Город

Британский фотограф Крис Уэгстафф в Воронеже: О русских и о работе

4203
Автор:
Андрей Яновский
06 июня 2012 11:21
18+
Британский фотограф Крис Уэгстафф в Воронеже: О русских и о работе
Они живут среди нас. Иногда они ничем не выделяются из толпы, но, проходя мимо них и слыша речь на иностранном языке, мы невольно оборачиваемся. Они — экспаты. (Экспа́т от англ. expat сокр. от expatriate, происходит от лат. ex patria «вне родины» — сленговое название для иностранных специалистов).

Сегодня я хочу рассказать об одном таком иностранце, который вот уже на протяжении 10 лет постоянно приезжает в его любимый Воронеж и живёт здесь несколько месяцев, потом уезжает обратно в Англию, чтобы затем снова вернуться сюда. 

— Расскажи немного о себе. Чем ты занимаешься?
— Меня зовут Крис Уэгстафф, я англичанин. Посетить Россию мне посоветовали друзья, до этого я некоторое время работал в Испании и Португалии. По профессии я фотограф. Во времена супермоделей мне посчастливилось оказаться в нужном месте в нужное время, и я получил работу от хорошего журнала делать фотографии показов и PR-презентаций различных моделей: Линды Евангелисты, Наоми Кэмпбелл, Клаудии Шиффер. Плюс к этому — фэшн-вечеринки, где навыки папарацци были обязательны. Поскольку мода — это работа сезонная, остальное моё время занимали гонки F1.
На протяжении последних пяти лет я сконцентрировался на личных проектах, таких как «Городские ночи», где показан город при различном освещении (в ночное время). Также это строительные портфолио, портреты, культура и работа для агентств. В Лондоне я работаю с четырьмя агентствами, с одним в Париже и двумя в Нью-Йорке.

«Я всегда говорю людям, что Воронеж — это мой город!»

— Был ли ты в других городах России? Почему твой выбор пал на Воронеж?
— Это может звучать несерьёзно, но Воронеж был выбран с помощью булавки! В то время передо мной стоял выбор: Латвия, Украина, Беларусь или Россия. В детстве мы любили играть в игру «Направления». Держа в руках булавку, мы водили ей над картой, и тот пункт, куда в итоге она приземлялась, — и было нашим «направлением». В моём случае Воронеж был ближе всего к тому месту, куда опустилась моя булавка. Из-за российских визовых порядков я могу находиться здесь только определённый отрезок времени, и по этой причине я вынужден постоянно ездить туда и обратно. Надеюсь, что в этом году всё изменится. Что-то в этом городе захватило меня. Несмотря на то, что первое впечатление было не очень приятным, — холодный, неприветливый, пустой город, — то сейчас в большей степени я люблю Воронеж, я приобрёл много особенных для себя друзей и именно благодаря им нахожусь здесь, а не в других городах России. Я бываю в Москве, где в данный момент работаю над одним из проектов. Время здесь работает против меня, и поэтому перспектива путешествовать по России отошла на второй план, уступив место стараниям быть принятым Воронежем и обзавестись тут настоящим домом.

— Как на твоё решение отреагировали друзья, родные? Что ты рассказываешь им о России?
— По роду занятий я постоянно куда-то уезжал, и поэтому никто не удивился, узнав, что я в России. Может быть, лишь слегка — поскольку я всегда был там, где много солнца. Когда приезжаю в Лондон, чувствую гордость за то, что могу рассказать людям, получившим ложное представление о России, какая это на самом деле прекрасная, фантастическая страна. Россия очень большая… нет, громадная! И здесь столько всего, чем вы можете гордиться! Конечно же, бывают сложные времена, которые нужно пережить, но в разговоре с людьми здесь, в Воронеже, я всегда им задаю вопрос: помнят ли они, что тут было в 2000 году? Сегодня здесь появились те же проблемы на дорогах, которые Европа переживает уже на протяжении многих лет. Потому что сейчас всё больше и больше людей способны взять кредит и приобрести новую машину. Появляется всё больше магазинов и торговых центров. Будучи гостем в России, я замечаю множество изменений, на которые вы, возможно, не обращаете внимания!

«Я могу сказать, что влюблён в страну и Воронеж. Для меня основное очарование Воронежа — это его люди!»

— У тебя были какие-то стереотипы относительно нашей страны? Они подтвердились или были опровергнуты?
— В школе Россия никогда не была включена в образовательную программу, и всё, что мы слышали о ней, было с негативным оттенком, причём без каких-либо объяснений. Конечно, чем старше и образованнее мы становились, тем больше понимали, что основным зачинщиком ложных представлений о России была Америка. Представления юности очень сильно отличались от того, что я увидел, приехав сюда. Предполагалось, что русские должны быть «холодными». Но я вижу, что они очень теплосердечные и всегда готовы пошутить и посмеяться. По моему мнению, с каждым днём Россия становится всё сильнее — как для себя, так и за рубежом. Мир больше не осуждает Россию и не боится её, мир считается с ней. И, возвращаясь к вашему вопросу, я счастлив, что все негативные истории прошлого являются и всегда являлись заблуждением.

— Что ты думаешь о повальном увлечении фотографии? Как с этим обстоят дела в Великобритании?
— Замечательно, что каждый теперь может иметь фотоаппарат. Цифровые технологии сделали фотографию ещё более популярной. Но есть и другая сторона: несмотря на то, что множество людей с фотоаппаратами всех форм и размеров предпочитают называть себя профессионалами, настоящих фотографов видно сразу. По всему миру тысячи и тысячи людей используют термин «профессионал», а затем эти тысячи и тысячи профессионалов очень быстро оказываются без работы. Было бы не совсем корректно сравнивать Россию с Великобританией или другими западными странами по части фотообразования и студий. В Европе финансирование и техническая база появились намного раньше, чем в России. В Великобритании существует огромное множество глянцевых журналов, служащих пособиями и примерами для подражания для фотографов. Наконец, очень многие семьи имеют новейшие модели цифровых фотоаппаратов.

— Что же, по-твоему, отличает фотографа-профессионала?
— Я бы назвал фотографию длительным, непрекращающимся обучением. В модной и музыкальной индустрии нужно постоянно быть на виду, подавать себя, пытаться быть замеченным — будь то вечеринка, презентация или премьера. Вот где фотографу необходимы средства — чтобы попадать в те места, где можно быть замеченным, где можно получить хорошие кадры. Профессионал будет сохранять в памяти всё, что он видел и испытал за долгие годы работы: хорошую погоду, плохую погоду, условия работы, цвета кожи людей, разный свет, моделей и ассистентов, визажистов. И в какой-то момент профессионал сможет вернуться к своему опыту, положиться на него, чтобы воссоздать что-то особенное.

— Какое направление фотографии у тебя профильное? Ты занимался коммерческой съемкой в России?
— Лично я очень люблю фотографировать людей (портреты или людей в работе). В Воронеже я передал большое количество фотографий в музейные архивы и помогаю детям с разговорным английским. Вскоре состоится ещё одна моя выставка «Городские ночи», и, поскольку (к моему сожалению) местная администрация не заинтересована в моих услугах по продвижению образа Воронежа, я планирую расширять свой московский проект. В России фотографии ещё необходимо развиваться. Здесь есть некоторые хорошие фотографы, но они не могут получить работу, т.к. отношение журналов и различных компаний довольно необычное. «Мы используем интернет!» или «Родственник моего брата может сделать эти фотографии»... За пределами России отношение совсем иное — лучший получает работу. Из-за сложности российской культуры и менталитета, частью профессионализма является продать себя тут, в России. На мой взгляд, российским фотографам практически невозможно содержать себя только занятием фотографией. Именно поэтому здесь можно увидеть столько так называемых свадебных фотографов, выставляющих своих клиентов в нескончаемые очереди каждую пятницу и субботу. Я не мог поверить своим глазам, когда увидел множество пар, ожидающих очереди сделать очень важный снимок для своей фотосессии в одном и том же месте! Где воображение?

— Что тебе нравится в России, а что нет?
— Я могу сказать, что влюблён в страну и Воронеж. Для меня основное очарование Воронежа — это его люди! Но есть, конечно же, моменты, которые мне не совсем нравятся. Мне не нравится лето в Воронеже, когда так называемые отдыхающие едут на прекрасную воронежскую природу и оставляют повсюду мусор! Осенью и зимой я не люблю выходные в Воронеже. Главная площадь кажется захваченной военными и полицией! Полиция! Когда же они станут более вежливыми? Городская администрация! Как мы говорим в Англии, «закрытый магазин». Обязательно нужно знать кого-то высокого ранга, чтобы хотя бы получить ответы на письма.

— Ты чувствуешь ли себя здесь туристом или уже стал аборигеном? Легко ли общаться с людьми, не зная языка?
— Этот вопрос мне задавали очень много раз, и каждый раз я отвечаю, что, куда бы ты ни поехал в этом мире, если ты улыбнёшься и проявишь терпение, тебя поймут. Жестами ты можешь показать всё, что угодно! Я не считаю себя туристом здесь и предпочитаю, чтобы меня судили по тому, что я даю Воронежу. Я всегда говорю людям, что Воронеж — это мой город!

Выражаю огромную благодарность в подготовке интервью Якушкиной Марии и Евгении Васнёвой.

Все фотографии принадлежат Chris Wagstaff (www.fotovisual.ru). 

 

Поделиться: