Город

Когда Воронеж станет удобным и красивым городом?

3050
Автор:
ВОВА БАХТИНОВ
21 января 2013 07:00
6+
Когда Воронеж станет удобным и красивым городом?
Как местные жители становятся градостроителями, а архитекторы — урбанистами.

Я начинаю вести здесь свою колонку, где каждый раз буду рассматривать городские темы, которые были интересны мне всегда и о которых нужно говорить. Здесь я буду критиковать власти, хвалить недодеятелей и пожимать руки психам. Всё это странно, но важно. Важно мне, и я рассчитываю, что моя сторона правильная и что она затронет большинство из вас.

На сегодняшней стадии развития градостроительства мы начали думать о будущем города и обращать внимание не на власть, а на активистов, которые пытаются уже сейчас что-то менять. У жителей появилась традиция наблюдать и представлять город, который будут строить и менять урбанисты. Сейчас эта область знаний стала актуальна и востребована в стране. В воронежских университетах такой профессии пока что нет, поэтому нужно разобраться, кто должен разгрести всю постсоветскую кучу и не допустить подобного в будущем. Вообще стоит понять, в том ли мы временном промежутке, когда нужно начать кардинально действовать, и есть ли у нас на всё это ресурсы?

Сталин любил показать своё величие, поэтому в стране разрешён был исключительно ампир.

Первое, с чего стоит начать, это посмотреть в историю. В советскую эпоху были другие планы на развитие общества и городов в целом. Что у нас было с архитектурой при Сталине и Хрущёве? Сталин любил показать своё величие, поэтому в стране разрешён был исключительно ампир. А когда пришел Никита — вообще запретил «украшательство». Строили только холодные дома-коробки из кусков бетона. И на этом выросла целая эпоха. До 90-х годов в стране не было архитектуры и никто не думал об урбанистике.

В то время Европа развивалась по совершенно другому пути. Там не было тоталитаризма, не нужно было делать исключительно заказы Сталина: города не строились под гнётом одного диктатора. У европейцев были возможности расти и развиваться, поощрялись инициативы. Именно на почве этого и появилась школа Баухаус в Германии.

У нас, конечно, был свой ВХУТЕМАС: он объединял всех творческих авангардистов. Но всё быстро прикрыли, потому что Сталин был единственным заказчиком, и делать что-то другое было нельзя. У наших архитекторов работа появилась только после 90-х.

Но среди всего этого есть хорошие примеры: парк Алые паруса, который несколько лет был помойкой, а теперь стал первым городским парком будущего.

Сейчас в Воронеже есть хорошие архитекторы, но они не могут себя реализовать, потому что всё упирается в финансирование. Сегодняшние заказчики — это люди, которые ни в искусстве, ни в культуре, к сожалению, ничего не понимают. Архитекторы предлагают строить и парковки, и детские площадки, и парки возле новых домов, и подъездные дороги, но есть заказчики, и им нужно экономить на этих излишествах. И архитектор либо переделывает, либо заказчик идёт к другому. Ну и так далее. И все это понимают.

За последние 10 лет в городе построили достаточно зданий-коробок, отделанных алюкобондом. А весь исторический центр города в уродующих рекламных вывесках на первых этажах.

Но среди всего этого есть хорошие примеры: парк Алые паруса, который несколько лет был помойкой, а теперь стал первым городским парком будущего; современное офисное здание возле памятника Платонову, о котором так долго все говорили. Это отличные работы местных и не местных архитекторов и ещё одно доказательство того, что время пришло. Мы это понимаем, мы это делаем.

Чтобы исторический центр был историческим, парк — парком, бизнес — бизнесом, а промышленность — промышленностью, нужно функциональное зонирование. В городе должны быть отдельные районы для работы, для дома, для развлечений.

Но чтобы быстрее всё исправить, начать нужно с властей. Запретить хаотичную застройку и разобраться со СРО, после вступления в которое предполагается, что у застройщиков с государством взаимодоверие. Поэтому бизнесмены начинают строить, как хотят и на что хватит денег. А чтобы исторический центр был историческим, парк — парком, бизнес — бизнесом, а промышленность — промышленностью, нужно функциональное зонирование. В городе должны быть отдельные районы для работы, для дома, для развлечений. С этого начинается весь город. Не должно быть каши. Как вариант решения проблемы, мы можем использовать лондонскую модель и перекрыть весь центр, перенести за город всю деловую часть. Сейчас под Воронежем уже функционирует «Масловский», и там же, возможно, будет деловой центр. Тем самым мы ещё и решаем транспортную проблему. Мы уже построили окружную дорогу. В любом городе многое начинается с транспортных сетей. Например, когда Москва стоит в пробках, она теряет деньги! В Воронеже всё так же.

Сегодня мы начинаем прощаться с постсоветской эпохой и уже видим, что происходит за границей, используем чужой опыт, знаем, что нужно делать. Мы становимся немного смелее в своих решениях и готовы драться с заказчиками за проекты, которые считаем правильными, красивыми и функциональными.

Решать всё нужно волевыми решениями, и им есть откуда взяться. И хорошо, что появляются тенденции. Например, что сделали с остановками? Просто взяли и за раз разобрались со всеми чебуречными, которыми они были облеплены. Расчистили ведь, сделали нормально. Начали их переносить в правильные места: у Детского мира остановку перенесли подальше от перекрёстка, что давно нужно было сделать и у Памятника славы.

Мы сами платим деньги управляющим компаниям, обслуживающим наши дома, и сейчас можем действовать, как европейцы, которые собираются микрорайонами и обсуждают, как должен выглядеть их двор, дорога, парк. Совместно принятые решения выполняются. Это малое, с чего может начать каждый из нас.

В итоге урбанистами в городе становятся наши молодые архитекторы и мы сами. Несмотря на все камни преткновений, мы единственные, кто нужен нашему городу, потому что именно мы воспитаем новое поколение, которое примет кардинальное решение. А сегодняшнюю узколобость и закрытость властей мы постепенно подточим креативным классом. Процесс начался.

Поделиться: