Жизнь

Они уехали: Изменить себя, чтобы изменился весь город

3851
Автор:
Ксения Камынина
11 апреля 2013 11:00
6+
Они уехали: Изменить себя, чтобы изменился весь город
Арина Зенина о больших городах, особенностях менталитета и о том, как выжить в сезон дождей в Китае.

Мы продолжаем разговаривать с бывшими местными жителями о жизни в новом городе и менталитетах других наций. В сегодняшнем материале Арина Зенина рассказала о том, какие возможности даёт другая страна, и что нужно изменить в городской среде, чтобы остаться в Воронеже.

 

Арина Зенина

 

Мои детство и юность прошли в Воронеже. Этот город навсегда останется родным и очень важным. Но с самого детства я знала, что  жить здесь не буду. Откуда взялась эта внутренняя уверенность, я не знаю, ведь первый раз в Европу я попала только в 15 лет.

 

Переезд в Москву

Очень хорошо помню слова папы: «Когда поступишь в университет, наличные деньги давать перестану». Так и получилось. Я поступила в ВГУ на факультет романо-германской филологии и сразу стала искать место, где можно заработать карманные деньги. Кем я только не работала: раздавала флаеры, была мерчендайзером, промоутером. Те, кто учились на РГФ знают, что хорошие оценки там просто так не ставят. До сих пор не понимаю, как, учась на дневном отделении, я всё успевала.

Толпы народа, огромные расстояния, жуткая энергетика — всё это очень давило на меня. Я стала очередным роботом, который просыпается в 6 утра.

На пятом курсе мне предложили должность торгового представителя, и я стала штатным сотрудником в очень крупной компании. 60% моей работы составляли командировки — за 2 года работы я объездила всю Воронежскую область. У меня неплохо получалось, мне платили хорошие деньги, я гордилась собой. А через год я переехала в Москву. Работу нашла заранее через Headhunter, квартиру — через жж. Жизнь в Москве представлялась мне яркой, лёгкой, интересной. На деле всё оказалось совсем не так. Толпы народа, огромные расстояния, жуткая энергетика — всё это очень давило на меня. Я стала очередным роботом, который просыпается в 6 утра, бежит на работу и без ног возвращается домой поздно вечером. Спасали только встречи со старыми друзьями по выходным и владелица квартиры, с которой я жила.

Все два с половиной года, которые я провела в столице, я прожила с интелигентной доброй женщиной, которая стала мне третьей бабушкой — она меня поддерживала, кормила домашними котлетами и пирожками. Даже позже, когда появилась возможность жить одной, я не хотела от неё съезжать, и сейчас, когда я приезжаю в Москву, всегда останавливаюсь у неё.

 

Незнакомая жизнь в Китае

Я поняла, что в Москве жить не хочу. Но я боец, всегда иду вперёд, поэтому сдаваться не собиралась. На работе мне предложили заняться новым проектом и поехать в командировку в Китай. После моей первой поездки последовали другие командировки, и я влюбилась в эту страну. Тогда я поняла, в каком направлении надо двигаться, и решила переехать в Китай. Через год я нашла работу, где требовался баер в московский офис в Китае, собрала единственный чемодан, выбросила все вещи из квартиры в Москве и поехала в незнакомую жизнь.

Целый день я проводила на открытых рынках, промокала до нитки, возвращалась домой в сырую холодную квартиру.

Оказалось, что бывать здесь в командировках, когда ты живёшь в отеле и питаешься в хороших ресторанах, и переезжать на постоянное место жительства — совершенно разные вещи. Трудности возникали на каждом шагу, начиная от работы, которой было так много, что я ничем больше не занималась, заканчивая бытовыми проблемами. Я приехала в феврале в сезон дождей. Целый день проводила на открытых рынках, промокала до нитки, возвращалась домой в сырую холодную квартиру.

Однажды я думала, что схожу с ума, когда вечером, подойдя к своему дому, я поняла, что ключ к замку не подходит. Квартира моя, номер мой, этаж тоже, но ключ даже близко не подходит к замку. Позвонила коллеге, оказалось, что в Китае на одном этаже находятся две совершенно одинаковые квартиры с одним и тем же номером. Трудности возникали везде: кнопки на стиральной машине были на китайском, после стирки вещи не успевали высыхать, поэтому квартира на время превращалась в прачечную, где везде были разложены вещи и все время работал радиатор, который я переносила с места на место.

Еда тоже стала очень трудным испытанием. Я долго привыкала к острой пище. Практически все продукты, которые едим мы, в Китае имеют своеобразный вкус. Первые месяцы я практически перестала есть. Потом у меня появился помощник — китаец. Он стал не только моей правой рукой, но и близким другом. Я поняла принцип работы, освоилась с бытом и стала получать удовольствие от жизни.

Я обожаю изучать всё, что можно изучить, и Гуанчжоу в этом плане мне очень подходил. Это огромный, необычный город. Здесь красивейшие огромные парки, которые вечером потрясающе освещены. Всё свободное время я тратила на достопримечательности и путешествия в соседние города.

Самую вкусную китайскую лапшу я ела на окраине города в крошечном кафе за 50 рублей, а в китайских уличных кафе можно заказать десять потрясающих устриц на гриле за 250 рублей.

Я жила в самом центре города в двухкомнатной квартире с видом на главную достопримечательность страны — вторую по высоте телебашню в мире. И арендная плата за квартиру была очень небольшой — за эти деньги можно снять крошечную однушку на окраине Москвы. Цены в Гуанчжоу весьма адекватные. Например, самую вкусную китайскую лапшу я ела на окраине города в крошечном кафе за 50 рублей, а в китайских уличных бистро можно заказать десять потрясающих устриц на гриле за 250 рублей. К сожалению, здесь нет сыра, йогуртов и кофе. Эти товары импортируются и стоят дорого: цена маленкой баночки йогурта — 50 рублей, банки среднестатистического Nescafe — 700 рублей. Самым дорогим подарком в то время были не бриллианты, а привезённые из России бородинский хлеб и пакет гречневой каши.

Если честно, Гуанчжоу — идеальное для меня место для жизни. Это абсолютно мой город, и я бы с радостью осталась жить там.

Безусловно, Россия и Китай — абсолютно разные страны. В первую очередь это проявляется в мировосприятии людей. Китайцы более раскрепощённые, открытые миру и свободные от условностей. Выходя из дома в плохом настроении, я забывала о нём примерно через пять минут: кто-то идет и поёт, кто-то просто сидит на бордюре и ест рис, а танцующие танго китайские пары по вечерам в парках — это вполне нормальное явление. Кстати, спортом там занимаются все: бегают в парках, на улицах, занимаются аэробикой на любых свободных площадках.

Китай стал для меня родным местом, из которого не хотелось уезжать. Если честно, Гуанчжоу — идеальный для меня город для жизни, и я бы с радостью осталась жить там. К сожалению, по семейным обстоятельствам, мне пришлось уехать из Китая. Сейчас я получила визу в Великобританию, куда переезжаю в ближайшее время. Но не проходит и дня, чтобы я не вспоминала Китай. Это мой наркотик и любовь.

 

Изменить отношение к жизни

Когда я жила в Москве, в Воронеж приезжала каждый месяц. Общение с мамой и друзьями ничто не может заменить. В Воронеже в окружении близких людей я чувствую себя счастливой.

Но мне бы очень хотелось, чтобы Воронеж изменился. В первую очередь должны измениться сами люди и их отношение к жизни. Можно винить наше государство, историческое развитие, но нужно начать с себя. Не мусорить на улицах и в лесу — Воронеж станет чище. Не смотреть чудовщиный канал ТНТ. Если перестать грубить, пить пиво в обнимку с телевизором все выходные, и пойти заняться спортом — вместо пивных ларьков появится больше парков и спортивных площадок. Эти изменения не имеют никакого отношения к правительству или мэру города. Эти изменения относятся к каждому конкретному человеку, который может создать вокруг себя именно тот мир, который он заслуживает.

Поделиться: