Жизнь

Альтернативщики

Альтернативщики
Почему в России мало людей, проходящих альтернативную военную службу

По данным военного комиссариата Воронежской области, во время весеннего призыва на обязательную службу отправятся 3700 молодых людей. Это почти в два раза больше количества призванных осенью прошлого года. При этом альтернативную гражданскую службу будут проходить только шесть человек. В осеннем призыве таких было лишь четверо. Информация о них, как правило, даётся после статистики уклонистов от обязательной военной службы. Причин тому, почему АГС не пользуется популярностью в России, не одна. 

Сомневаетесь в правильности выполнения домашнего задания по русскому языку за 7 класс, тогда гдз по русскому языку 7 класс Ваш незаменимый помощник. Проверяйте правильность выполнения домашнего задания у себя дома за своим компьютером. Гдз можно посмотреть онлайн или скачать.

Престиж

В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый её гражданин, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену её альтернативной гражданской службой.

Однако на практике оказывается, что своё право, закреплённое в Конституции, нужно уметь доказать, причём вне зависимости от своих убеждений и верований.

Игорь Кудинов, старший помощник начальника отделения организации и проведения призыва военного комиссариата Воронежской области:

— 90% молодых людей выбирают альтернативную гражданскую службу в соответствии со своими религиозными убеждениями. В основном, это представители сект, такой, например, как свидетели Иеговы, которой, кстати, заинтересовались ГУВД и ФСБ как экстремистской и ведущей к подрыву государственного строя, — добавляет военный. — С 2004 года были только два-три убеждённых пацифиста — относящиеся к Молодёжному Правозащитному Движению. Если честно, я не очень представляю, чем призывники занимаются на гражданской службе. Знаю, что это очень нелёгкая работа. Например, был у нас один мальчик, который попал на службу в психоневрологический диспансер, а потом писал письма с жалобами, чтобы его перевели оттуда.

В соответствии с законом вакансии для выбравших АГС распределяются в зависимости от образования, квалификации, предыдущего опыта работы, состояния здоровья, потребности государственных организаций в трудовых ресурсах и предоставляются Рострудом. Список для прохождения АГС состоит из 130 профессий и специальностей: от авиационного механика и машиниста бульдозера до оленевода и садовника. Зарплата разнится от 4 до 20 тысяч рублей в зависимости от региона. Между тем в Воронежской области альтернативщики проходят службу только почтальонами на Почте России и в медицинских учреждениях: в психоневрологическом диспансере и детских клинических больницах №1 и №2 в должности санитара. Важно отметить, что АГС может проводиться только на предприятиях ведомственного бюджетного характера федерального либо областного уровня.

«Мы имеем первый опыт работы с ребятами, которые проходят АГС. И мы очень довольны – они выполняют ту работу, на которую не каждый человек согласится из-за ее низкой оплаты. Тем не менее, ребята чутко работают с тяжелобольными людьми и маленькими детьми, к тому же выполняют тяжелую работу, которая не под силу нашим женщинам-санитаркам. На днях я подписал письмо в Департамент здравоохранения, в котором прошу предоставить нам еще 5-6 человек в весенний либо осенний призыв. Хотя, может быть, этот коллектив подобрался хороший, а следующие парни будут совсем другие – не могу знать», - рассказывает заместитель главного врача по медицинской части детской клинической больницы №1 Андрей Савченко. 

Сторонники альтернативной гражданской службы утверждают, что она может быть выходом для выпускников медицинских учреждений, которые отправляются служить, не закончив ординатуру и таким образом, частично теряют навыки, полученные в ВУЗах. 

Андрей Савченко комментирует это так: «Прохождение альтернативной службы было бы положительным моментом, но больницы с большой сложностью могут поставить ребят работать даже медбратом. И тут с одной стороны может возникнуть психологическая сложность: будущего врача заставляют выполнять несвойственные для него обязанности. С другой же - будущие медики могут оказать более квалифицированную помощь. Наших же АГСников приходилось обучать. Ведь не каждый человек, придя с улицы, сможет ухаживать за новорожденным ребенком».

Ради интереса я спросила у врача, есть ли для него существенная разница, по каким причинам ребята выбирают альтернативную службу: по религиозным или пацифистским соображениям. Как оказалось, разница, есть. И не только у медиков. Отношение даже к верующим иных конфессий в обществе довольно сложное. 

Евгений Распопов, один из троих АГСников больницы №1 работает в отделении реанимации. Он рассказывает, что в доказательство своих убеждений в военкомате он приводил принципы библии:  «Иисус призывает не брать в руки оружия, потому что каждый, кто его возьмет, от него и падет. Библия говорит, что нужно учиться жить в мирных условиях, не воюя. Она призывает воздавать любовь всем людям, не отвечая злом за зло. У меня в больнице хорошие отношения, я никому не навязываю свою точку зрения. Главное, что у меня есть убеждения и мне позволяют действовать, руководствуясь ими».

«С точки зрения возможности проходить АГС сейчас проще сказать, что ты свидетель Иеговы, чем говорить о гражданских убеждениях, на тебе поставят внутренний крест, но все равно дадут проходить АГС, потому что так принято и так сказали сверху.  Кроме этого религиозные убеждения защищаются и Европейским судом по правам человека , - делится мнением правозащитница Виктория Громова. -  Однако даже для этой категории граждан сейчас есть серьезная опасность , так как есть несколько дел, по которым свидетелей Иеговы пытаются признать либо экстремистской организацией, либо сектантской. И в дальнейшем, я не знаю, что для людей будет опаснее: сказать, что они свидетели Иеговы и стать экстремистом, либо сказать, что они пацифисты».

На практике оказывается, что пацифистам и убежденным антимилитаристам получить согласие на прохождение альтернативной службы намного сложнее.

Громова объясняет это так: «В конституции РФ прописана возможность прохождения АГС. Там напрямую указаны вещи, связанные не только с религиозными убеждениями, но и в принципе с мировоззренческими. В законах многих других стран говорится только про религиозные убеждения. В этом плане у нас довольно демократическая статья в Конституции: АГС может проходить любой человек, в мировоззрение которого не входит ношение оружия и участие в военных действиях. Но в федеральном законе уже заложены несколько дискриминационных пунктов, которые создают АГСникам процедурные проблемы».

Одна из таких проблем  – это срок подачи заявления на АГС. Он истекает за полгода до призыва. Вторая – наличие в законе принципа экстерриториальности прохождения службы, когда призывники должны служить вдали от дома. Однако сейчас реальная практика отошла от этого правила, так как всего около 10% вакансий включают предоставление общежития. Третье – то, что АГСник служит на 1,75 % дольше, чем срочник, а именно год и девять месяцев.

По закону об АГС призывник не должен доказывать свои убеждения, а лишь представить их в заявлении, описав. Если человек принадлежит к религиозной структуре, либо входит в пацифистскую организацию, он может предоставить сертификаты либо информацию от людей, которые могут подтвердить это.

«Убеждения связаны с мыслительной деятельностью и осознаванием себя в этом мире. Доказывать их наличие не нужно, но фактически в Воронежской области я сталкивалась с ситуацией, когда парень говорит о своих убеждениях, на лицах членов призывной комиссии выражается скепсис и ощущение того, что  человек хочет откосить от военной службы, соответственно начинаются предсказуемые формулировки вопросов. Призывник стоит перед ними и вынужден отвечать корректно на издевки и абсолютное невежество некоторых членов призывной комиссии. Для этого парню нужно иметь высокое самообладание. Не очень понятно, на каком основании члены призывной комиссии позволяют себе подобные действия», - говорит Громова. 

«Есть несколько дел, по которым свидетелей Иеговы пытаются признать либо экстремистской организацией, либо сектантской. И я не знаю, что в дальнейшем для людей будет опаснее: сказать, что они свидетели Иеговы и стать экстремистом, либо сказать, что они пацифисты».

И совесть

Один из таких ребят, кому пришлось доказывать свои убеждения через суд, — студент ВГУ Максим Лобанов, убеждённый пацифист. Его дело длится больше восьми месяцев.

— Федеральный закон, который сейчас действует, конечно, даёт право на АГС, но из-за некоторых статей она становится не альтернативой воинской службе, а наказанием. Сами военные признают, что надо людей наказать за то, что они выбрали альтернативную службу. Если человек пацифист, его расценивают как второсортного, права которого можно ущемить. Во время суда меня удивило, что изложенные мною убеждения никого не заинтересовали — ни призывную комиссию, ни суд. Рассматриваются другие вопросы, по которым мне можно отказать в прохождении АГС, при этом не мотивируя решения. Например, спрашивали, почему я уезжал в другую страну, почему я не сообщил о том, что уехал на срок больше трёх месяцев, была ли у меня возможность сообщить об этом, что я собираюсь делать после окончания учёбы. Был задан напрямую вопрос: «Вы собираетесь уехать навсегда в Америку — значит, предадите родину?» На мой взгляд, АГС действительно приносит пользу обществу больше, чем непонятная муштра в армии. Тем более что само состояние российской армии плачевное, люди погибают: либо кончают жизнь самоубийством, либо их убивают сослуживцы.

Стандартный вопрос, который приходится слышать от противников АГС: будешь ли ты защищать родину, случись вдруг война? Задаю его Лобанову.

— Если такая необходимость возникнет — смогу, — отвечает он. — Тут вопрос в желании: если человек считает, что должен защищать родину, то он будет это делать так, как умеет, и, может быть, лучше, чем остальные. Идеи ненасилия не означают, что человек не может взять в руки оружие и убить кого-то, когда придётся защищать себя и своих родных. Другое дело — легальный механизм убийства на территориях, где Россия сама показывает агрессию.

Пользу от службы в психоневрологическом диспансере Максим также не отрицает, несмотря на то, что этот вариант отпугивает многих.

Еще один альтернативщик, Сергей Федулов — юрист по образованию. Он проходит службу в психоневрологическом диспансере и в конце лета ожидает дембель. Службу он принципиально не называет работой. А его выбор сотрудники в диспансере поняли не сразу: молодой человек с высшим образованием вдруг стал санитаром в психушке. Когда узнают, что это альтернатива военной службе, понимающе кивают: «Если б знали, своих сыновей послали. Какая разница, где жизни учиться?»

— Хотя часто приходилось слышать слова: «Все в армии служат, а вы что, лучше всех? Вы где-то будете прохлаждаться? — рассказывает Сергей. — Но я бы не сказал, что работа тут лёгкая.

График работы в Серёжином отделении — сутки через четверо из-за опасных условий. Большинство людей, которые там работают, — жители окрестных посёлков. И многие заняты на две ставки, потому что зарплаты чрезвычайно низкие — практически минимальный прожиточный минимум. Прожить АГС-нику на одну такую зарплату весьма сложно. И до сих пор по законодательству остаётся неясным, может ли он иметь дополнительную работу. В формулировке значится лишь: «Лицам, проходящим АГС, запрещено заниматься предпринимательской деятельностью». Но не всякая работа, особенно без трудового договора, например, так называемый фриланс, относится к индивидуальному предпринимательству. К тому же, исходя из закона, остаётся неясным, какое наказание может грозить служащему при нарушении данного условия.

К сожалению, несмотря на все старания гражданских организаций и АГС-ников, в обществе пока не сформировано устойчивое убеждение в том, что АГС является полезной и достойной альтернативой военной службе. Так, например, старший помощник начальника отделения организации и проведения призыва военного комиссариата Воронежской области Игорь Кудинов на вопрос, как он относится к существованию АГС, отвечает уклончиво, но понятно: «Я офицер запаса, прослуживший 25 лет. Какое, по-вашему, у меня отношение?».

Часто действия в военкоматах складываются по принципу: «Лучше предоставить АГС, чем долго судиться». Конечно, это тоже мотивация, но казённая какая-то. 

Вероятно, наша страна ещё долго будет переживать опыт одной из самых милитаризованных стран мира и учиться невоенным практикам существования в мире. И путь этот лежит через принятие людей, которые позволяют себе иметь антимилитаристские убеждения, а также снятие процедурных, дискриминационных барьеров в законах для гражданских практик — например, АГС.

Фото © К.Михальчевский.

3924

Поделиться: