Жизнь

Мастерская: Арт-декор клуба «Сто ручьёв»

Мастерская: Арт-декор клуба «Сто ручьёв»
Вот они, те невидимые люди, которые творят невероятные безумные декорации к каждой вечеринке «Ста ручьёв». Читаем о бессонных ночах, отрезанных пальцах и идеальной работе.

Сегодня героями нашей рубрики стали Артём Медведев и Юля Тураева — декораторы клуба «Сто Ручьев». Их руками делаются все декорации для вечеринок, которые мы с вами так любим посещать. Во время нашего общения ребята как раз готовили помещение к 8 марта. На сцене уже красовался шикарный тюльпан, а огромная помада была в процессе.

Юля: 25 лет, по профессии — учитель изобразительного искусства. Полтора года назад по приглашению пришла на собеседование в  «Сто Ручьёв». На вопрос, что она умеет делать, ответила: «Я умею всё». После двух оформленных вечеринок Юлю пригласили работать в клубе декоратором на постоянной основе.

Артём: 24 года, по профессии — графический дизайнер. Из-за востребованности образование не закончил. Работал на заказах по изготовлению декораций на праздники. В прошлом году случайно на скачках встретил Юлю, которая искала там образ скакуна для скульптуры. Уже через три дня Артём приступил к работе.

О мастерстве

Юля: Считаю, что в Воронеже не так много людей, которые могут из любых материалов создать что-то интересное. Я знаю ещё человек 10, которые способны делать такие вещи. Не рисовать на плоскости, а делать 3D-объекты, создавать разные инсталляции, сопровождая их, например, проекционным виджеингом.

«Иногда диджей сам говорит, что хочет видеть оформление сцены «вот так». И мы усиленно думаем, как это «вот так» воплотить в жизнь»

Об идеях

Юля: Тема декораций как таковая только начинает прорастать по клубам Воронежа. Да и не только Воронежа, а и России в целом. А между прочим арт-декор — это неотъемлемая часть атмосферы той или иной вечеринки. Просто не все клубы готовы тратить деньги на материалы. Тут многое  зависит от директора. Наш — человек творческий, и ему самому нравится что-то придумывать. Иногда мы приходим к нему и говорим: «Мы хотим вот так». Он говорит: «Класс». А иногда он сам нас подзывает: «Смотрите, что я увидел, придумал, прочитал. Давайте сделаем так». В принципе, все, кто имеет отношение к организации  вечеринок, каким-либо образом принимают участие. От каждого есть идея. Арт-директор задаёт общую тематику, которая может быть взята просто из головы или актуальна на данный момент. Или приезжает диджей, и мы стараемся подстроиться под его стиль. А иногда диджей сам говорит, что хочет видеть оформление сцены «вот так». И мы усиленно думаем, как это «вот так» воплотить в жизнь (смеётся).

Артём: Не всегда наши идеи проходят «фэйс-контроль» у руководства. Даже если нам и арт-директорам это кажется классным, директор может сказать, что это полная «шляпа», и предложить сделать что-то другое. Случается и так. Но сейчас уже процентное соотношение наших идей и идей руководства составляет 50 на 50. Можно сказать, у нас в этом плане наступила гармония.

Юля: У нас своё концептуальное мышление, а у клуба одно требование: чтобы люди, которые ни на чём не заморочены, пришли и сказали: «Красиво». А нам, конечно, хочется, чтобы пусть даже 10 человек прям вылупили глаза, подошли и попробовали, из чего это сделано.

О любимом арт-объекте

Юля: Я горжусь своей самой первой работой для клуба. Это был танк, который стоял прямо на сцене. Я смастерила его за один день из картона, полистирола, пластиковых труб, но не обошлось без жертв — во время работы над ним я отрезала себе полпальца. Вот он, этот кусочек (достает из кармана свёрточек) Шучу! (смеётся). Наверное, поэтому танк мне так дорог. Я его делала в одиночку и буквально пожертвовала собой ради него!

Артём: У нас была вечеринка «Retrofuturism», и диджеи попросили нас сделать голову Ктулху (большой осьминог), которая должна была разваливаться пополам и чтобы из неё при этом бил стробоскоп. А нам в то время нельзя было этим заниматься, потому что мы готовились к Новому году. Было очень много декораций, которые нужно было сделать. Руководство нам официально запретило делать Ктулху. Мы плакали, но небо не отвечало на наши мольбы. И тогда мы сказали, что будем мастерить это после работы вместе с диджеями. Это был первый раз, когда мы из пенопласта делали что-то большое. Мне это хорошо запомнилось.

«Нам нужно сделать декорации к четвергу, в пятницу их убрать, успеть при этом сделать новые, поставить их, убрать опять и подготовиться к субботе»

О трудностях бытия

Артём: Перед Новым годом у нас не было выходных две недели. Мы работали до часу, до двух ночи. Даже во время вечеринки могли сидеть за шторами и резать пенопласт. Перед какими-то крупными вечеринками приходится делать кучу всяких объектов. Ты не высыпаешься, разгружаешь газели с материалами, таскаешь тяжести. Но всегда по окончании всего этого наступает важный момент удовольствия от хорошо сделанной работы, и это перекрывает все трудности и усталости. Создать что-то хорошее, не потратившись, практически невозможно.

Юля: Я всегда поражаюсь человеческому мозгу, который может тупить несколько дней, а когда уже время поджимает, начинает выдавать десятки идей. В творчестве всё просто. Это не математика. Я могу сказать, что буду делать помаду из пенопласта, но, какая она получится, точно никто сказать не может. Даже я. И если я где-то ошибусь, то могу заявить, что так и должно быть, ведь это моя задумка. Любой минус можно, в принципе, преобразовать в плюс.

 

О нехватке времени

Артём: Нам очень часто не хватает времени на полную реализацию идеи. Постоянная текучка вечеринок всё осложняет. Нам нужно сделать декорации к четвергу, в пятницу их убрать, успеть при этом сделать новые, поставить их, убрать опять и подготовиться к субботе.

Юля: Мы делаем по максимуму. То, что мы в мечтах хотели бы сделать, — это наши личные проблемы. Я могу остаться в клубе после рабочего дня и воплотить свою идею-фикс, но на это часто уже не хватает сил. Становится обидно, когда не получается полностью реализовать идею. Я такой человек — люблю доводить всё до идеала. Я очень люблю тонкие линии, когда всё аккуратно, чтобы не придраться. А тут получается так, что приходится наступать себе на горло, потому что времени нет на идеальную отработку. Бывало даже, что мы покрывали лаком объект уже на сцене.

О травмах

Юля: У меня богатая травматическая история. Причём я заметила, что более-менее серьёзные травмы происходят осенью, и я уже заранее начинаю побаиваться (смеётся). Первый раз я отрезала себе где-то сантиметр пальца вместе с ногтем. Сначала даже не поняла, что это серьёзно, пошла в туалет, сунула палец под воду и увидела, что там реально нет куска. Я начала терять сознание, ребята повезли меня в БСМП, и там меня каким-то образом зашили. И после этого я ещё вернулась в клуб и полезла на стремянку с мыслью, что надо доделать тот самый кармический танк. Прошедшей осенью опять было веселье. На складе мне на голову упал огромный деревянный бочонок из-под вина. Упал прямо на голову и рассёк лоб. При всём этом я не теряла сознание, а даже ещё и соображала! Артём свозил меня в травмпункт, и меня в очередной раз залатали. Надо мной уже все смеются. У меня постоянно что-то происходит.

Артём: Резать пальцы — это традиция. Я уже привык и даже не всегда обращаю на это внимание. Изгваздаться в краске — это тоже традиция, а ещё мы всегда пахнем уайтспиритом (штука типа керосина). Нас по нему уже узнают.

«Где ещё я смогу придумывать каждый день нечто безумное из пенопласта или полистирола?»

Об идеальной работе

Юля: Несмотря на все эти заморочки, для меня это идеальное место работы. Мне всегда хотелось чем-то удивлять людей. Поражать тем, что из какой-то ерунды можно сделать что-то красивое. А здесь для этого отличные условия. Я хочу экспериментировать с различными материалами, здесь мне дают на это деньги и ещё и платят за мои эксперименты. Конечно, везде есть свои недостатки, но в плане работы я не могу представить себе какое-то иное место. В офисе я никогда не сидела, мне кажется, я там с ума сойду. Тут ты порезал пенопласт и вот уже что-то красишь. Можно пойти попить кофе, поговорить, поржать о чём-то. Нет официальщины. Тут свобода мысли и действий. Нет такого, что ты должен пойти на обед с 2 до 3. Я иду обедать тогда, когда хочу кушать, и  меня в это время никто не трогает.

Артём: Я давно хотел делать декорации, но до этого мне предлагали работать на заказах для разных мероприятий. Но это не совсем реально в плане заработка, так как в большинство клубов декорации требуются только на Хэллоуин, Новый Год, какие-то юбилеи. Это редкие заказы, и получается не так много денег. Если рассматривать другие варианты работы, я для себя не вижу места лучше этого. Где ещё я смогу придумывать каждый день нечто безумное из пенопласта или полистирола?

Из архива Артёма и Юли

Предыдущее
Следующее
1 фото из 8

«Для меня работа — это...»

Юля: Некий фундамент. Я учусь делать вещи, которые не умела раньше. Хотя и сказала, что умею делать всё. Я набираюсь опыта, умений. Правда, не знаю, к чему меня это всё приведёт в жизни.

Артём: Это развитие. Я всегда хотел делать что-то своими руками, а не сидеть за компьютером. Я, как и Юля, учусь делать что-то новое, чтобы применять эти навыки в дальнейшей жизни, которая совершенно точно будет связана с этой сферой. Грустно, что в Воронеже это не очень хорошо развито. Я знаю всего несколько заведений, в которых декораторам платят неплохие деньги. Если бы сейчас я остался без работы, я даже не знаю, куда бы пошёл.

О взаимоотношениях

Артём: Раньше у нас с Юлей постоянно возникали разногласия, потому что у меня было не так много опыта, и я делал некоторые вещи иначе, чем она.  

Юля: Артём поначалу хотел доводить всё до конца, красить идеально, выпиливать ровнее ровного. А я уже знала, что на вечеринке в темноте и на фотках этого вообще не будет видно. И зачем тратить на это столько времени, лучше покурить 5 лишних раз (смеётся). И поэтому я постоянно ходила и вставляла свои 5 копеек по поводу работы Артёма. А сейчас у нас образовался дружный тандем и полное взаимопонимание. Я делаю одно, он делает другое. И когда нам надоедает заниматься своими делами, мы просто меняемся.  

«Мы с нетерпением ждём лета, когда наступит клубный несезон, чтобы сделать здесь нечто огромное от пола до потолка»

О наполеоновских планах

Юля и Артём: Мы с нетерпением ждём лета, когда наступит клубный несезон, чтобы сделать здесь нечто огромное от пола до потолка. Дельфинов, плывущих по стенам и потолку, огромную корзинку с космическими фруктами и т.д. Мой друг рассказывал, что в каком-то клубе ребята сделали из пенопласта огромные ноги женщины. Под потолком был верх юбки, а на пол спускались ноги в туфлях. Ноги были огромного размера. Согласись, когда ты зайдёшь в клуб и увидишь такое, особенно в Воронеже, ты просто обалдеешь. И вот наша мечта — сделать нечто подобное.  

Фото © Екатерина Токарева.

5097

Поделиться: