Гиды

Мы не за Кремль и не за оппозицию. Почему правозащитники не политики

Мы не за Кремль и не за оппозицию. Почему правозащитники не политики
Что воронежские правозащитники думают о тотальных проверках некоммерческих организаций, которые сейчас проходят по всей России и об ухудшение имиджа правозащитников в массовом сознании

В начале марта в России началяись массовые прокурорские проверки некоммерческих организаций. Приходят без предупреждения и зачастую, помимо МВД, ФСБ, налоговой инспекции, противопожарной службы проеряющие приводят съемочную группу НТВ.

Правозащитники связывают проверки с законом об «иностранных агентах», который был принят еще летом, но до сих пор так и не начал работать. Согласно этому закону, в качестве «иностранных агентов» должны быть зарегистрированы все НКО, которые занимаются политической деятельностью и при этом финансируются из-за рубежа. Однако Минюст несколько раз отказывался регистрировать организации в качестве «иностранных агентов», ссылаясь на неясность термина «политическая деятельность».

В Воронеже пока обошлось без проверок, но правозащитники очень обеспокоины ситуацией и на разных площадках ведутся дискусии об ухудшения имиджа правозащитников в обществе.

Фото: Коллаж PublicPost/Коммерсант/Павел Лисицын/РИА «Новости»

Наталья Звягина

Правозащитник из Дома прав человека Наталья Звягина: «Мы сейчас живем в двойной реальности. С одной стороны, продолжаем обсуждать развитие демократических институтов, принятие новых законопроектов. С другой стороны, мы имеем ситуацию, когда каждый день начинается с того, что в какой-то очередной правозащитной организации проходят обыски, проверки и т.д.  Проверяют проводку, наличие санитарных книжек у сотрудников, два ли раза в месяц им платят зарплату, когда большинство людей работают на волонтерской основе. Мы не должны закрывать глаза на эту ситуацию тотальных проверок, бессмысленных, совершенно ничем не мотивированных».

 

Андрей Юров

Правозащитник мирового уровня из Воронежа, член Совета при Президенте Андрей Юров: «В массовом сознании сейчас закрепились очень важная смычка «правозащитники/политика – оппозиция», что неправда. Тут очень важна работа по принципиальному разграничению прав человека и политики. Нужно понимать, мы не за Кремль и не за оппозицию. Мы будем защищать самые разные слои населения, в независимости от их партийности, от их взглядов, даже если нам эти взгляды не нравятся. Если мы правозащитники, мы должны защищать права человека для всех. Но, к сожалению, сейчас происходит смешение и правозащитников постоянно пытаются представить, как часть какой-то политической силы. 

В рамках Совета при Президенте мы будем отельно ставить вопрос о защите правозащитников. И не потому, что им нужны какие-то особые права или льготы, но как минимум необходимо сделать так, чтобы они могли работать, а не заниматься отбитием непрерывных проверок».

Действительно, несмотря на то, что визуально правозащитная деятельность иногда может напоминать политику, например, когда правозащитники выходят на митинг и выступают с требованиями или критикуют власть, но эти две сферы принципиально отличаются друг от друга и прежде всего в целях.

Так, цель правозащитников и гражданских активистов – решать общественные проблемы, защищать права людей. Андрей Юров на своих семинарах по правам человека очень часто сравнивает правозащитников с щитом, говорит, что они выступают посредниками-модераторами между человеком и властью. Ведь их задача НЕ дискредитировать и НЕ захватить власть, а защитить интересы народа и более того, для защиты этих интересов им необходимо с властью вступить в диалог, начать с ней сотрудничать, и именно в результате такого взаимодействия – добиться изменений.

Цель же политической оппозиции – подчеркнуть негативные стороны существующей власти и - стать новой властью, по большому счету - стать новыми нарушителями прав человека, потому что не существует власти, которая никогда бы не нарушала права человека.

То есть политика - это - борьба за власть, участие в выборах. Правозащитники за власть не борются, причем принципиально, они сделали свой выбор: быть всегда между властью и человеком.

И в этом случае, формулировка «иностранный агент» кажется странной и сложно применимой к правозащитникам, так как агентом выступает некий политический актор, представляющий чужие интересы. И если «иностранные агенты» в нашей стране и существуют, то они должны иметь доступ к власти, сидеть в Государственной Думе или хотя бы состоять в политической партии. Но, несмотря на это, именно среди правозащитников с помощью тотальных прокурорских проверок сейчас ищут «иностраных агентов».

Olya Bazu
26 марта, 00:25

Поделиться: