Жизнь

Портфолио: Никита Скляревский о проникновении в личность через фотографию

Портфолио: Никита Скляревский о проникновении в личность через фотографию
Путь от снимков листочков на асфальте до психологических портретов.

В рамках рубрики «Портфолио» мы разговариваем с молодыми воронежскими фотографами, близкими нам по духу. На этой неделе Никита Скляревский рассказывает о живых фотографиях и о том, почему съёмки утомляют, но в итоге оказываются хорошим способом релаксации.


Никита Скляревский

Занимается фотографией 3,5 года

Началось все с обычной цифровой мыльницы, что купили на всю семью на все случаи жизни. Случаев в жизни было не так много, а руки у меня так и чесались. В итоге камера поселилась у меня в сумке и доблестно терпела всё: одинокие осенние листочки на асфальте, ветки, цветы, макросъёмку насекомых и фото людей, которых подловили в самый неподходящий момент.

После ко мне попал «Зенит» моего соседа, который тот попросил продать: «Валяется без дела, пылится. Мне бы хоть две сотни с него». А я вставил в «Зенит» плёнку, и понеслось. Скоро у меня появилась целая коробка с плёнками, в которой большинство снимков вовсе не отличались особой красотой, но мне они по-настоящему нравились — благодаря им я стал хоть немного понимать фотографию.

Просто так получилось. Будь там зеркальная камера другой марки по такой цене, я бы взял ее. Уж больно мне хотелось, и уж больно я не разбирался.

Возникла идея фикс — цифровая зеркалка. Вот уж в чём точно ничего не понимал, так это как раз в них. Накопилась определённая сумма денег, я просматривал регулярно объявления о продаже и однажды нашёл, что искал — объявление о продаже Nikon D40 по очень приемлемой цене. Когда меня спрашивают, почему у меня Nikon, я рассказываю про историю с объявлением. Просто так получилось. Будь там зеркальная камера другой марки по такой цене, я бы взял ее. Уж больно мне хотелось, и уж больно я не разбирался.

Если говорить о вдохновителях, то оно всё вышло само собой, своим чередом. Но стоит отметить одно очень важное для меня знакомство — с Алексеем Ликутовым. Оно произошло ещё на том этапе, когда мы во всю мучили свои мыльницы, однако именно он дал мне тот самый пинок в стремлении к чему-то большему, за что я по-настоящему благодарен.















Отслеживая своё творчество, я точно понял, что мне трудно без людей, архитектуры и природы. Но если выбирать, то больше всего меня тянет именно к портрету. Меня вдохновляют люди, и они сами меня находят каким-то чудесным образом. Мне безумно на них везет. И я очень этому рад.

Иногда доводится слышать, что мои фотографии — живые. А ведь всё просто: людям очень важно быть на фотографии раскрепощенными, очень важно их комфортное состояние, потому что съёмки — это утомительный процесс. Фотограф в некоторой степени проникает в личность через щелчок затвора, и очень важно сделать это наиболее приятно или хотя бы безболезненно для человека. Не со всеми получается, к сожалению. Однако, с кем удаётся установить контакт, этот самый невидимый, шаткий, но благоприятный мост, с тем и получаются живые фотографии. Человеку удобно, он живёт перед камерой так же, как и без неё.

Мне очень нравится естественность в людях. Я люблю их такими, какие они есть от природы, без масок. И чем больше человек мне покажет откровенных, светлых эмоций, тем лучше. Фотография схватывает всё, она очень чувствительна к таким вещам.

Нужно уделять внимание соответствию модели и пространства, где она находится. Без этого будет подобие оливье без колбасы: есть можно, но совсем не то.

Ещё особое влечение испытываю к игре света и теней. Всегда отмечал в этой этом что-то завораживающее и необычное, как и любой другой человек. Все же в детстве играли с освещенной ярким солнцем голой стеной, правда? Вот и я иногда играюсь, но немножко по-другому.

Для меня важно подобрать к человеку одежду, в которой он будет комфортно себя чувствовать, и для этого уже готового образа подобрать подходящее место. Всегда стоит уделить внимание соответствию модели и творческого пространства, в котором она находится. Без этого будет подобие оливье без докторской колбасы: есть можно, но совсем не то. В большинстве случаев кадр я вижу уже на месте. В этом, наверное, моя маленькая беда.

Мне кажется, что в снимке всё должно быть так или иначе гармонично. Пусть по-своему, с почерком, но гармонично, чтобы ничего не резало глаза. В идеале снимок не должен раздражать даже самого заядлого перфекциониста, но это уже из ряда высшего уровня мастерства.

Снимок — это воспоминание. Ведь фотография для того и была создана, чтобы фиксировать момент и помогать нам вспоминать прошлое. Каждый снимок — маленькая частичка моей жизни, моё личное воспоминание, моё и чьё-нибудь ещё. Кроме того, фотография — это антидепрессант и хороший способ релаксации.

















Больше фотографий Никиты Скляревского

Ксения Камынина
26 февраля, 16:03

Поделиться: