Новости

Художник Илья Долгов переосмыслил природу и теперь выпускает «Лесную газету»

3087
Автор:
Ксения Камынина
22 апреля 2014 15:30
6+
Художник Илья Долгов переосмыслил природу и теперь выпускает «Лесную газету»
Почему наши взгляды устарели и как смотреть на природу по-новому.

«Лесная газета» — это не СМИ эко-активистов и не школьное издание с редколлегией. Это проект воронежского художника Ильи Долгова о природе и новый взгляд на неё. Газета выходит в интернете примерно каждые полтора месяца. Первые три выпуска — «Заросли и рябь», «Разрезы» и «Осколки» можно прочитать на странице проекта.

Мы поговорили с создателем «Лесной газеты» о новой оптике на природу, антинаучном знании и провокационных домашних заданиях для читателей.



Илья Долгов

Художник, создатель «Лесной газеты»


— У Бианки тоже была «Лесная газета», но он был писателем. Зачем художнику своя газета?

В какой-то момент подумал, что мне надоели групповые выставки. Это такая рутина, ни к чему не приводящая, не обязывающая. Художникам нужны серьёзные персональные проекты. Но свою выставку чаще, чем раз в год не сделаешь, физически невозможно столько произвести. Поэтому захотелось сделать долгоиграющий проект, который мог бы держать меня в тонусе. В голову пришёл формат именно интернет газеты. Он сильно ограничивает, предполагает особую внутреннюю логику и задает условия. А в «Лесной газете» я ставлю очень широкий вопрос о том, что такое природа. Если сделать такое на выставке, то получится что-то расплывчатое, беспомощное. А если широкий вопрос задаёшь в узком формате, то может что-то получиться.

Это исследовательский проект, но именно в художественном пространстве. То, что можно понять при помощи текста, изображения, звука или видео в достаточно наивном ключе. Как если ты приземлился на незнакомой планете, первый раз всё видишь, пытаешься осмыслить, дать названия, придумать отношения между разными частями. Это такая экспедиция.


— И к научному знанию проект не имеет никакого отношения?

Более того, это антинаучное знание. Есть большой вопрос: что сейчас можно знать о мире? Существует огромное количество дисциплин, большой объём информации, различные методы познания. Образование становится всё более специализированным. Мой проект — это некий бунт против этого, против сложившихся систем понимания. Своеобразный додисциплинарный проект на уровне позднего средневековья, когда художник был одновременно алхимиком, ботаником, поэтом и придворным затейником. Газета — это смесь дисциплин, ни в одной из которых я не являюсь настоящим специалистом. Это проект в пику в том числе и современной науке, очень технологизированной и бюрократизированной. Science art — это искусство, которое взаимодействует с наукой. Такому типу я подсознательно противостою, мне кажется, это какой-то тупиковый момент. В науке и так всё прекрасно.

— А в искусстве?

В искусстве и в философии сейчас есть общий тренд — заново разобраться с природой, понять, чем она является для человека. До сих пор природа воспринимается, как то, что нужно спасать, чем нужно вдохновляться и наслаждаться. Это смыслы 19 и 20 века, я хочу посмотреть заново.

Мне стало интересно, что в природе в принципе нет никакого смысла. Не за что зацепиться. Это как ковыль на ветру или прибой океана — нет никаких точек для человеческого. Невозможно это осмыслить, с этим невозможно взаимодействовать, нельзя поговорить.  Сделать что-то, что обычно делают люди, чтобы мир стал уютным, своим, обжитым. «Лесная газета» — это попытка зацепиться за какие-то трещинки.

— Но у тебя не только природа. Есть много человеческого.

Это неизбежно. Я как наблюдатель, опираюсь на собственный опыт. Я смотрю на природу, пытаюсь её осмыслить, но делаю это с позиции человека. Здесь вопрос о границах познания. Можем ли мы что-то узнать за пределами себя и человеческого мира? Природа здесь была всегда твёрдым орешком, начиная от мифологии и античности. Через астрологию и алхимию к науке, к теории систем — это были попытки схватить мир за словами, за чувствами, эмоциями. Есть такой социолог Никлас Луман. Он говорил о том, что системы в обществе оперируют смыслами как топливом. Камень, гора, дерево не используют смыслы, они существуют в другом измерении за тонкой, но непроницаемой мембраной. Чтобы всерьез попасть на другую сторону, надо перестать быть человеком. Можно жить как камень, но тогда ты теряешь дар речи, а значит не можешь зафиксировать свой опыт. Поэтому очевидно, что моя газета на человеческой стороне.

— Если бы она была на другой, она вряд ли была бы доступна простому обывателю. А сейчас она понятна каждому читателю.

Да, я получаю обратную связь, и это совершенно разные люди. Как художественное сообщество и те, кто интересуется искусством, так и люди, далекие от всего этого. И реагируют они непредсказуемо. Для меня это новый опыт. Когда делаешь выставку, попадаешь в ситуацию, где примерно все знают, как это понимать. Формат интернет газеты выходит в более широком поле и охватывает совсем разных людей.

— Ты думаешь о читателях, когда пишешь материалы?

Я пытаюсь представить, как это может быть воспринято. И намеренно ухожу от однозначности, потому что это не продуктивно. Хочется, чтобы ту противоречивость, которая есть в «Лесной газете», читатели переносили на свой повседневный опыт. Чтобы они посмотрели на ёлки в парке с вопросом. Я хочу сформировать несколько новую оптику на природу. Есть устоявшиеся слова — пейзаж, красота, бедная кошечка и другие. Через них люди понимают для себя природу. Нужно встряхнуть всё, чтобы оно, как кубики, упало немного по-новому. Это задача для читателя.

— Для этого ты сделал раздел «Домашнее задание», как у Бианки?

Это то, что непосредственно задевает читателя. Ты можешь их не делать, но они касаются тебя. Это такая провокация, которая требует нового отношения, нового поступка. Домашние задания раскачивают людей, могут даже злить их. Это хороший способ втащить читателя во всё остальное, что происходит в газете.

— Как долго ты планируешь выпускать «Лесную газету»?

Думаю, примерно в течение года. Изначально было очень авантюрно ставить вопрос о том, что такое природа, пытаться на него ответить в формате газеты. В какой-то момент тема исчерпает себя, у меня есть понимание рамок. Но это эксперимент и авантюра, и привлекательна она именно тем, что ты не знаешь, как и когда это всё закончится.

Поделиться: