Жизнь

Они уехали: То, что является залогом процветающей страны

5815
Автор:
Ксения Камынина
14 февраля 2013 07:00
6+
Они уехали: То, что является залогом процветающей страны
Егор Соловьёв о трудностях переезда в Швецию, путешествиях по Европе и особенностях учёбы зарубежом.

По тем или иным причинам некоторые из горожан уезжают из Воронежа, но не забывают о нём. В рамках рубрики «Они уехали» мы разговариваем с теми, кто покинул родной город, о причинах эмиграции и о том, чего не хватает Воронежу и его жителям. Сегодня Егор Соловьёв рассказал, как в 15 лет он оказался в Швеции и что из этого вышло.


Егор Соловьёв

Наверное, моя история будет отличаться от историй других героев этой рубрики. Начну с того, что я переехал из Воронежа в Швецию в возрасте 15 лет. Было это в 2005 году, насколько я помню, потому что уже давно перестал считать, сколько лет проживаю на территории викингов. Сейчас мне 23.

Переезд не был моей сознательной инициативой, меня всё устраивало в Воронеже. Это было время, когда я катался на скейтборде с друзьями и очень классно проводил время. Тогда всё это только начиналось в Воронеже, и была отличная скейтбордическая тусовка. Я это время вспоминаю очень часто, потому что оно было неимоверно крутым и тот период отпечатался у меня в памяти.

Это было очень нелегко: другая страна, совсем другие люди, чужой язык и прочие трудности переезда.

Инициатором моего переезда была моя мама, которая уже давно жила в Швеции. Это было очень нелегко: другая страна, совсем другие люди, чужой язык и прочие трудности переезда. Но я переехал из Воронежа в город на севере Швеции, который называется Сундсвалль. Относительно российских размеров, это маленький городок с численностью жителей не более 120 тысяч человек.

Я сразу пошёл в школу учить язык, где первый месяц обучение проходило на английском, а потом я быстро всё схватил и уже делал кое-какие успехи в шведском. Через два года я знал язык на уровне разговорного и поступил в шведскую гимназию.

Первые два года были очень сложными в адаптации, но меня спасало то, что я жил не в самом городе, а пригороде. Каждый день после учебы я приезжал и шёл на гору кататься на сноуборде.

Система образования в Швеции такова, что сначала ты заканчиваешь 9 классов обязательного образования, а потом 3 года гимназии по программе, которую ты выбираешь. Когда я поступил в гимназию, естественно, был старше своих одногруппников, потому что потерял два года на изучение языка. Хочу заметить, что вообще первые два года были очень сложными в адаптации, но меня спасало то, что я жил не в самом городе, а пригороде, где идти до горы было 10 минут пешком, и каждый день после учебы я приезжал уже под вечер и шёл туда кататься на сноуборде.

Когда я поступил в гимназию, мой шведский поднялся на другой уровень, потому что там я учился уже со шведами. До этого я общался с другими иностранцами, такими же, как я. Кстати, в Швеции очень много людей из других стран. Это в основном выходцы из арабских стран и албанцы с греками, есть и много русских.

Затем я закончил гимназию, и наступило время икс, потому что мне надо было определяться с тем, что я буду делать дальше и кем буду. Я подал документы в университеты Швеции, начиная со своего города и заканчивая самым югом страны. В итоге я решил уехать в город Кристианстад в часе езды от Мальмо и в двух от Копенгагена.

Представьте, как это — поступить в университет, не имея ни малейшнего представления о том, как учиться на высоком уровне на другом языке?

Это было ещё одним вызовом, потому что я только адаптировался к Сундсваллю, и тут опять переезд. Но я все-таки решился, и сделал это. Представьте, как это — поступить в университет, не имея ни малейшнего представления о том, как учиться на высоком уровне на другом языке? У меня всё тряслось внутри по дороге. Но я поступил на международную экономику и вот уже заканчиваю трёхгодичный курс — осталось только дописать диплом.

Учёба в шведском университете сложная, но мне нравится это. Тут никто не козыряет своими связями и никто просто так ничего не получит. Если проявить неуважение к преподавателю, ты будешь высмеян, и никто нормально тебя не будет воспринимать. Свою глупость тут показывать не принято. В общем, если ты хочешь показать, какой ты крутой, по средствам наглости и денег — это считается признаком плохого тона и невоспитанности. Доказывать это здесь принято знаниями.

Шведы сами по себе ответственные люди. Они любят свою страну и стараются сохранить её.

Хочу сказать, что я очень рад, что переехал на юг Швеции, потому что это огромный опыт, и мой университет мне очень нравится. Университет входит в тройку лучших вузов страны в профиле «Экономика» наравне с Handelshögskolan i Stockholm. Юг страны отличается от севера как народом, так и диалектом. Здесь юг считается частью Дании, поэтому когда я переехал сюда, я почти не понимал этот диалект. Но через пару месяцев перестроился.

Шведы сами по себе ответственные люди, и, конечно же, они холодноваты, но большинство из тех, с кем я сейчас общаюсь, — это хорошие и весёлые люди. Они любят порядок и уважают закон, любят свою страну и стараются сохранить её. В Швеции прекрасная природа, она ухоженная и сохраненная в своём первоначальном виде благодаря отношению людей к ней. Мало где вы увидите мусор в лесу или костры. Даже когда лес вырубают, тут же сажают новый.

Наверное, вы спросите, откуда я беру деньги на образование? Образование здесь бесплатное для граждан Швеции и Евросоюза, а я таковым и являюсь. Но мне всё ещё нужны деньги на жилье и питание, поэтому я занимаю деньги у государства и буду потом выплачивать в течение долгого времени, но моё образование всё равно вскоре окупится. 

Почти все студенты обращаются в CSN lån — это специальное учреждение, которое выдаёт кредит на учёбу. Важным условием является то, что вы должны закончить 75 процентов курсов в году, чтобы вам этот кредит выдали.

В Швеции почти все студенты обращаются в CSN lån — это специальное учреждение, которое выдаёт кредит на учёбу. Он даётся только при условии, что вы гражданин Швеции и являетесь студентом одного из университетов. Важным условием также является то, что вы должны закончить 75 процентов курсов в году, чтобы вам этот кредит выдали. Вообще все студенты тут уже взрослые люди, и они понимают, что им надо, а не так, как у нас: куда скажут мама с папой, туда и пойдут в 17 лет.

Учебный процесс устроен следующим образом: каждый курс на программе — это определённое количество баллов. Курсы в году идут последовательно, то есть сдал один — начался следующий. Нет такого, чтобы сдавать всё и сразу. Лекции примерно три раза в неделю, иногда чаще, остальное время — учись сам. Все лекции интерактивные, они проходят с участием студентов, то есть нет такого, что мы сидим и просто пишем никому не нужные конспекты.

Ещё нас никто не отмечает на лекциях — все студенты должны сами понимать, что это для них, а не для кого-то ещё.

Ещё хочу заметить, что работа в группе — это неотъемлемая часть учебного процесса. Все задания мы получаем по специальной почте и так же отправляем в электронном виде обратно. Ещё нас никто не отмечает на лекциях — все студенты должны сами понимать, что  это для них, а не для кого-то ещё. Также в Швеции нет каких-то барьеров в обращении с друг с другом. По статистике, это одна из стран, где почти самая маленькая дистанция между иерархическими ступенями как на рабочем месте, так и в жизни. Вы можете общаться со своим руководителем в нерабочее время и быть друзьями, и никто не посмотрит на ваш доход и машину, на которой вы передвигаетесь.

Также я получил возможность поучиться полгода в любой стране, с которой университет имел партнерское соглашение. Мой выбор пал на Австрию, потому как я всегда хотел поехать в Альпы. Скажу, что я представлял её как страну из сказок, и так оно и оказалось. Я поехал жить в город Грац — второй по величине город Австрии, расположенный в провинции Штирия. Из Австрии я ещё путешествовал по Италии.

Правда, есть у них одна черта, которая мне не понравилась или показалась странной: австрийцы не знают, что такое очередь.

Австрия немного, но отличается от Швеции. Тут своя культура, тут чтут традиции и титулы. Вы часто можете увидеть на визитных карточках титул человека, потому что для них это очень важно. Они, как и шведы, любят порядок и уважают законы. Правда, есть у них одна черта, которая мне не понравилась или показалась странной: австрийцы не знают, что такое очередь. Очень часто бывало, что я стоял в очереди в супермаркете, а какая-нибудь бабушка пробивалась нагло вперёд меня. Мне вовсе не жалко пропустить её вперёд, но делала она это так скрытно. И не только она.

В Воронеж я приезжаю летом и иногда на Новый год, потому что это мой дом, здесь живут мои бабушка с дедушкой, папа, любимая девушка. Здесь я родился и провёл своё детство. Но, к сожалению, жить в Воронеже я не хочу. Я привык к доброй Швеции, где люди не смотрят на то, как я одет, сколько у меня денег, не грубят мне в общественном транспорте, улыбаются в булочных и кебабных.

Чтобы интересы были не в накоплении на старую «бэшку», а на путешествия, учёбу, спорт, достойное хобби.

Что бы я хотел изменить в Воронеже, так это самих людей, точнее их худшие стороны. Хотел бы, чтобы к друг другу все относились добрее и уважительнее, чтобы было меньше агрессии и непонятно злости, чтобы люди самосовершенствовались, меньше пили и больше занимались спортом, чтобы интересы были не в накоплении на старую «бэшку», а на путешествия, учёбу, спорт, достойное хобби. Я уверен, у нас живёт много талантливых и добрых людей, только реальность жизни не позволяет им самореализовываться и выделяться. Здоровая и интеллигентная нация — залог процветающей страны.

Поделиться: