Жизнь

Мельница

Мельница
Мельница — механизм, предназначенный для измельчения, уменьшения размеров частиц сыпучих, а также пастообразных материалов.

            Книга "Мельница" Алексея Ряскмна досталась мне от автора в подарок, спасибо, отдельное – за автограф. Ему она досталась в плане издания тоже даром, потому что он не халявщик, а победитель поэтического конкурса Первого Фестиваля Русской Словесности и Культуры «Во славу Бориса и Глеба». Жаль, что «славу» с большой буквы написать не додумались.

            Всё это, однако, меня не подкупит, и напишу я ровно то, что думаю по поводу этой книги. Стихи я для себя раскидал на три группы. Вот о них и поговорим, не о Первом же Фестивале Русской Словесности и Культуры «Во славу Бориса и Глеба» говорить.

            Первая группа – это вольные (и/или невольные) стилизации. Апофеоз – первый стих книжки «Иду!». Хотите писать маяковские стихи? Побольше знаков препинания, ещё больше метафор, пару риторических вопросов и большое громкое «я!» – готово. Есть стихи, подозрительно похожие на песни, ну да ладно, автор вроде как музыкой грешить горазд, ещё как.

            Вторая группа – речь в никуда и ни о чём. Это не упрёк, а то, как я воспринял. То есть можно гнать любой абсурд, и будет в никуда и ни о чём, а можно написать стихи, о том, как тихо в зимнем лесу или как радостно на лугу валяться – впечатлиться трудно. Не согласен я с тем, например, что стихи в книжке надо чередовать: сильный – средний – ерунда – сильный – средний – ерунда. Книга, она на то и книга.

            А вот третья группа – это как раз серия стихов, которая бы успешно составила полное содержание книги без стилизаций и ниочёмных тем. Это, если писать через дефис, стих-басня-рассказы. Часто такой стих называется одним словом: «Овраг», «Коза», «Мельница», «Дерево». И есть что-то общее в структуре таких стихов – и размер, и строфика по преимуществу. Есть описания – того, о ком или чём речь, и окружающей обстановки. Объект стиха при этом стремится к антропоморфности, что, в конечном счёте, подводит к ненавящевой морали. Интересно.

            По поводу имевшей место критики, мол, Ряскин не стихи, а прозу пишет. Пишет он и то, и другое. Вот эти стих-басня-рассказы и вправду выглядят местами прозаично, но в том и прикол, на мой взгляд.

            По поводу того, что, мол, Ряскин пост-деревенщик. Если написать десяток стихов про сельскую местность, и не такое скажут. Когда я сидел на презентации его «Солнца за пазухой», я вообще думал, что он пост-колхозник, а вместо пояснения к названию вроде «книга стихов» значится «альманах фермера».

            И – то ли метафор так много, то ли они такие, но метафоры Ряскин любит отчаянно. А ещё у него есть стих, про стихотворную битву – рифмы-копья, латы-строфы и всё такое – не прощу по личным мотивам.

            И – между прочим, всего 40 текстов, средний балл – 6,7 по моей шкале. Нормально так.

            Где купить не знаю, разве что у автора выпросить. А тираж, знамо, осядет в районных библиотеках и, может быть, в паре магазинов, «где их никто не брал и не берёт».

            Итог – нормально так, но, очевидно, есть ещё куда.



Алексей Ряскин
Мельница
Воронеж. ИПФ «Воронеж». 2011
80 стр., 500 экз.

.
17 апреля, 09:20

Поделиться: