Жизнь

Почему клиент всегда не прав. Интервью с татуировщиком Максом XIII

Почему клиент всегда не прав. Интервью с татуировщиком Максом XIII
Победитель тату-фестивалей о «фастфуд» работах и татуировках, которые останутся с тобой навсегда.

На этой неделе мы встретились с Максом XIII — тату-мастером, который переехал из Москвы в Воронеж год назад. Специально для Downtown Макс рассказал о том, как делал первую татуировку своему другу, чего опасался после переезда и с какой работой он победил на недавно завершившемся фестивале в Кракове.


Макс XIII

Татуировщик


Все началось с моего друга-татуировщика. В одной книге он нашёл фотографию с уже готовой работой — это был портрет мужчины. Зная, что я неплохо рисую, он попросил сделать ему такую же татуировку. Так портрет неизвестного мужчины стал моей первой работой. Все инструменты были тогда самодельными, конечно. Но мне кажется, результат получился неплохим. Кстати, через 5 лет выяснилось, что это был портрет Тупака Шакура. Ещё через 5 лет мы перекрыли эту татуировку. Одно время она даже была в моём портфолио, но потом пропала — это эволюция: какие-то работы исчезают, их сменяют более качественные.

После этого появились другие желающие татуироваться у меня. Я стал более глубоко интересоваться темой и вникать в детали. Изучал стили, стремился всё попробовать, узнать и найти своё. Влияли и модные тенденции, например, так мне нравилась биомеханика. Тогда я работал в «фастфуд» салоне в Москве, где мастер должен уметь всё: что клиент покажет, то ты и делаешь.

Некоторые клиенты думают, что если они мне платят, то я должен делать всё, как они хотят. Я же считаю, что клиент всегда не прав.

Я делал татуировки, потом наблюдал, что с ними происходило, и это было печально. Работы со временем теряют свою красоту, природная непрозрачность нашей кожи и солнце играют отрицательную роль, а если татуировка маленькая, то это еще больше усугубляет ситуацию. Орнаментальные татуировки более практичные, они читабельные и чёткие и не изменяются до самой смерти. Из всех стилей это мне ближе всего, и в будущем планирую заниматься только им.

Если раньше я считал, что маленькая работа тоже может быть хорошей, то сейчас уверен, что хорошая татуировка должна занимать целую часть тела. Например, предплечье или плечо как минимум. Когда я переезжал в Воронеж, думал, что здесь будет меньше людей, готовых к большим проектам, чем в Москве. Но я был приятно удивлён, когда оказалось, что это не так.

Мне кажется, что мы некий фильтр. Люди подходят с не сформировавшейся до конца идеей, мы помогаем определиться, вдохновляем, отфильтровываем. Не со всеми, конечно, получается найти общий язык. Некоторые клиенты думают, что если они мне платят, то я должен делать все, как они хотят. Я же считаю, что клиент всегда не прав.

Это была серьёзная работа с перекрытием четырёх татуировок. Мы работали над ней с ноября по май.

Не могу сказать, что все работы, которые я делаю, появляются с моей подачи. Я не люблю надписи, иероглифы и прочие ширпотребные татуировки. Что касается стилей, то, например, ньюскул в том виде, в котором его представляю я, мне интересен, да и от черепов я никогда не откажусь. Эскизы рисую под каждого индивидуально. За некоторые заказы я просто не берусь, потому что они только отбирают время, но ничего интересного из себя не представляют и ничему новому не учат.

Когда-то я ходил на тату-фестивали в качестве зеваки и даже не мог представить, что через несколько лет буду стоять на сцене и меня будут награждать. Это стремление достичь чего-то, показать всё, что умеешь. Работа, с которой я победил на майском фесте в Москве и позже в июне в Кракове, — это рукава Сергея Еруса. Сергей сам в шутку предложи сделать ему рукава. Шутки, шутками, но так оно и вышло. Это была серьёзная работа с перекрытием четырёх татуировок. Мы работали над ней с ноября по май.

Для меня татуировка это все, я живу этим. Нужно заниматься чем-то одним, найти свой стиль и строить его. Здесь нет конечного пункта.

Я чувствую, что за год после переезда из Москвы подрос профессионально. Свидетельство тому — первое и второе место в орнаментальной татуировке на Московской тату-конвенции, кстати, второе место — это совместная работа с Сергеем, и первое место в номинации «модерн блэк» на Краковской тату-конвенции. Не могу не отметить, что положительное влияние на меня производит Сергей с его подходом к делу и приемами в работе, да и в целом атмосфера в салоне. В Воронеже у меня появилось больше свободы, здесь я могу организовать рабочий процесс так, как мне это удобно. Появилось больше времени, которое я могу проводить с семьей.

Это непрерывный процесс — я постоянно ищу информацию, смотрю на тенденции, опыт, развитие индустрии. Я живу этим. Для того, чтобы добиться успеха, нужно заниматься чем-то одним, найти свой стиль и строить его, выделяться с его помощью. Здесь нет конечного пункта. Есть помрачения, когда кажется, что ты всего достиг. Многие ловят звёзду, и думают, что это предел, и они достигли всего. Это останавливает их, они перестают развиваться. Нужно серьёзно заниматься любимым дело. Именно заниматься, а не иметь хобби. Ты должен постоянно об этом думать, должен быть некий азарт, желание побеждать и идти вперёд.

Работы Макса XIII

Предыдущее
Следующее
1 фото из 13

Фото: Александр Пятилетов, личный архив Макса XIII

Ксения Камынина
5 июля, 07:00

Поделиться: