Город

Без барьеров: Поймут ли иностранцев в Воронеже

Без барьеров: Поймут ли иностранцев в Воронеже
Готовы ли воронежцы общаться с иностранными туристами?

Редакция журнала «Слова» решила выяснить, насколько готовы воронежцы к иностранцам, не знающим русского языка. Для этого студентки из Венгрии Петра Путноки и Эникё Баголи пообщались с горожанами на английском и попытались найти основные достопримечательности Воронежа. С разрешения журнала «Слова» мы публикуем часть текста, продолжение статьи читайте в апрельском номере.

 

 

Краеведческий музей

На площади Ленина студентки увидели сотрудников ГИБДД и решили, что логично спросить дорогу у них.

Услышав иностранную речь, один из стражей порядка предостерегающе поднял руки и без лишних слов проводил Петру и Эникё к автомобилю, где сидел его товарищ. Но увы — тот был занят телефонным разговором и не пожелал его прерывать. Девушки опять принялись атаковать первого полицейского.

— Ты у них переводчик? — в отчаянии обратился он к нашему фотографу, но тот абсолютно честно ответил: «No».

Когда в потоке иностранной речи всплыло слово, похожее на «музей», полицейский вновь обрел уверенность.

— А, музей! Перейдете вон там дорогу и пойдете все прямо и прямо по этой улице — сказал он, указывая в сторону музея имени Крамского.

— Крае-вед-чески? — уточнили иностранки.

— Да, да!

Петра и Эникё решили спросить еще — на этот раз у пожилой женщины, проходившей мимо театра оперы и балета. Она указала другое направление – правильное, к краеведческому музею, даже достала блокнот и нарисовала схему.

Недоумевающие иностранки обратились с тем же вопросом к молодой женщине, которая сказала, что сейчас придет ее муж и он, наверное, сможет помочь. Муж, как и полицейский, указал путь к музею Крамского:

— Пройдете вот этот лонг хаус, потом повернете ту райт, дальше прямо, и там будет музей!

Щебечущие и размахивающие руками иностранки привлекли внимание мужчины в рабочей одежде и с печатью многодневных философских исканий на лице:

— А чего вы ищете? Музей, что ли? Это туда, налево. Давайте я вам нарисую. Сами-то откуда? Будапешт? Венгры? Знаю… Ну вот, увидите красное здание, пушки, и там будет написано: музей Крамского. Как не Крамского, вы что, мне не верите?!

Уже в ста метрах от цели Эникё и Петра в последний раз спросили у прохожих, где краеведческий музей.

— Сейчас посмотрим — ободряюще улыбнулась одна из них и достала смартфон.

Найти по карте в интернете музей не удалось, девушка сделала звонок другу:

— Напротив «Детского мира»? Где пушки? Да мы же только что мимо него прошли! Девочки, это в двух шагах — здание и рядом с ним пушки.

— Пушки? — переспросила Эникё.

— Да, пушки, пушки!

К сожалению, краеведческий музей оказался закрыт – по понедельникам и вторникам там выходной. Но надпись об этом на вывеске была только на русском языке, непонятном для наших иностранок.

 

Найти памятник Высоцкому

Стоило только иностранкам произнести «Высоцкий», любой из прохожих тут же указывал верное направление. Лишь одна женщина с тяжелыми сумками в руках при первых же обращенных к ней словах сурово перебила: «Мне некогда, девочки, я с работы иду».

У памятника хорошо одетый молодой человек на беглом английском рассказал Эникё и Петре о Высоцком в нескольких фразах: он поэт, он писал песни, он умер.

Женщина, похожая на преподавателя, с удовольствием выслушала девушек, хотя и сказала, что английский знает плохо. Перемежая английские и русские слова, она вполне успешно объяснила иностранкам, что Высоцкий — поэт, бунтарь, он был «против государства», и у него была «лав стори» с женой-француженкой.

— Памятник состоит из метафор: руки поэта напряжены, из гитары вырывается пламя, — файер, видите?

— Спасибо! — поблагодарили студентки за объяснения.

— Вам спасибо!

Текст: Галина Саубанова
Фото: Алексей Ликутов
Куратор проекта: Мила Ремизова 

Дмитрий Волгин
11 апреля, 10:12
Теги:

Поделиться: