Дети

«Современный мир принадлежит детям». Кто обучает юных программистов в Воронеже?

«Современный мир принадлежит детям». Кто обучает юных программистов в Воронеже?
О важности ранней профориентации, «цифротворчестве» и новой модели обучения — в интервью с руководителем Школы программирования для детей KIBERone в Воронеже Александром Кунаковским.

В конце мая в Воронеже начал работу филиал международной школы программирования KIBERone, в которой дети в возрасте от 6 до 14 лет учатся разрабатывать игры, конструировать сайты и монтировать видеоблоги. О том, как устроено преподавание в школе и почему дети — главные в современном цифровом мире, мы поговорили с руководителем KIBERone в Воронеже Александром Кунаковским.

Рисунок ученика школы KIBERone.

— Зачем ребенку учиться программированию?

— Программирование — это важнейший навык сегодня. Без него уже никуда в современном цифровом мире. И важно понимать, что этот мир уже не наш с вами, а именно этих детей. Я не раз замечал, что там, где мне нужно немного подумать и покрутить в голове, у них получается интуитивно. Годовалые дети берут в руки гаджет и сразу понимают, что с ним надо делать: сами разблокируют смартфон родителей, включают ролики на YouTube. Как они это делают, я не понимаю.

Одна из главных идей нашей школы программирования (и в принципе всех аналогичных проектов) — показать детям цифровой мир, в котором они живут. И объяснить, что они там могут быть не только объектами (пользователями и потребителями), но и субъектами, которые с помощью как раз программирования могут реализовывать свои желания и фантазии. Ты видел тот же самый Minecraft с этой стороны, а сейчас можешь посмотреть на него изнутри уже совершенно другими глазами и понять, как это работает. Это ранняя профориентация. Очень важная штука.

 

— Не слишком ли ранняя?

— В школе я не стал дальше развиваться в области программирования, хотя мне это очень легко давалось, потому что не понимал, зачем мне это. Чтобы что? Что из этого может получиться? Нам этого не рассказывали.

А такие школы, как наша, позволяют детям очень быстро определиться, насколько у них это получается. Насколько ты хочешь дальше в этом разбираться. Если хочешь, то можешь уже с раннего детства начать простраивать себе траекторию образовательную и карьерную. Ребёнок видит и понимает, зачем ему это нужно.

12-14-летние китайские пацаны уже вполне себе нормально пишут кусочки кода для Facebook или Google — для них это уже норма жизни. Будущее уже наступило, но пока ещё не везде. Сейчас это докатится до нас. Видя то, как дети все схватывают, как они справляются, 14-летний программист для Яндекса — не что-то из ряда вон выходящее. Это то, что прямо сейчас, на наших глазах начнёт происходить.

 

— У вас на сайте написано, что дети могут заниматься в школе с шести лет. Как родителям в таком раннем возрасте рассмотреть у ребенка тягу к программированию?

— Лучший способ — это дать попробовать. Не надо решать за ребенка. Не понравится программирование, он, как минимум, будет чуть более осведомлен о цифровом мире и о правилах поведения в нем. Узнает, с кем можно общаться в сети, а с кем нельзя; как создать правильный пароль и почему это важно.

 

— Кстати, о цифровом мире и правилах: часть родителей сегодня старается уберечь детей от этого потока информации в интернете. Вы же, наоборот, предлагаете «нырнуть в него с головой».

— Ключевое слово здесь — «с головой». Запрещать — это всё равно, что бороться против течения реки. Ты можешь бороться, можешь не бороться — река будет течь. Я считаю, что ни в коем случае не надо ни за кого, в том числе за детей, решать, как им жить. Это их жизнь. Ты сделал свои выборы, это привело тебя к той ситуации, в которой ты есть сейчас. Не надо пытаться прожить ещё одну жизнь в ребенке. Это самостоятельный человек и он должен жить своей жизнью.

В нашей школе уделяется достаточное внимание вопросам кибербезопасности и цифровой гигиены. Да, много в интернете есть и хорошего, и очень много плохого. Но запретить невозможно, лучше научить детей правильно себя вести в этом мире, помочь им.

 

 

— Чему еще может научить ребенка программирование? Я имею в виду не конкретные практические навыки, а, скорее, какие-то более глобальные вещи.

— Во-первых, мышлению. В детстве всегда интересно разобраться, как устроен мир, как что работает. И если ребенок с раннего возраста научится понимать причинно-следственные связи, то он будет более бережно и внимательно относиться к этому миру и всем его обитателям. Чего, как мне кажется, нам всем сейчас недостает.

Я скажу одну крамольную мысль: государства потихоньку уходят в сторону, и у человечества есть несколько путей развития. Либо мы попадем в киберпанк, когда миром правят корпорации (что уже прямо сейчас становится заметно), либо построим вот это сообщество мыслящих людей, которые понимают, как любое нажатие на кнопку, например, — отразится на всех задействованных людях. Это тоже очень важная штука.

 

— А еще?

— Вниманию к деталям, потому что мелочи не прощают большому. И здесь,  допустив ошибку в коде, ты возвращаешься и начинаешь его опять просматривать, находить эти баги.

Также развивается такой важный навык, как «поиск решений». Каждую задачу можно решить очень разными способами. Можно максимально простым и коротким, а можно чуть более сложным, но изящным. И здесь как раз начинается то, что мы называем «цифротворчество». Это тоже самореализация. Миру нужны счастливые люди, которые реализуются в том, что им интересно.

 

— Получают удовольствие от работы?

— Это уже не работа. Мир устроен таким образом, что работа — это прошлая парадигма, рожденная в индустриальной логике. А сейчас это именно творчество и самореализация. Десять лет назад все начали искать work-life balance. Нет этого баланса! Это неотъемлемая часть твоей жизни. Когда ты занимаешься тем, что тебе нравится, ты становишься цельным.

 

— Вернемся к школе. Как появилась KIBERone?

— Это международный образовательный проект, который запустили в Екатеринбурге около двух лет назад. Сегодня его филиалы работают уже не только во многих городах России, но и в ближнем зарубежье, Европе и даже Штатах. В Воронеже детская школа программирования KIBERone открылась в конце мая этого года.

 

— Почему вы решили заняться именно этим проектом?

— Мне давно была интересна тема современного образования: я сам когда-то окончил педагогический вуз и успел немного поработать в школе учителем экономики. С тех пор у меня из головы никак не пропадала эта мысль, что надо каким-то образом реализоваться в профессии. Мне нравится делиться с людьми новым. Наблюдая за подобными образовательными проектами, я нашёл способ вернуться в профессию.

 

— Кто у вас преподает?

— Это выпускники и студенты старших курсов профильных специальностей. У них не такая большая разница с детьми, что, на мой взгляд, является плюсом. Когда приходишь в школу и видишь условную «Марию Ивановну», у тебя уже срабатывают в голове определённые паттерны. А здесь все ребята молодые, веселые.

Я стараюсь собрать команду людей, для которых это будет не просто работа, а именно общее дело, которым мы все вместе болеем. В какой-то степени они продолжают разбираться в программировании вместе с детьми и параллельно тоже учатся у них чему-то новому.

 

— Как проходят занятия?

— Занятия ведут два человека: тьютор (айтишник, который отлично разбирается в предмете) и его ассистент (педагог-практик). Первый объясняет и показывает, как можно решить задачу, а ассистент тесно работает с детьми и помогает им успешно ее выполнить. Но он не делает все за них и не тыкает пальцем в ошибки, а просит других детей помочь отстающему разобраться в проблеме. Это такая педагогическая хитрость. Дети разговаривают на своём языке и во многом интуитивно понимают, почему кто-то застрял. Ну и начинают подглядывать друг у друга какие-то фишки. На этой взаимопомощи и коллаборации как раз и строится некое сообщество. И это то, что не всегда встретишь в обычной школе, хотя оно должно быть и там.

 

— Но ведь там тоже помогают друг другу, дают списывать.

— Конечно. Я и сам в школе давал списывать и списывал у кого-то. Но мы не помогали друг другу разобраться. Мы помогали получить хорошую оценку, за которую мама уши не надерёт. В классической школе всё заточено на этих оценках. В ребёнка «впихивают» знания, а он потом демонстрирует, сколько у него из этого отложилось в голове.

У нас же на теорию отводится процентов 20-30 времени, а всё остальное — практика. Потому что, опять же, новый мир, в котором мы можем получить доступ к любой информации в два-три клика. Всё, что накопило человечество за два миллиона лет эволюции, есть у каждого в смартфоне. Не составляет никакой проблемы узнать, сколько весит синий кит, — значит, можно не держать это в голове. А вот научить детей разбираться во всём этом — именно наша задача.

 

— У вас есть оценки?

— Ни в коем случае! И мы всегда здесь будем объяснять ребенку, что у тебя и не должно было получиться, как у Пети или Васи. Потому что у Пети должно получиться так, как получается у Пети. А у тебя должно получиться так, как получается у тебя. И здесь нет «хуже-лучше». Хочешь, чтобы это было сложнее, интереснее? Развивайся в этом! Но у тебя всё равно будет получаться так, как у тебя.

 

— Обучение в школе строится по типу модулей, которых на сайте указано более 40: от устройства компьютера и кибербезопасности до программирования и даже блоггинга. Как всё это охватить?

— Особенность проекта в том, что, окончив каждый модуль, ребёнок должен получить не просто набор знаний, а именно практический навык. Кому-то этого будет достаточно, а кто-то захочет пойти дальше и перейти на новую, более сложную ступень.

Я сам видел, как 10-летний мальчик, который в понедельник умел только кнопку «вкл/выкл» нажимать на компьютере, в пятницу уже защищал свой проект на платформе Roblox — вполне себе неплохую игрушку, в которую можно и с пацанами погонять.

Сегодня много платформ — Roblox, Minecraft, CodeCombat, — которые созданы таким образом, что если хочешь играть — играй, а если хочешь с другой стороны посмотреть на этот мир — пожалуйста, вот есть режим для разработчиков.

 

— То есть ребёнок может у вас постепенно освоить все эти языки?

— Да. Благодаря тому, что это модульная система и всё построено на усложнении, он может прийти сюда в шесть лет, а уже к 14 годам начать писать нейросети на Python’е и влиться в профессиональную среду.

 

— Сколько стоит обучение?

— Обычно каждый модуль — это четыре занятия в месяц по два часа. Стоимость курса — 4 990 рублей. Есть пробные бесплатные занятия, на которых дети делают свой сайт с блогом на конструкторе. Скажи мне это словосочетание 10-15 лет назад, я бы подумал, что это заклинание какое-то. А они вполне себе неплохо со всем этим разбираются и за час успевают получить общее представление о том, что это такое, как это всё работает и зачем нужно.

 

— Чуть выше вы затронули тему профессиональной среды. Вы как-то сотрудничаете с местными IT-компаниями?

— Да. Например, в смене по созданию игр в нашем летнем лагере участвует спикер из Mail.ru Group, задача которого — рассказать детям, как он пришёл к созданию игр, поделиться своей историей. Кому-то это, возможно, поможет определиться в жизни.

Мне кажется, что для профессионалов такие уроки тоже очень важны: когда достигаешь определённого уровня, возникает потребность делиться знаниями. Может быть, кто-то из них станет ментором для наших детей и поведёт их дальше по цифровому миру.

 

— Резюмируя разговор: каким ребёнок выйдет из школы KIBERone?

— Это очень хороший вопрос, который правильно сформулирован. Я где-то недавно прочитал, что важно, не кем ты хочешь стать, а каким. После нашей школы ребенок станет чуть более осведомлённым, чуть более вдумчивым, чуть более осознанным, чуть более ответственным.

Ну и самое главное: если в KIBERone он входит как объект цифрового мира, то выходит уже субъектом — полноценным участником, который может создать свой кусочек кибервселенной.

1324
РЕКЛАМА
6 августа, 11:05

Поделиться: