленький кусочек ещё остался на стене. Это то, что случилось 30 лет назад и сохранилось. И за 30 лет не произошло больше ничего хорошего в этом дворе. Понимаете, какая история?

ул. Карла Маркса, 1

Об инициативе

Нужная: В Москве есть река, и с рекой связано много различных проектов и идей. Архитекторы предлагают идеи, и это, обычно, некоммерческие проекты. Денег за них никто не платит, они просто в контексте того, что это интересно людям. Воронеж тоже идет вдоль реки. То есть там, наверняка, есть какие-то рекреационные пространства? Были ли какие-то некоммерческие проекты?

Барбарин: Все говорят об ответственном отношении к развитию этих мест и постоянно думают, что бы там эдакое сделать, но ничего не делают. Поэтому это одно из самых неухоженных мест в городе. А места просто золотые. Недаром правый берег занесён в охранную книгу именно из-за его выдающихся ландшафтных характеристик. 

О студентах

Нужная: Расскажите про Ваш опыт преподавания, про архитектурный университет и про студентов, как они меняются, что им нужно? Что для Вас главное в вашей программе?

Барбарин: Сегодня стало больше доступной информации, стало интереснее работать, потому что люди сейчас больше смотрят и больше знают, и когда видят, что жизнь вокруг устроена очень разнообразно, начинают к этому стремиться. Стараемся успевать. И получаются хорошие результаты. Здесь интересно работать, потому что, когда постоянно общаешься с молодыми людьми  это помогает тоже на месте не стоять, по крайней мере, в своих взглядах. Даже внешне кажущаяся юношеская наивность является зачастую здоровым отношением к вещам, от которых мы потихоньку начинаем отвыкать. Я с удовольствием хожу в институт.

Даже внешне кажущаяся юношеская наивность является зачастую здоровым отношением к вещам, от которых мы потихоньку начинаем отвыкать.

У государственного вуза есть программа, которая служит образовательной основой, мы по ней работаем. Но другое дело, что, когда дверь аудитории закрывается за преподавателем, каждый может привнести свой собственный опыт, свои знания и своё отношение к профессиональным задачам. И особенно важно, воспитывать гражданскую позицию, потому что профессиональным делам можно не сегодня, но завтра научиться, а вот профессиональная этика, гражданская этика, гражданская позиция как специалиста должна воспитываться прямо с первого курса.

 

О главной составляющей в работе архитектора

Нужная: Абсолютно согласны про позицию. На Ваш взгляд, какой она должна быть? Что важно?

Барбарин: Сегодня, как никогда, важны сохранение и правильное отношение к вещам, которые были созданы до нас и среди которых мы живём сейчас. Потому что это традиция, это история, и наивно думать, что мы сегодня родились и должны как-то перевернуть мир. Именно из-за такого подхода творчество часто бывает безнравственным. И в Москве это видно, и в Воронеже так же, как и в любом другом городе. Иногда из-за творчества «под козырек», мы безвозвратно теряем то, что могли бы не терять. И как ни странно, именно специалисты часто виноваты в этом. Поэтому гражданская позиция здесь очень важна — профессиональная совесть, я бы так это назвал.

 

Фотографии: Яна Ивлева

Теги: Стрелка

Поделиться: