Гиды

На полном энтузиазме: почему инженеры, медики и предприниматели спешат на репетиции в непрофессиональные театры

На полном энтузиазме: почему инженеры, медики и предприниматели спешат на репетиции в непрофессиональные театры
Интервью с актерами непрофессиональных театров.

Редакция журнала «Слова» спросила обычных горожан — предпринимателя, медика, инженера — как они попали в непрофессиональный театр и как совмещают его с основной работой. С разрешения журнала «Слова» мы публикуем часть текста, продолжение читайте в майском номере.


Никита Дмитриенко

актер театра “Кот”

Еще в школе, классе в седьмом, я загорелся стать актером кино. Театр тогда совершенно меня не трогал. Я этой идеей долго горел, но родители были против, и со временем она потухла. Поступил в медицинский, абсолютно неожиданно для себя.  Попал в новое окружение, с новым отношением к жизни, в хороший коллектив. Студенчество многим дало такой эффект. Курсу к третьему, правда, все начало приедаться, я уже был на прямой дороге к отчислению, и в этот момент случайно встретил паренька на улице - он мне дал флаер театра “Кот”, тогда он только начинал свою работу. Я и подумал: “А почему бы и нет?” Не строил каких-то планов, скорее из любопытства пошел и втянулся. Сейчас в основном театром и занимаюсь.

От профессиональных коллективов мы отличаемся подходом. Если, например, в театре Миронова актеры по четырнадцать часов в день проводят на репетициях, то у нас часов шесть - это самая большая загрузка. При этом занимаемся не систематически. У нас нет специального образования, мы все доходили каким-то своим пониманием, как что надо делать, у нас каждый актер сам идет к своему развитию. У нас не было педагогов, как в театральных институтах, которые какие-то догмы давали. Это дает и свободу, возможность экспериментировать. Если ты себя уверенно чувствуешь, читаешь пьесу и понимаешь, что этого персонажа ты хочешь сделать вот так, и это будет здорово, почему не сделать? У нас нет железного видения режиссера, которому нужно безукоризненно следовать. И это хорошо, с актерами должен быть диалог, потому что это общее дело, и каждый должен искать.

Сейчас мы идем к созданию репертуара — прибавилось пьес, мы начали получать деньги за спектакли, ездим на гастроли, фестивали молодежных театров. Зрителей стало больше.  У нас сформировалась своя публика, и она хвалит, отзывается положительно. Это приятно, но я свой уровень не оцениваю как высокий. Иногда даже плохо, что мало критикуют - возникает проблема развития. От хвалебных отзывов есть соблазн загордиться, а это для творческого человека - не просто помеха, а начало конца. Это чувство в себе нужно сразу пресекать.


Анна Черникова

актриса творческого центра “Театр Неформат”

Прошлой зимой в “Неформате” был новый набор - Антон Тимофеев решил открыть танцевальный класс. Мне стало интересно попробовать, так как я давно танцую. При этом с Антоном я уже была знакома как с учителем актерского мастерства - он помогал делать постановку в театре танца, где я раньше занималась. Мне понравилось, как он преподает, как ставит задачу перед учениками. Это давало хороший шанс на развитие, реализацию каких-то своих навыков. Кроме того, я никогда раньше не участвовала в кастинге, и решила, что это для меня новое испытание, которое нужно пройти. И на этом испытания не закончились - они продолжаются и сейчас, ведь театром я занимаюсь не так давно, и многому приходится учиться. Мне еще во время занятий танцами захотелось приблизиться к театру. Понравились сама идея, как танец оформляется в спектакль, общение с залом. И сейчас я ощущаю, что получила больше, чем ожидала.

В этом театре особая атмосфера, которую все участники с самого начала создавали - каждый приходил, вкладывался, все это постепенно обрастало, и сейчас это сформировавшийся общий дух, который уже никуда не денется, какие бы люди туда ни приходили. Конечно, это много сил отбирает. Часто репетировать в ночь получается, чтобы все могли собраться с разных своих работ. Но есть зрительская отдача, которая все восполняет, есть общение с чудесными людьми, с актерами, режиссером, открытия, которые для себя делаешь в этом взаимодействии. Ради всего этого снова и снова хочется выходить на сцену.


Алексей Ефременко

актер театра-студии “Синяя лошадь”

Еще в школе я увлекся сценой - участвовал в постановках, потом в колледже выступал ведущим. Когда приехал в Воронеж поступать в вуз, решил поискать театральные студии, где можно было бы позаниматься актерским мастерством. Было интересно увидеть театр изнутри, узнать, как все устроено. Мне попался пост в соцсети: набиралась новая труппа непрофессиональных актеров в “Синюю лошадь”. Я прошел прослушивание.

Театр сильно на меня влияет, меняет меня глобально — думаю, в лучшую сторону. Умение держаться уверенно и открыто на сцене, перед публикой помогает и в повседневной жизни. Например, высказать свою точку зрения, кому-нибудь возразить уже не так страшно. Мне нравятся эти изменения, и я получаю удовольствие от всего процесса. Те эмоции, когда выходишь на сцену и оказываешься в центре внимания, когда на тебя смотрит большое количество людей — все это очень здорово.

Для нас театр — это не работа. Наш день не начинается с репетиции, репертуар в разы меньше, чем в классических театрах, мы не получаем зарплату. Но тем не менее, для нас это деятельность, в которую мы много вкладываем. Наш театр держится на полном энтузиазме всех участников, и актеров, и режиссеров, потому что у нас есть желание в этом жить. Люди после основной работы приходят, чтобы заниматься театром. Благодаря этому желанию создается определенная атмосфера, дружественная, где все решения принимаются совместно. У нас нет  иерархии как таковой, и с режиссером мы общаемся очень просто, можем что-то предложить, выразить свое видение спектакля. 


 

Полина Багина

актриса “Театра равных”

Я попала в “Театр равных”, когда училась на третьем курсе физфака, где на  студенческих веснах занималась миниатюрами, театральными зарисовками.  Искала тренинги по сценической речи, мимике, пластике, когда набралась опыта сама, стала заниматься с первокурсниками. На нашем факультет к этому очень серьезно относились. Я осознанно выбрала профессию, обожаю свое образование и все пять лет, проведенные за учебой. Но когда я попала в актив, это заняло все пространство моей жизни. На пятом курсе я писала диплом и параллельно весну. Я фанат науки. Но я люблю и театр. И со временем хобби перешло во вторую работу, конкретно — в “Театр равных”.

Не круто — выезжать за счет самой идеи театра, об этом открыто говорят наши преподаватели. Уже не тот уровень. Когда мы только собрались, не понимали еще, в какую авантюру ввязались, пошли за наставниками, не было нормального текста, что-то там склеили, вышли - и было здорово, потому что мы - “Театр равных”, у нас всякие ребята, люди с ограниченными способностями адаптируются. Теперь этим уже никого не удивить. Да, мы показали, что колясочник может играть на сцене, но в общем-то это было и так понятно. Нетолерантность - в том, чтобы предполагать, что он этого не сможет сделать. И цель какая? Чтобы шли на “Театр равных” не из-за толерантности, а на спектакли, которые сделаны не хуже, чем в любом другом театре, а просто иначе.

Ко мне приятели подходили и спрашивали: “А что, у вас эта девочка первый раз на сцену выходила? Она как-то плоховато ориентировалась, не знала, куда идти”. А она просто незрячая. И суть в том, что для всех ставятся одинаковые задачи, и все одинаково получают за забытый текст. Понятно, что всем нам действительно до профессионального уровня далеко. Но мы и не претендуем на статус академического театра. Мы не актеры такого уровня. Но вызывать интерес не форматом, а тем, что делает труппа,  и делать это хорошо - вот это круто. Стирать границы между актерами внутри театра и между театром и зрителем, доказывать, что любой человек может - это цель.

ТЕКСТ: МИЛИТА ГЕРБЕРСАГЕН

ФОТО: АИДА МИРЗАЕВА

Поделиться: