Жизнь

Честное слово: Мастерицы оригинального вещевого жанра

Честное слово: Мастерицы оригинального вещевого жанра
Здравствуй, Даунтаун. Меня зовут Орлеана, и я периодически буду заниматься на твоих виртуальных страницах тем, что люблю делать больше всего — ругать, громить и крушить всех и вся.
Обычно этим я занимаюсь на своём скромном модноблоге Шмотомодо.Ру, но теперь буду периодически наведываться и к вам (ежели, разумеется, волна народного гнева после сегодняшнего текста не вымоет меня обратно в пучины безродного океана). Сегодня мы поговорим о рукодельницах.

Слово «рукодельница» ассоциируется у меня с улыбающимся солнышком, блинами, печкой, уютом и вообще избой. Современные рукодельницы далеки от всех этих приятных прелестей, и даже косы у них не русы и не до пояса. Ни одна рукодельница никогда и ничего плохого мне не делала, но каждую из них мне хочется страдальчески обнять и попросить скорее встать с колен.

Дело тут деликатное. Массовая истерия ручного труда началась лет пять тому назад. До Воронежа повальное увлечение докатилось, как всегда, с опозданием. Спустя некоторое время Линор Горалик обозвала наших сегодняшних героинь «девушками с фуфлом», слово прижилось. И теперь автоматически прыгает на язык, едва лишь только я завижу одну из представительниц.

Массовая истерия ручного труда началась лет пять тому назад. До Воронежа повальное увлечение докатилось, как всегда, с опозданием.

Когда они — первые сережки с Одри Хепберн, крошечные мыльца и кулоны с фотоаппаратами — только начали вылупляться на свет, все это казалось круто. Согласитесь, куда приятней носить побрякушки не из опротивевших магазинов бижутерии, а индивидуальные, оригинальные, дизайнерские. Мысль эта промелькнула в светлых головушках тысяч девиц и закрутилась, завертелась карусель... Но все, хватит, она уже изрядно покрутилась. Тех из нас, кого угораздило на неё присесть, уже начало подташнивать, у кого-то даже кровь носом хлынула, кто-то потерял сознание. В общем, карусель надо бы остановить, разобрать и собрать заново.
 
Почему?

Мыло ручной работы бессмысленно. Мыло, сделанное кем-то, а не на заводе, вызывает ассоциации с «Бойцовским клубом» и человеческим жиром. Декоративное мыло есть у всех и каждого. И даже не один кусок. Оно пахнет несколько недель (а то и дней), потом запах собирает чемоданы и уходит. Оно намертво липнет к плитке, если забыть кинуть его в мыльницу. Оно может покрыться неизвестным налётом. В общем, из предмета интерьера превратиться в «предмет, который жалко выкинуть, потому что за него деньги уплочены». Заниматься мыловарением имело смысл еще до того, как этому таинству обучилась каждая скучающая домохозяйка. Тогда с этого можно было поиметь прибыль и подивить непросвещённый люд.

Но самое главное — это шаблонность. Прелесть продуктов ремесленного труда — в их уникальности. Но где же ты, обещанная уникальность? Все эти мылящиеся прямоугольнички похожи друг на друга, как имперские штурмовики.
И, конечно же, нельзя просто так взять да отпустить на волю горы бижутерии. Все эти маленькие камушки, под-бронзу-цепочечки, крошечные птички заслуживают отдельной кары. Ибо закончился их век. Расслюнявившись, я смотрю на аксессуары столичных дизайнеров и не могу понять, почему наши кудесницы за редким исключением не перешли ещё на брутальные металлические ошейники, цепи, шипы, кожу, латекс и прочие опасные штуки, крайне сейчас актуальные. Даже попсовые круглые воротнички никто не хочет шить. Наши-руки-не-для-скуки продолжают упорно штамповать сережки-крылышки и невнятные бусики-утипусики. А народ требует фаталити-бруталити и минимализма. Вместо того, чтобы поддерживать местных рукодельниц, приходится отправляться за цацками в... правильно, осточертевшие сетевые магазины, те самые, от которых мы с радостными воплями бежали в эпоху возникновения рукоделия.
 
В общем, суммируя, имеет место быть парадокс. То, что должно было быть оригинальным, стало рутинным. То, что должно было восхищать, стало, напротив, раздражать. И самое в этом неприятное то, что сами рукоделицы, кажется, не замечают, что из мастериц оригинального вещевого жанра они превратились в низкопроизводительное подобие китайских ремесленников.

Барышни-рукодельницы, старательные вы наши, ну хватит уже! Начните, наконец, делать что-то такое, чтоб мы от восторгов в обмороки падали. Вы безнадёжно отстали от поезда моды и застряли на станции скучной стабильности. Прочь оттуда, карету вам, карету! Догоняйте.

Но вот что делать со всеми скопившимися у вас центнерами мыла я, честно говоря, не знаю.
Орлеана
9 января, 18:50

Поделиться: