Жизнь

Они остались: Маленький южный городок с персональным морем

Они остались: Маленький южный городок с персональным морем
Саша Старковский о спасении девушки, ночных посетителях баров и новом поколении, которое изменит город.

На этой неделе о Воронеже и духе времени в нём мы поговорили с Александром Старковским, который уволился со скучной работы и вместе с друзьями решил открыть свой бар. Саша рассказал о местах, где хочется оказаться к полуночи, о том, почему надо уезжать оттуда, где тебе не нравится, и по какой причине он решил остаться в Воронеже.

 

Александр Старковский

 

Воронеж в детстве

Первые обрывочные воспоминания связаны с водохранилищем. Я гулял там зимой, смотрел на рыбаков и завидовал их улову, переживал за машины, которые катались по льду у насыпи рядом с Чернавским мостом. Весной пускал кораблики из спичек или пенопласта, которые уплывали в «озёра» — огромные ямы в асфальте, глубину которых я испытывал резиновыми сапогами. Мама была недовольна. Когда мне было 5 лет, мы переехали в центр, и труба котельной на улице 1905-го года стала неотъемлемой частью заоконного пейзажа на следующие пятнадцать лет. Сначала её было видно целиком, но сейчас над новостройками торчит только самый верх.

 

О книгах

Лет в двенадцать мне попались «Омон Ра» и «Жизнь Насекомых» Пелевина. Шаблоны были разорваны капитально. Ещё была серия книг американской научной фантастики — Брэдбери, Азимов, Воннегут, которые тоже взрывали мозг, но от этого нравились только сильнее. Сейчас читаю только с айпада, книги очень дорогие. Да и возможность в любую секунду скачать что угодно из сети слишком подкупает. Из последнего — Буковски, Киз, Фрейд. В общем, если вы скажете, что не читаете книг, мы не поладим.


О работе

В 2009 году я получил степень бакалавра в ВГУ, после этого устроился в компанию небольшого интернет-провайдера и проработал там около трёх лет. Работа устраивала всем, кроме одного — было катастрофически скучно. В середине весны я написал заявление и приступил к реализации мечты — открыть небольшой уютный бар, где можно не бояться услышать Дорна или увидеть лицо официанта, выражающее ненависть ко всему окружающему. Искренне надеюсь, что в начале осени уже можно будет зайти в BKWSK и увидеть всё своими глазами.


О современном городе

Я вижу, что Воронеж меняется в лучшую сторону. Терпеть не могу людей, которые ругают наш город или Россию, и при этом сидят на месте, придумывая отговорки. Если что-то не устраивает — меняй это. Меняй реальность, меняй своё отношение, уезжай туда, где тебе будет лучше. Если человек ничего не делает и остаётся там, где ему плохо, он становится злее, начинает ненавидеть окружающих и сам от этого страдает.

Если вы спросите у меня, куда пойти в Воронеже, – отправляйтесь в Камерный театр. Заведения лучше не найти в нашем городе.

Для меня Воронеж — это маленький южный городок со своим персональным морем. Купаться в этом море не советую, но многочисленные мосты и набережные — это те места, где мне хочется оказаться ближе к полуночи, когда большая часть горожан видит тревожные сны о завтрашней планёрке, а по улицам ездят в основном таксисты и сомнительные опущенные двенашки со спойлерами. Ночи будних дней вообще кажутся мне наиболее интересным временем для исследования города. Даже питейные заведения ближе к утру вторника наполнены исключительно любопытными и отчаянными людьми, аутсайдерами, которые по каким-то причинам оказались вне офисной гонки.

Если вы спросите у меня, куда пойти в Воронеже, – отправляйтесь в Камерный театр. Заведения лучше не найти в нашем городе. Только там мне ни разу не приходилось бороться с соблазном сбежать в антракте или испытывать стыд за людей на соседних рядах.


Что расстраивает

Расстраивают сограждане, а остальное — следствие. Плохо, когда на первом этаже сталинки открывается магазин, и хозяин перекрашивает свою часть фасада в другой цвет. Зачем? Я таких вещей понять не могу. Неясно, почему у нас строятся такие отвратительные дома, откуда берутся дизайнеры наружной рекламы и вывесок, увидев которые, хочется плакать кровью. Очень расстраивает равнодушие. Недавно мы с другом, возвращаясь домой ночью, увидели ситуацию: на средней полосе проезжей части сидит девушка и плачет. А машины все аккуратненько её объезжают. Мы остановились и попытались помочь ей, выяснить, что случилось. К нам подошёл мужчина и спросил, зачем мы остановились, она же пьяная. Была бы трезвая, думаю, ничего бы не изменилось.


Почему я до сих пор здесь

Не могу сказать, что Воронеж — лучший город в России, но ничего плохого тоже о нём сказать не могу. Я люблю его за то, что тут живут мои друзья, за то, что все воспоминания связаны с его улицами, мостами и парками. Я за то, чтобы развивать родной город. Головокружительная карьера в людском муравейнике не кажется мне такой уж приятной перспективой, а одна мысль о пасмурных днях и ледяном ветре восемь месяцев в году портит настроение.

В скором времени поколение, сформировавшееся в «лихие» девяностые, уступит место нам. От нас требуется не ударить в грязь лицом.

Самое главное, что хотелось бы изменить в Воронеже — это мышление людей. По правде говоря, я верю, что оно изменится само собой. В скором времени поколение, сформировавшееся в «лихие» девяностые, уступит место нам. От нас требуется не ударить в грязь лицом, возможности есть. Все очень просто — надо лишь не забывать, что кроме тебя в этом городе ещё миллион людей, и твои интересы стоят ничуть не выше остальных. Начните с себя — выкиньте окурок в урну, припаркуйтесь нормально и улыбнитесь продавщице в магазине. Дальше будет легче.

Фотографии: Никита Шишлов

4815
Ксения Камынина
22 июля, 17:02

Поделиться: