Жизнь

Они уехали: Как получать удовольствие, учиться и жить среди искусства

Они уехали: Как получать удовольствие, учиться и жить среди искусства
Желание учитья и развиваться как главные причины переезда молодого художника Саши Себякиной в столицу.

В поисках чего воронежцы покидают родной город и какие чувства они испытывают к нему после переезда? Чтобы найти ответы на эти вопросы, Downtown разговаривает с теми, кто уехал из Воронежа. Сегодня молодой художник Саша Себякина рассказывает о том, зачем она переехала в Москву, насколько труднее учиться в столице и почему этот город вдохновляет.




Главной причиной переезда стало поступление в МГАХИ имени Сурикова, о котором я мечтала с детства. Это было чем-то необозримо далёким и призрачным. Я всегда знала, что должна буду поехать, но казалось, что это так нескоро, что можно не беспокоиться, время — оно резиновое.

 

Особый ритм

Чем ближе были даты отъезда, тем больше я понимала, насколько устала от Воронежа, его однообразия и какой-то предсказуемости. И вроде всё это уютное и родное, но в то же время наскучившее. Если честно, никогда не понимала людей, проживших всю жизнь на одном и том же месте и не попробовавших что-то другое, новое. Всё познаётся в сравнении вроде.

Последний год дома пролетел за секунду и мимо меня. Всё как-то само случилось: димпом, вступительные и вот я в столице. Как ни странно, она приняла меня ласково. С первых же дней я ровно влилась в этот ритм и получала только удовольствие. Конечно, найдутся люди, ворчащие о том, как тут всё плохо и так далее, но, наверное, таким везде будет плохо.

Если внутри человек не очень хорош в принципе, то не важно, из какого он города.

В общей массе москвичи намного вежливее, чем воронежцы. Понятное дело, что «выдающиеся» кадры есть везде, но мне показалось, что в столице с этим дело обстоит получше. Поскольку тех, с кем нам комфортно и хорошо, мы выбираем сами, то, честно говоря, я не вижу разницы между москвичами и воронежцами. Если внутри человек не очень хорош в принципе, то не важно, из какого он города.

Многие твердят про какой-то безумный московский ритм жизни, про пробки и многое другое. Как сказать, здесь правда все даже ходят быстрее, куда-то стремятся и смотрят только прямо перед собой, но мне это только нравится — все такие занятые, как будто нет никому до тебя дела, но если нужна помощь — всегда помогут. Что касается пробок: если в Воронеже до учёбы из своего Северного я добиралась минимум час, а максимум и два, то здесь дорога занимает ровно 30 минут, и это с учётом дороги до и от метро.

Уровень жизни в Москве выше, чем в Воронеже — это факт. Взять даже среднюю заработную плату — несопоставимые цифры.

В Воронеже у тебя нет особого выбора: либо ты стоишь на каком-нибудь Памятнике Славы часами, либо идёшь пешком. Есть ещё вариант с велосипедом и самокатом, но зимой на них особо не покатаешься. Ежедневно этими поездками я тратила впустую кучу времени. Сейчас в Москве я могу рассчитать всё до минут — спасибо метро за это.

 

Город, который вдохновляет

Уровень жизни в Москве выше, чем в Воронеже — это факт. Взять даже среднюю заработную плату — несопоставимые цифры между этими двумя городами, даже несмотря на цены. Да, многое здесь дороже. Например, продукты или услуги, но если ты более или менее разумно тратишься, то сильной разницы не заметишь.

Москва намного чище. Зимой нет гололёда, ежедневно работает снегоуборочная техника даже в самых отдалённых дворах. Летом постоянно ездят поливальные машины и техника с такими огромными круглыми щётками, которые чистят улицы. Это меня удивило, потому как в Воронеже мой двор о таком даже не мечтал.

И ты можешь каждый день гулять и каждый день видеть новое и новое — неизученное, красивое, вдохновляющее, трогающее.

Помойки, бродяги и другие красоты, конечно, есть везде, никто не спорит. На уже родной Таганке за окном — грязь, гаражи, но 10 минут пешком, и ты на Котельнической набережной, а дальше мой любимый район Китай-города. Красота, как на ладони. 
И ты можешь каждый день гулять и каждый день видеть новое и новое — неизученное, красивое, вдохновляющее, трогающее. Особенно, конечно, центр. Наверное, в силу профессии, я хочу и умею видеть красоту даже там, где это почти невозможно. Но здесь она очевидна. Я стараюсь видеть только хорошее, по-моему, так проще и счастливее.

Не могу сказать, что у меня были особые трудности, которых не было в Воронеже. Если были какие-то переживания на учёбе, например, или ещё что-то, то я привезла это всё с собой, никакой кардинально новой жизни, как говорится, с чистого листа, я не почувствовала.

Только дурак думает, что он уже всё умеет и совершенен в своём деле. Ну или не дурак, а какой-нибудь Серов.

В Москве я чувствую ещё большую приближенность к искусству. Особенно первое время я просто сходила с ума, осознавая, что через узенькую дорожку от входных дверей нашего института находится Третьяковская галерея. Вот он — Врубель, вот он — Коровин — в нескольких десятках метров от тебя. Это ужасно вдохновляет, хотя учиться пока не очень просто.

Когда я выбралась из-под тёплого крыла моего воронежского преподавателя, было сложновато выслушивать от новых учителей слова о том, какие мы бездарные и ужасные. Никто не понимал, чего вообще от нас хотят, поэтому были истерики и тому подобное, но после просмотра все успокоились и поняли, что это всего лишь метод — тяжело в учении, легко в бою.

Но, безусловно, я очень довольна. Нужно развиваться, работать над собой, рисовать, рисовать, рисовать, а Москва располагает к этому. Только дурак думает, что он уже всё умеет и совершенен в своём деле. Ну или не дурак, а какой-нибудь Серов. Конечно, если ты профессионал в своём деле, ты найдешь достойную работу в любом городе, но здесь перспектив в десятки раз больше.

 

Там, где тебя ждут

Воронеж, как один район Москвы, только во всех смыслах уменьшенный. Я поняла, что очень его люблю. На расстоянии — самое то. Ты приезжаешь сюда на выходные, видишь своих близких, друзей, встречаешься с ними, гуляешь — безделье и отдых. А будни, одинаковые везде, остаются в Москве. За счёт этого Воронеж стал таким маленьким, родным праздником, что мне очень нравится. Конечно же, я скучаю по друзьям, родителям, но расстояние дало чётко понять, кому ты всё-таки нужен по-настоящему. Произошла своеобразная фильтрация, что тоже стало несомненным плюсом.

Живя в Москве и приезжая в гости в Воронеж, я стала чувствовать, что абсолютно всё в нём — это мой дом, большой-большой дом.

Я не думаю, что город способен кардинально изменить личность, но, живя в Москве и приезжая в гости в Воронеж, я стала чувствовать, что абсолютно всё в нём — это мой дом, большой-большой дом. Любой закоулок, любимая лавка или «место встречи изменить нельзя — BARak O’MAMA». В последние месяцы в Воронеже излюбленным местом стала детская площадка на Никитинской (или она на Фридриха Энгельса?). Там тихо и особенно хорошо вечерами. Да и вообще весь вечерний центр, особенно в тёплое время года, красивый и приятный.

Я не могу ничего предсказать и узнать, как сложится моя жизнь. Сложно что-то планировать на необозримое будущее, когда неизвестно, что будет завтра. Но пока что моя задача — работать над собой, развиваться и получать удовольствие. А Воронеж для меня сейчас — это город, в котором мне всегда есть место, в который я всегда смогу вернуться, если захочу.

4908
Ксения Камынина
14 марта, 12:00

Поделиться: