Жизнь

Служба русского языка, о которой вы ничего не знаете

Служба русского языка, о которой вы ничего не знаете
«Зачем русскому языку буквы Ъ и Ь? — Чтобы отличать грамотных от неграмотных». Зачем русскому языку спецслужба? Чтобы число грамотных перевешивало.

Единственная в России бесплатная Служба русского языка в Воронеже, которая началась 10 лет назад с вопроса «как пишется слово «поллитровка», теперь располагается не над гаражом пожарных машин, а в одной из уютных аудиторий филфака ВГУ. Пятеро консультантов за символическую плату отвечают на звонки и занимаются переводом с русского на русский: помогают компаниям составлять документы, школьникам — делать домашку, неравнодушным — удовлетворять любознательность, пенсионерам — изливать душу. Служба — своеобразный «санитар леса», ведь если звОнят теперь немногие, то галстуки ОДЕВАЮТ постоянно. Причём слишком часто это делают люди, пишущие о моде, что само по себе прискорбно.

О самых популярных в Воронеже ошибках, врождённой безграмотности и о том, откуда берутся экспонаты для музея казусов и ошибок «Воронежский грамАтей», нам рассказал консультант Службы русского языка Станислав Полубоярин. 



— Стас, как ты здесь оказался? Сейчас ведь филологов-мужчин можно в Красную книгу заносить.
— У меня мама преподаёт русский язык в школе, так что сам Бог велел с ним свою жизнь связать. К тому же моя основная работа связана с юридической фирмой.

— А в школе как к русскому языку относился?
— Как и все нормальные дети, не любил.

— И когда же произошёл перелом в сознании?
— Тут нужно разграничить: к предмету относился с нелюбовью, а сам язык был интересен, к тому же преподаватели были такие, с какими можно было поспорить и подумать. А потом я поступил в Борисоглебский педагогический институт, там стало ещё интересней. В 2008 был зачислен в ВГУ в аспирантуру, а в 2009 году стал работать здесь, в Службе русского языка.

«Когда можно все эмоции передать в виде смайлика, функции литературного выражения мысли отпадают за ненадобностью»

— Она ведь некоторое время не работала?
— Мы переезжали. Раньше располагались в одном из зданий телецентра, там есть старый корпус, где на первом этаже был гараж пожарных машин, а на втором — комнатка, которую нам выделили. Там было очень даже ничего. 

— А кому в голову пришёл такой странный вариант размещения Службы русского языка?
— Не знаю, может, не очень у нас востребованы знающие люди в этой области. Вот если бы там кто-нибудь из юрфака работал, они бы сидели где-нибудь в другом месте — посимпатичней. Но мы люди негордые, главное — мысль до людей донести. А теперь у нас ещё и компьютер есть.

— Откуда у нас такое... как бы помягче выразиться... лояльное отношение к языку?
— Наверное, никому не надо это сейчас — грамотно писать и грамотно говорить. Русский язык ещё со школы перестают уважать. Это же урок, на котором надо думать, что говоришь и пишешь. А зачем думать, если есть «Вконтакте», есть «Одноклассники», где можно просто в чатовой форме сообщения писать, и все друг друга поймут. Мы же в первую очередь общаемся со своими друзьями, которым по большей части всё равно, как мы выражаем свои мысли. Смс-сообщения, форумы... Это всё разговорная речь. Когда можно все эмоции передать в виде смайлика или аббревиатуры, функции литературного выражения мысли отпадают за ненадобностью.

— Нет ли конкуренции, если можно так выразиться применительно к некоммерческому проекту, с порталом Грамота.ру?
— Нет, количество звонков у нас за последние годы не изменилось. Скорее всего, это связано с тем, что не всю информацию на «Грамоте» легко найти, иногда проще набрать номер и спросить. Очень часто к нам обращаются с такими вопросами, которые требуют более подробного и терпеливого объяснения. 

— Поделитесь убойными случаями из практики.
— Убойный случай из практики — это когда звонят и спрашивают: «Как вы относитесь к революции 1905 года»? Или когда звонит бабушка, которой по голосу явно за 70-80, и интересуется фонетическим разбором слова. Зачем, спрашивается? А это она с внуком домашнюю работу делает. Или с правнуком. И попутно рассказывает о том, какой он у неё замечательный. Есть люди, с которыми мы обсуждаем современную систему образования. А ещё, бывает, нам читают стихи. 

«Большая часть ссылающихся на врождённую безграмотность просто не желают прикладывать усилия»

— Как рассказывал в одном интервью профессор Иосиф Абрамович Стернин, первым вопросом, который задали службе русского языка десять лет назад, стало правописание слова «поллитровка». Какие популярные запросы встречаются сейчас?
— Популярные ошибки лучше всего выявляют диктанты в День русского языка, который отмечается в сентябре. Их в Никитинской библиотеке пишут около 200 добровольцев, а мы потом всё это проверяем. Например, пол-Воронежа не знает, как пишется «пол-Воронежа». «Без вести пропавший» — тоже хит. А вот слово «кондиционер», как ни странно, после жаркого лета правильно написали все.

— У вас есть музей казусов, ошибок и оговорок «Воронежский грамАтей». Как пополняется его коллекция?
— Нам приносят материальные «экспонаты», присылают фотографии всевозможных вывесок, надписей и ценников. Все, кто знает о том, что мы всё это собираем, мимо не проходят.

— А как насчёт такого явления, как «врождённая» безграмотность? 
— Это хорошая отмазка. Да, есть дислексия, есть дисграфия, имеющие неврологическую подоплеку, но, во-первых, это редкий и серьёзный случай, во-вторых, это лечится. Большая же часть ссылающихся на то, что грамотность им недоступна от рождения, просто не желают прикладывать усилия. Один человек, например, жаловался на то, что трудно следить за грамотностью, словари сейчас дорогие. Иосиф Абрамович не выдержал и спросил, хочет ли он себе орфографический словарь. «Хочу», — говорит. «А даром хотите?» — «Конечно». «Ну тогда попросите его себе на день рождения», — подсказал наш профессор. Но, видимо, других подарков хотелось больше.

— А если желание есть? Каков в этом случае план действий по самостоятельному ликбезу?
— Сесть за учебник и начать разбираться (смеётся). Во-первых, нужно читать книги. Адекватная, связная речь берётся из текста. Человек, который мало читает, — плохо говорит. Причём читать нужно не абы что, а серьёзную литературу. Особенно полезна в этом плане классика — да, она написана трудно, да, она написана о чём-то далёком, не всегда понятном, но она написана качественно, правильным и красивым языком. В то время, когда она создавалась, её авторы не могли себе позволить писать плохо. Если нет времени читать, эти произведения можно слушать — существуют аудиокниги. Они помогут ещё и с произношением. Во-вторых, если всё совсем плохо, не нужно гнушаться специальных программ для проверки орфографии. Даже Вконтакте сейчас подчёркивает написанные с ошибкой слова.

— Но ведь эти редакторы ну очень далеки от совершенства!
— Да, но слово «молоко» через А они не пропустят. Текст на тройку можно с ними сделать, двойки точно не будет.

— Хорошо, допустим, но ведь для этого такую программу нужно найти, скачать, открыть... можно ли рассчитывать на такие «усилия», когда требуется всего лишь отправить письмо, к примеру?
— Мы сейчас с вами говорим о таком мифическом очень ленивом существе (смеётся)

— И правда. Но давайте вернёмся к рекомендациям. Что же третье?
— Попросить на день рождения словарь.

В заключение — забавная песенка на тему йогУрта, дОговора и иже с ними. А как, кстати, с великим и могучим обстоят дела у вас?

Служба русского языка в Воронеже: 222-66-81, линия работает по будням с 16:00 до 18:00.

Фото © Юлия Миронова

Евгения Васнёва
14 января, 12:11

Поделиться: