Жизнь

Почему я стала продавать рекламу? История Елены Алехиной, владелицы журнала PulsePRIME

Почему я стала продавать рекламу? История Елены Алехиной, владелицы журнала PulsePRIME
Как осваиваются профессии с нуля: из инженера-строителя в директора журнала PulsePRIME.

Елена Алехина — владелица воронежского журнала PulsePRIME недавно поделилась в Фейсбуке своей историей успеха. Ее не взяли в администрацию с красным дипломом инженера-строителя, и она пошла в рекламу, которая стала делом ее жизни. Редакция Даунтаун публикует историю с разрешения Елены. 

2002 год. Я получаю красный диплом инженера-строителя и поступаю в аспирантуру на кафедру железобетонных изделий.

Я получаю специальность в области управления городским строительством и хозяйством. Выпускники этого факультета должны были стать сотрудниками администраций области. Но по закону жизни в администрацию берут всех троечников. Тех самых, кому я за деньги делала расчески по сопромату.

Я же с красным диплом сижу дома на диване и смотрю рекламу.

В бегущей строке вижу приглашение на местный телеканал на должность телеведущей. Это было рядом с домом, и я пошла на кастинг. Меня не взяли. На следующий день был звонок, который изменил следующие 15 лет моей жизни.

— Здравствуйте, Елена. Я вижу, вам нравится телевидение. Вы вчера пробовались у нас на ведущую. Сегодня я хочу вас пригласить в рекламный отдел на стажировку, — сказала коммерческий директор канала поставленным интеллигентным голосом.

Следующим утром началась моя рекламная карьера.

Конечно, я не сразу поняла, что такое менеджер по рекламе. Было время, когда казалось, что даже работа уборщицы больше вызывает у людей одобрения, чем этот самый менеджер по продаже рекламе. И все же — первый крупный контракт я получила уже через 2 недели. Я просто полезла на стойку нового магазина. Познакомилась с прорабом и взяла у него телефон хозяина. Это стало моим лайфхаком. В течение многих лет мне удавалось первой получать рекламные контракты только потому, что я шла туда, где шли ремонтные работы или даже этап стройки. Я знала, что скоро откроется бизнес, а ему нужна реклама.

В течение многих лет мне удавалось первой получать рекламные контракты только потому, что я шла туда, где шли ремонтные работы или даже этап стройки.

Профессия мне понравилась. Самое замечательное — это, конечно, благодарности от результативности рекламы, которую я делала. Я собирала эти истории в файл. Я создала для него отдельную ячейку в памяти и помещала туда эти истории. Получился своеобразный дневник результативности моей работы.

Спустя пару месяцев мне стало мало одного канала, и я пошла в поля по рекламному рынку.

Помню, я пришла на собеседование к генеральному директору «ТНТ-Губерния». Оно прошло быстро. Меня унизили и не взяли. Пнули, как котенка.

Но этот котенок уже через пару месяцев стал работать на себя и на первом же заказе заработал себе на норковый полушубок. Я просто сделала буклет для первого в Воронеже боулинг-клуба. Владельцы попросили меня издать его, но так, чтобы они ничего не платили, а буклет был.

Владельцы попросили меня издать буклет, но так, чтобы они ничего не платили, а буклет был.

Я думала 10 минут и взяла заказ. Через 2 недели у них был тираж буклета с правилами игры в боулинг, а у меня — полушубок. Я просто продала рекламу в этот буклет, сверстала его на стороне и отдала в печать в типографию.

Затем я по совместительству устроилась продавать рекламу в первый глянцевый журнал в городе «Хочу купить». Это были времена, когда директора компаний еще не понимали, что такое журнал и зачем нужна реклама в бесплатном издании.

Однажды я пришла на повторную встречу с рекламодателем, который занимался продажей аквариумов на Театральной. Встреча была назначена, и я была вовремя. Он попросил подождать в коридоре. Это было старое здание, в котором были темные облупившиеся стены. В конце длинного, как вагон, коридоре было окно. Никаких стульев в коридоре не было. Я подошла к окну и осторожно оперлась. Я ждала 2 часа. Мне стало так невыносимо обидно за себя. Это я-то? С красным дипломом? Пришла побираться на рекламку?

Мне стало так невыносимо обидно за себя. Это я-то? С красным дипломом? Пришла побираться на рекламку?

Да это ему надо рекламировать свои аквариумы, чтобы хоть коридор покрасить. Прошел еще час. На улице стало темнеть. В коридоре не было света. Никогда в жизни я больше никого не ждала 4 часа в темном коридоре на подоконнике в пыли. Но ту встречу я запомнила как победоносную. Я победила себя. Я закалилась. Этот директор фирмочки, которая так и не выжила и в конце концов разорилась, оказал мне своим неуважением огромную услугу — он сделал меня сильнее.

В моей карьере встречалось много людей, которые пытались меня унизить. И знаете что — они все разорились. Конечно, это никак не связано со мной. Это связано с их отношением к миру, людям и рекламе, которая бизнесу очень нужна.

Меня никогда не задевали женщины-руководители. Но мужчины на моем пути отличились.

Меня никогда не задевали женщины-руководители. Но мужчины на моем пути отличились.

Их было несколько — кто пытался меня задеть, унизить, подшутить и показать свое превосходство надо мной. Именно они были главные учителя. Я с ними начинала соревноваться. Я тихо принимала бой и методично делала себя лучше, чем вчера.

Они слушали мои предложения, вытряхивали скидку, а потом разрывали рекламные контракты и прекращали выделять деньги на маркетинг. Сегодня ни один из них не сохранил тот бизнес, которым он занимался.

Любовь к рекламе, как ни странно, мне еще добавил Чичваркин. Я никогда его не видела, но он оказал огромное влияние на мое становление. Меня пригласили работать в «Евросеть» начальником отдела маркетинга. Для приема на работу я написала несколько слоганов матом, которые мне было стыдно читать. Я передала листик в отдел кадров и уже через час ехала в Тамбов открывать новый магазин. Работала я недолго в этой компании. Но это была сильнейшая рекламная школа для меня.

Когда я уволилась, мне поступило 4 предложения на работу. И я выбрала самую низкооплачиваемую должность в новом журнале Pulse. Моя зарплата была в 6 раз меньше, чем в «Евросети», и в 4 раза меньше, чем по другим предложениям.

Но я пришла. Потому что очень любила рекламу и хотела ее творить на страницах.

Через год журнал оказался банкротом, и его хотели закрыть. Я была единственным фанатиком, который очень хотел работать. Один из соучредителей рано утром подошел ко мне и сказал:

— Дерзай! А я поехал сегодня в Москву на ПМЖ. Ты теперь директор и ты теперь вместо меня. Ну и, конечно, все долги теперь твои, — и отбыл в столицу.

Говорят, есть статистика, что 8 из 10 бизнесов закрываются через 5 лет существования. У меня есть лайфхак: его не надо закрывать. Надо найти в коллективе фанатика. Того, кто действительно прется от своей работы. Кто понимает ее смысл. Кто видит в этом благо, созидание и миссию, нужную потребителю. И отдать это загибающееся дело со всеми долгами такому вот экстремалу. И тут два варианта — либо он его вытянет, либо утонет вместе с ним. Я не могла позволить утонуть. Слишком сильно я полюбила рекламу. Приняв пост директора, я сбросила 10 кг за первые две недели. Иногда я спала в офисе на диване, а утром улыбалась себе. Ведь в это утро я лучше, чем вчера. Я сильнее.

Приняв пост директора, я сбросила 10 кг за первые две недели. Иногда я спала в офисе на диване, а утром улыбалась себе. Ведь в это утро я лучше, чем вчера. Я сильнее.

Я стала мамой этому бизнесу в это время. Я его растила. Я его любила.

Реклама — это ведь не только реклама товаров и услуг. Это ведь и реклама настроения. Когда случился первый экономический кризис, и многие закрылись, я сидела до ночи в офисе одна и думала, что делать. Тогда я придумала рекламировать улыбки. Несмотря на формат глянца, где лица на фотографиях должны быть несколько высокомерны и серьезны, я дала задание перефотографировать всех. Все лица на страницах Pulse должны улыбаться — такой мой указ.

Когда вышел первый послекризисный выпуск, к нам в офис пришел незнакомый мужчина. Он пригласил меня поговорить во дворе офиса.

— Вы знаете, я владею двумя бизнесами и в настоящий момент нахожусь в депрессии и непонимании, что делать дальше. Я не знаю, как жить дальше. Все накрылось. Мир рухнул. Но вчера я увидел ваш журнал. На каждой странице люди улыбались, а в конце журнала вообще были фотоотчеты с мероприятий, где люди веселились. И знаете что я подумал? Жизнь — она продолжается. Спасибо вам, — и ушел.

Почему я стала продавать рекламу?

Может, чтобы этот бизнесмен понял, что жизнь продолжается даже в кризис.

А может, я продавец улыбок…


Фотографии: личный архив Елены Алехиной

2914

Поделиться: