Жизнь

Правила 60: Владимир Елецких

3430
Автор:
Полина Волкова
08 ноября 2012 07:00
6+
Правила 60: Владимир Елецких
Краевед, издатель и журналист об амбициях, никеле и жареной картошке.

Известные городские жители за шестьдесят говорят о современном обществе и проводят сравнительный анализ двух поколений: чему они рады, чего не вернуть назад, что испортилось и чем мы отличаемся.

Редакция Downtown.ru встретилась с Владимиром Леонидовичем Елецких. В неполных 64 года он возглавляет издательство ТО «Альбом», является заместителем председателя областного Совета краеведов, проводит историческую реконструкцию Таврово петровских времен. Елецких не пропускает презентации, городские выставки, краеведческие чтения и лекции. Он знает, о чем говорили и как мыслили в Советском Союзе, и о чем думают в современной России — у него трое детей и четверо внуков.

 

О чем мечтали и кем стали?

В 20 лет я выпускался из техникума геологоразведчиком, и на комиссии меня спросили, кем я себя вижу. Я ответил, что минимум — начальником партии, а в идеале начальником экспедиции. В комиссии похихикали: «А почему так?», и я ответил: «А зачем тогда учиться?». Нужно видеть себя сразу в глобальной перспективе и мечтать устроиться в жизни капитально. Ещё хотелось найти работу, которая даст простор для роста. Поэтому, когда я спустя несколько лет уже работал в геологии, начал параллельно писать в газеты. И постепенно понял, что это увлекает меня больше, чем моя профессия. К тому же я знал, что в геологии я выше не поднимусь, я уже всё знаю, и мне неинтересно, мой рост конечен. А вот честолюбивых планов у меня не было. Мне предлагали продвинуться по партийной линии. А я отказался. Мне говорили: «Дурак, тебе дадут квартиру, машину!». А мне этого не нужно было. Квартира уже была, а машина и сейчас не нужна.

У нашего поколения было больше возможностей, но и больше преград. У вас нет преград, но и все возможности уже кем-то реализованы.

К 60 мне удалось попробовать себя в разных жанрах. В 89-м году я организовал фирму  наверное, первую рекламную компанию в Воронеже. Первым нашим заказом стали буклеты для санатория в Чертовицах. Я сам лично шагами измерил территорию для плана, сам написал тексты. Но для печати нужно было пройти цензуру, найти бумагу. К счастью, получилось. Денег заработали четыре с половиной тысячи рублей. «Москвич» столько же стоил. Чуть позже мы сняли 11 этаж гостиницы «Брно» и сделали информационно-развлекательный комплекс. Там был видеосалон, проводились встречи, работала выставка «НЛО в Воронеже». Параллельно я начал выпускать первые книги и частные газеты. Просто так издаваться было нельзя  нужно было сначала в Администрации рассказать, о чём газета будет писать. Потом все газеты я успешно закрыл: деньги от реализации мы получали только через полгода, а из-за девальвации это были уже просто бумажки. В общем, у нашего поколения было больше возможностей, но и больше преград. У вас нет преград, но и все возможности уже кем-то реализованы.

У меня есть такое правило — никогда не останавливаться. Сейчас я бы мог бросить всё и пойти ловить рыбу, возиться с внуками. А у меня их четверо. Но я должен быть востребован и в другой роли — социально востребован, жить жизнью Воронежа. Поэтому сегодня пойду читать лекцию в школу. Через неделю поеду на встречу в Семилуки. Обязательно буду на краеведческих чтениях. Дома буду писать легенды о Воронеже, на работе готовить новую книгу об истории ресторанов.

Что стало хуже?

Мне жалко старых улочек, которых уже нет, с их булыжником, домишками... А с другой стороны, чего их жалеть?

Вы стали свободнее. А я человек старого образца, придерживаюсь гусарского принципа: если что — женись, и по-другому нельзя. Например, дочь дружила со школы с мальчиком. И уже в университете спросила у меня: можно он останется у нас? Сейчас-то они живут вместе, но тогда я сказал: сначала распишитесь, оформите отношения, а потом и поговорим. Обиделась.

Вы точно такие же. Ничем не отличаетесь. Вы только более информационно-развитые. И иногда с вами даже не интересно разговаривать.

Дилетантов сейчас много. Я спорю со всеми про никель. Неучи выступают против добычи, а я считаю, что это глупость полная. Земля себя уже исчерпала. Максимум, что можно на ней сделать — это завести тысячу коров или тысячу свиней. И что дальше? А никель — это наше завтра.

Вы точно такие же. Ничем не отличаетесь. Вы только более информационно-развитые. И иногда с вами даже не интересно разговаривать. А всё потому, что вы знаете слишком много языков и ваша терминология меня пугает. На днях в Интернете кто-то начал рассказывать про Зеленоград, я аж возмутился: вы с ума сошли что ли, а по-русски нельзя?! Там было четыре термина, которых я даже в Интернете не нашел.

Что стало лучше?

Мне нравится, как ваше поколение отдыхает. Нравятся и концерты, и ночные клубы. Я с удовольствием принимаю предложения своих детей сходить туда. Хотя я больше любитель активного отдыха — рыбалка, грибы. И в свои двадцать лет так отдыхал. Но кто-то из сверстников, как вы, в рестораны ходили. Там в основном выпивали и танцевали, гурманства не было. Меню было большое, но начнешь заказывать, а тебе в ответ: «Этого нет», «Это готовить долго». Вот и заказывали овощной салат и картошку жареную. В столовой-то пюре подавали. А в ресторане — жареная!

Многие ругают торговые центры. А мне они нравятся. Раньше были дворцы культуры с кружками для детей, кинозалами, концертными залами. Но их закрыли, когда они перестали соответствовать своему назначению. И сегодня торговые центры заменили их. В них теперь и кино, и развлечения, и выставки, и катки, и океанариумы.

А ещё мне нравится, что ваше поколение тоже интересуется историей Воронежа. Со мной в социальных сетях переписывается много молодых ребят на эту тему.

У меня есть такое правило — никогда не останавливаться. Поэтому сегодня пойду читать лекцию в школу. Через неделю поеду на встречу в Семилуки. Обязательно буду на краеведческих чтениях. Дома буду писать легенды о Воронеже, на работе готовить новую книгу об истории ресторанов.

Поделиться: