Жизнь

Почему мы хотели умереть сегодня?

Почему мы хотели умереть сегодня?
Как мы распоряжаемся нашим сейчас, таким каждый из нас и канет в небытие или унаследует жизнь вечную.

Сегодня эсхотологи спорят о произошедшем и уже придумывают новый конец света. На фоне этих событий мы решили поговорить о личной смерти и ожидании апокалипсиса. По просьбе Downtown философ и психолог рассуждают о том, почему мы хотели умереть сегодня, кому было выгодно тиражирование конца света и каким будет наше завтра, если 21.12.12 уже наступило.

 

 

Алексей Некрасов

кандидат философских наук

 

 

 

Дмитрий Теньков

психолог

 

 

 

 

Философ:

Проблема конца света не столько строго философская, сколько религиозно-философская, так как относится к ненаучной форме познания  вере. Вопросы, касающиеся конца света, принято называть эсхатологическими (греч. eschatos  последний, конечный и logos  слово, учение).


Психолог:

Конец света. Сегодня эта страшилка, благодаря интернету и TV, подобно лесному пожару охватила обширные пространства. От Магадана до Парижа люди с интересом ждут 21.12.2012. 

Нельзя сказать, что раньше никто не пытался раздуть в наших сердцах этот апокалипсический огонёк, желая погреть у него свои ручонки. Но масштаб был несравнимо меньше. Однако интересно здесь не то, что именно индейцы Майя внезапно попали в тренд. Любопытно то, с какой охотой мы, сами того не желая, включаемся в обсуждения темы конца света. Пусть с улыбкой или раздражением, но мы не даём этой теме просто сойти на нет.


Зачем нужен конец света

Философ:

Если отбросить в сторону фантасмагорические картины последних дней, подвергнуть «21.12» редукции, то речь идёт о смерти, о проблеме смерти. Я полагаю, что проблема конца света  это проблема понимания своего бытия как бытия к смерти или бытия через смерть. К или через зависит от веры… веры в труп мартышки или чаяния воскресения мертвых и жизни будущего века. Вся целеценностная картина мира, смысл жизни определяется пониманием того, что есть смерть: точка или запятая. Это вопрос веры и для атеиста, и для религиозного человека.

Конец света станет не сказочным сюжетом, а явной частью жизни, когда он будет понят как мой: конец света — моя смерть.

Вообще конец света не пугает сознание человека до тех пор, пока это обезличенное событие. По-настоящему он станет не сказочным сюжетом, а явной частью жизни, только когда конец света будет понят как мой: конец света  моя смерть.

Человек слаб, прячется за обществом, страшась смерти, укрывается за спиной толпы, а потому не имеет ни полноты жизни, ни подлинной свободы. Общество  это никто конкретно, а потому и смерть ничья, по крайней мере, не моя.

Но для того, кто принимает смерть как свою, открывается и жизнь во всём своём бесконечном разнообразии возможностей. Вера в жизнь после конца света освещает жизнь посюстороннюю ответственностью за каждый поступок. Вера в личную беспросветную смерть вместе концом света стирает грань между человеком и животным, лишает человека необходимости различать добро и зло, иметь какие-либо аксиологические ориентиры.

Сегодня одуревшее человечество сплюнет жвачку «21.12», откроет рот и примет новую конфетку. Вкус непринципиален.

Оказавшись под медийным прессом «21.12» человечество продемонстрировало свою зашоренность, отсутствие принципов бытия помимо тех, что предлагает массовая культура. Маркетологи удачно покукловодили: «Раскупи последнее…», «Отдохни на всю катушку…», «Потраться, ведь больше не будет возможности…». Сегодня одуревшее человечество сплюнет жвачку «21.12», откроет рот и примет новую конфетку (вкус непринципиален).

 

Психолог:

Любой подобный пожар в медиа-среде возможен лишь благодаря отклику живых людей (читателей, зрителей, пользователей). Что-то действительно важное затронула эта история про индейцев и их календарь.

Если посмотреть на историю эсхатологических идей человечества, то многие из них повествуют о чём-то большем, нежели абстрактный конец света. Это всегда «конец света, каким мы его знали», другими словами – переход к другому состоянию мира. Но тот конец света, про который мы слышим сегодня из каждого утюга, не подразумевает никакого перехода. Это просто крайняя точка. Давайте присмотримся к этому образу: конец календаря. Дальше нет никаких координат, нет разметки.

Глубокая внутренняя усталость от жизни с календарём, которую мы не замечаем в череде дедлайнов, нашла свой выход в странном миникульте конца света.

Знаете, что первое приходит мне на ум, когда я слышу про конец календаря? То, что мне не понадобится ежедневник на следующий год. Глубокая внутренняя усталость от жизни с календарём, которую мы не всегда замечаем в череде неотложных дел и дедлайнов. Эта усталость нашла свой выход в таком странном миникульте конца света. Привычно расчерченные листы с пятью квадратами рабочих дней и двумя выходными, корпоратив, заранее проставленные даты платежей по кредиту и обведённые две недели отпуска… Тоска! Каждый раз, покупая новый ежедневник, мы понимаем, что обречены проходить этот цикл раз за разом. Так почему бы не отметить день, когда можно на минуту представить, что всё это закончится и после этой пятницы не будет уже никакого понедельника с его заботами и суетой? Это во-первых. 

Для общества такие праздники – необходимый механизм, выполняющий утилитарные функции, без которых социум не смог бы существовать.

Во-вторых, попробуйте провести мысленный эксперимент и вспомнить праздники, на которых вы веселились от души в последнее время. Вы увидите, что по большому счёту, любой настоящий праздник  это ряд мероприятий, связанных с окончанием и началом чего-то. Переход. Эта схема работает всегда, будь это свадьба, Новый год или День рождения. Для общества, как и для каждого отдельного человека, такие праздники  необходимый механизм, выполняющий ряд полезных и утилитарных функций, без которых социум не смог бы существовать.

Поэтому нет ничего странного в том, что мы с удивительным энтузиазмом обратились к возможности отпраздновать что-то действительно интересное и захватывающее. Ждали этой пятницы, как школьники каникул.

 

Что будет потом

Философ:

Что делать? Какая разница, что делать перед концом света или задолго до него? Не мы определяем его возможное наступление. Мы знаем то, что есть, а есть  жизнь, и эту жизнь нужно жить. Как? Честно, искренне, добросовестно, с любовью… У нас есть только сейчас (вчера уже прошло, а завтра может и не быть), а потому, то дело, которое мы делаем сейчас, или поступок, который мы могли бы сейчас совершить, и есть самое главное дело нашей жизни. Как мы распоряжаемся нашим сейчас, таким каждый из нас и канет в небытие или унаследует жизнь вечную.

 

Психолог:

Что же будет потом, после того как часы пробьют полночь? Ведь настоящее веселье возможно только в особый день, который бывает раз в году (ещё лучше, если раз в жизни, а ещё лучше  раз в жизни планеты). Было бы желание, а повод найдётся. Пусть этим поводом будет конец календаря древних индейцев, затерявшихся когда-то давным-давно на просторах далёких континентов. Почему бы и нет.

Дорогая редакция
21 декабря, 12:00

Поделиться: