Жизнь

Обмен портретами. Сергей Баловин снова в Воронеже

4482
Автор:
Брыкина Ольга
02 мая 2012 11:55
18+
Обмен портретами. Сергей Баловин снова в Воронеже
28 апреля в стенах уже полюбившегося нам кафе «iDa!» художник Сергей Баловин рисовал портреты всем, кто приносил вещи для детского дома.

Сергею Баловину 27 лет. Он уже успел побыть преподавателем в вузе, организовать несколько выставок, покататься по миру, пожить в Шанхае и заслужить именную страницу в Википедии. Его последний проект «Натуральный обмен» снискал большую популярность. Суть такова: художник отказывается от денег, зато с радостью принимает в качестве оплаты почти всё что угодно. В результате Сергей получает какую-то необходимую в обиходе вещь (еду, стулья, барабаны), а клиент — быстрый портрет тушью, выполненный в авторской манере. Эта идея родилась в Шанхае, а как именно, Сергей подробно, красочно и интересно сам рассказал в своём блоге. В родном Воронеже художник решил устроить благотворительное «опортречивание»: все подарки будут переданы в детский дом. Downtown.ru не смог пройти мимо.

«Пока мы беседуем, будет так получаться», — говорит Сергей, показывая первый портрет позирующей ему девушке. Он рисует по два — наиболее понравившийся «клиент» забирает себе, а другой пополняет личную коллекцию художника и становится частью «портретной стены».

— Вы считаете, плохо?
— Ну…  Я считаю, могло бы и лучше получиться. Скоро посетители сами начнут прогонять журналистов (смеётся). Это не к тому, что мне неприятно общаться, нет, я люблю контакт. Просто, когда я работаю и болтаю, это всё начинает «подвисать», оперативной памяти не хватает.

«Если бы у Рембрандта был компьютер, он, может быть, и не был бы живописцем»

Бесконечные люди с диктофонами, люди с фотоаппаратами и люди с камерами — Сергей пожалел, что не организовал пресс-конференцию. Когда он рисовал мой портрет, даже посетовал на неудачный в плане качества день, мол, как-то «непохоже» получается. Рассказала ему про подвыпившего петербургского художника, который фломастером рисовал мне унифицированный портрет в духе Шагала, и успокоила Сергея, сказав, что он не знает, что такое на самом деле «непохоже». Но глубокой и развёрнутой дискуссии об искусстве не вышло, потому что «тема слишком обширная, в двух словах не опишешь». 

— Но ведь есть, например, те, кто говорит, что сейчас происходит деградация.
— Если оценивать искусство с позиции классика-традиционалиста, то можно наблюдать ухудшения: «Сейчас вот не пишут, как старые мастера, а раньше…» А почему не пишут? Потому что нет необходимости так писать. Если бы у Рембрандта был компьютер, он, может быть, и не был бы живописцем. Сейчас всё-таки надо работать с тем, что есть, что время даёт, тогда будешь актуален в своём творчестве, мне кажется.

— А какие художники вам близки, вдохновляют?
— Сложно называть конкретные имена, мне нравятся отдельные явления, проекты. Когда я живописью болел, это были живописцы, импрессионисты. Сейчас я занимаюсь совсем другим, и мне нравится паблик-арт, стрит-арт, такие вот вещи, когда есть взаимодействие, интерактивность.

Смотрю на его перепачканные тушью руки и спрашиваю, бывают ли они чистыми. Улыбается: «Иногда». Позировать страшно только первые секунд тридцать: Сергей на удивление быстро к себе располагает (и, если честно, вызывает желание накормить). Тяжело удержаться от животрепещущего и банального:

— Какой самый интересный подарок вам дарили за портрет?
— Барабанную установку. Джин сибирского производства.

— А встречались наглые люди? Которые просили портрет за какую-нибудь несущественную мелочь?
— Встречались, я им не отказывал. Ну как наглые. Просто они считают, что этого достаточно, это их право. Я даю человеку право самому оценить мою работу.

— И какой самый маленький подарок вы получали?
— Чупа-чупс. Спички. Туалетная бумага. Вы можете сами решить, что из этого меньше. В том-то и дело, что я не перевожу всё в цифры и какие-то ценностные эквиваленты. Идея проекта в том, что мы отказываемся от денежных измерений. Есть какие-то полезные вещи, которые постоянно используются. Стулья, гамак, мобильный телефон, велосипед — всё это, наверное, дорогостоящие вещи… относительно. Всё относительно. Например, хотел пойти пообедать, но времени не было — а тут принесли суши и напитки, было здорово и своевременно.

Наблюдаю, как у художника меняется мимика. Недовольно морщится, отдаляется, критически оглядывает меня и рисунок. Хочется податься вперёд и заглянуть в висящий на мольберте листок. Сергей берёт канцелярский нож и начинает «выбеливать» некоторые участки. Немного нервничаю.

— А вы с нашими воронежскими художниками общаетесь?
— Конечно. Вот, например, Лев Бойко, который iDa!-кафе курирует, — тоже воронежский преподаватель, мы вместе даже как-то выставку делали. Женя Камбалин. С Шуриком Щедновым общаюсь, который тоже жил в Шанхае, а сейчас вернулся в Воронеж.

— Видела в вашем журнале, что к вам в Шанхай приезжали такие известные блогеры, как, например, Рустем Адагамов (drugoi) и Илья Варламов (zyalt). Какие ещё интересные гости у вас бывали?
— В самом Шанхае живёт много интересных людей. Недавно делали встречу с Владимиром Марченко. Он бизнесмен, вроде как, но вот написал книгу очень интересную — «Китай. Записки из чемодана». Там же живёт Альберт Крисской, один из основателей форума «Восточное полушарие». Тоже бизнесмен, но у него есть увлечение: он переводит древнекитайские тексты. И мы сделали с ним встречу, где он читал эти переводы. Удивительные у нас люди. Астроном у нас там делал вечеринку с телескопами. Концерты периодически устраиваются. В общем, интересно и разнообразно.

«Надо всё хорошо рассчитать, продумать все мелочи, чтобы во время путешествия не использовать деньги совсем»

— Слышали, вы собираетесь в кругосветное путешествие.
— Да, есть такая амбиция. В начале следующего года. Сейчас буду заниматься организацией бытовых вопросов, подготовкой — в ближайшие полгода, пока буду в Шанхае жить. Тут надо всё хорошо рассчитать, продумать все мелочи, чтобы во время путешествия не использовать деньги совсем.

— Вы очень много путешествуете, но всё-таки возвращаетесь в Воронеж. Замечаете какие-нибудь изменения в нашем городе?
— Да, конечно. Парки лучше стали, скверики появились, лавочки поставили. Возможно, больше стало происходить чего-то творческого. Например, появилось это интересное кафе, где мы сейчас находимся. В этом смысле да, заметны улучшения.

Рисунок подписан и отдан лично в руки. Мне понравилось. Сергей смотрит на часы и качает головой. Пять часов напряжённой работы и три коротких перекура — это не шутки.

— Что, по плану голодный обморок?
— Нет (улыбается). Я уже привык в таком ритме жить.

Наверняка спросите, поэтому вот:



А вы как относитесь к системе натурального обмена? Во что оценили бы свою работу? Пишите ответы в комментариях.

Фото © Константин Добровицкий.

Поделиться: