Жизнь

Портфолио: Доверять себе, чтобы отключиться от реальности

Портфолио: Доверять себе, чтобы отключиться от реальности
Анна Колесникова о том, как отбросить всё лишнее в своей жизни и снимать не ради чувства долга и денег.

Мы продолжаем рассказывать о молодых воронежских фотографах, близких нам по духу. На этой неделе о том, как не попасть в фотомейнстрим и полностью отдаться искусству, нам рассказала Анна Колесникова, которую вдохновляют постмодернистские фильмы Ларса фон Триера и Андрея Тарковского.


Анна Колесникова

Фотографирует 3 года


Я всегда теряюсь, когда меня спрашивают, как давно я фотографирую. Помню, что для снимков с плёночной мыльницы ещё девять лет назад завела отдельный альбом, куда бережно складывала фото из поездок, первые пейзажи. Тогда у меня появились две «особенные» фотографии со старинными зданиями Калининграда, на которые в фотолабе пролили какой-то раствор, из-за чего они покрылись бурыми разводами. Эти дефекты будто бы пошли на пользу снимкам, придавая им глубину. В течение следующих нескольких лет проявлялись засвеченные плёнки с ФЭДа и пейзажи с первой цифромыльницы. Тёплое воспоминание оставил среднеформатный Роллейфлекс, съездивший со мной в путешествие на Кольский полуостров. Какое-то время я пыталась сама проявлять и печатать фотографии, но не хватило усердия. И хотя на плёнку снимаю редко, однажды всё же надеюсь собрать аппаратуру и составы для лаборатории. В последние несколько месяцев увлеклась амбротипией — фотографией на стекле.

В это мгновение рука словно сама знает, когда нажать на кнопку спуска. Будто бы доверяешь чему-то внутри себя настолько, что способен отключиться от реальности.

Первое время моим кумиром был Паоло Роверси, затем я изучала работы жанровых фотографов Йонаса Бенидексена и Анри-Картье Брессона. Причем находка рифмы, удивительного света и ритма каждый раз является как некий дар. Пинхасов называл его «джинном», Брессон — «решающим моментом», Платон — «миром идей». Говорят, в это мгновение рука словно сама знает, когда нажать на кнопку спуска. Будто бы доверяешь чему-то внутри себя настолько, что способен полностью отключиться от реальности. Но, знаете, я этого практически не чувствую. Иногда меня захватывает, но то бывает крайне редко. Кажется, сначала нужно найти себя. Уверенно отбросить всё лишнее из своей жизни. Понять, чего действительно хочешь — не из чувства долга, не из желания самоутвердиться или заработать, а так, искренне. Это намного сложнее, чем кажется.







У меня есть некое представление о том, какой должна быть фотография. Надо стремится к тому, чтобы каждый отдельный снимок являлся чистым искусством, над которым трудилась бы целая команда. Но мне хочется, возможно, несовместимых вещей: кадров, будто вырезанных из кинофильма, символизма, сложного света, ритмики, неслучайных людей в объективе, близких мне по ощущениям, наконец, психологизма и глубины. Да, гениальные кадры можно сделать даже на телефон, но мне хочется сложных решений.

Всё, что я создаю — урывки, середина между отчаянным «сделать уже хоть что-нибудь» и желаемым «продумать все до мелочей».

В искусстве всегда цепляли произведения, точно выражающие архетипы психики. Для меня в кинематографе это «Зеркало» Андрея Тарковского, «Страна приливов» Терри Гиллиама, «Догвилль» Ларса Триера, «Повар, вор, жена и ее любовник» Питера Гринуэя. Литературные «Библии» — «Замок» Кафки, «Цитадель» Экзюпери, «Тошнота» Сартра, «Звездная Мантия» Павича и «Сердце пармы» Иванова. События и образы кажутся такими знакомыми, будто бы ты всё это пережил где-то в прошлой жизни. В то же время, есть нечто «сверх» — связь с бессознательным и истиной. Это хочется отразить на фотографиях. Нечто близкое чувствую в работах Тима Уокера и Еугенио Рекуэнсо, который создал аллюзии на картины Пикассо.

Сейчас стало модным снимать девушек в лесу/поле/дворике с закрытыми глазами/страдальческим выражением лица/гипнотизирующим взглядом или красивыми руками у лица (нужное подчеркнуть) и называть это художественной фотографией. И, черт побери, это смотрится и работает! Снимать «художественно» сразу стало легко и просто. Но как-то слишком одинаково. И, признаться, я чувствую себя частью этого веяния и никак не могу вырваться.

Ориентируйтесь на классиков — они сложнее для понимания, но тем важнее.

Я не выкладываюсь даже на половину от того, что могла бы. Всё, что я создаю — урывки, середина между отчаянным «сделать уже хоть что-нибудь» и желаемым «продумать все до мелочей». При этом верю в то, что человек развивается, лишь превозмогая собственные возможности.

Начинающим фотографам могла бы посоветовать ответить себе на вопросы: что именно хочется снимать? и зачем? Расставить приоритеты и поступать в соответствии со своими выводами. Решите, что для вас искусство. Сохраняйте понравившиеся фотографии, формируйте собственные вкусы в отношении цвета, света, эмоций, жанров. Ориентируйтесь на классиков — они сложнее для понимания, но тем важнее. И не забывайте вовремя останавливаться, оглядываться по сторонам и смотреть внутрь себя.





Больше фотографий Анны Колесниковой

Ксения Камынина
5 февраля, 16:00

Поделиться: