Жизнь

В Воронеж едет Брайн Молко. Placebo вам большое

В Воронеж едет Брайн Молко. Placebo вам большое
Гастрольные новости.

С открытием площадки Event-Hall только и остается повторять: «Ого, сами ...». А потом несколько месяцев смотреть на соседствующие плакаты какого-нибудь московского театра миниатюр с лицами из сериалов и условного «Карнавала слонов». Вместе с тем, подобная эклектика и превращает провинциальный город в большой — каждому по потребностям. В пролёте пока оказываются разве что экзальтированные поклонники условной Ланы Дель Рэй, вынужденные обходится условной Ани Лорак.

Самое интересное здесь — гадать и надеяться: «Ну раз эти приехали, может тогда и те приедут?». Хотя стоит признать, что все возгласы удивления относятся к самобичующей ментальности и низкой самооценке, присущей жителям Центрального Черноземья. Начиная от Limp Bizkit и так и недоехавших Bloodhang Gang, и заканчивая Korn и, прости-господи, Offspring, можно проследить весь спектр вышедших в тираж рок-звезд и предугадать следующих.

И Placebo прекрасно вписывается в эту кагорту молодящихся героев прошлых десятилетий, с разной долей успешности штурмовавших британские и американские чарты вчера, и с разной долей удачи пытающихся делать это сегодня. Ностальгия вообще вещь довольно приятная и прибыльная. Спросите об этом у старика Гиллана или окучивающих ежегодно Рамонский родник героев палаток и костров. Но вместе с тем, Placebo — это вам не жук лапкой потрогал, как любил говорить когда-то Саша Горбачёв.

Нацепивший на себя образ андрогинной рок-звезды, запутавшейся в своей ориентации и цвете лака для ногтей, субтильный юноша не мог не влюбить в себя всех неформальных девочек, переживающих из-за неразвитой груди и непонимания родителей. Как любимчик Боуи и Морриси, он оказался своим и для фанатов британской музыкальной аристократии, в правилах которой было смешивать беспорядочные половые связи, бурбон и мысли о суициде после чашки чая. Сыгранный скорее на нервах, чем на чувствах, гитарный поп Placebo оказывался к месту и на приснопамятных радио «Ультра» и «Максимум», и в наушниках любителей Amatory и британского сплина, и псевдо-готов и тру-готов, любивших The Cure.

Раскрашенный во все цвета монохрамной радуги, Брайан Молко на вопрос: «Так кого вы предпочитаете, мальчиков или девочек?», хлопая наклеенными ресницами, отвечал: «Да». И этим только умилял даже суровых говнопанков, открыто обзывавших его, но упрямо называвших Placebo среди своих любимых «нерусских» групп.

Placebo — это срез эпохи «запиши мне на диск» и «всю ночь качал песню с торрентов». Молко — последний ремесленник, честно и упрямо играющий роль последней рок-звезды. Экцентричный Малькольм из группы Flaming Creatures, появившейся в фильме «Бархатная Золотая Жила» — та самая игра в любимого Брайном Марка Болана, звезду глэм-рока и первую настоящую рок-звезду. Но всё равно Брайан Молко — добропорядочный семьянин, падающий в обморок на сцене от нервного переутомления. А когда пару лет назад, гордые и лощёные мальчики и девочки всех мастей громко заявляли о поддержке Pussy Riot, Молко комментировал это дипломатичным и несколько раздраженным «Это не моё дело. Моё дело радовать фанатов, вот и всё».

Но у каждого найдётся своя «ну вот эта песня у них ничего»: Pure Morning, с кем-только-не-перепетая Without You I'm Nothing, Every You Every Me, шумная Black-eyed или какая-нибудь слезливая баллада с альбома Meds.

Удивительный эскапист, сам придумавший себе прошлое, настоящее и будущее. Если где-то и стоит усматривать постмодерн, то не в нарядах Леди Гаги или в винтажных экспериментах Алборна, а в накрашенных Placebo, задорно перепевающих Boney M и собирающих стадионы вечных аутсайдеров во Владивостоке и Coachella.

Placebo, как московский «Спартак». Такие же бесконечные лузеры и так же носящие титул «народные». Над ними издеваются критики и модники, но у каждого найдётся своя «ну вот эта песня у них ничего»: выпестованная Кевином Шилдсом Pure Morning, с кем-только-не-перепетая Without You I'm Nothing, приснопамятная Every You Every Me, шумная Black-eyed или какая-нибудь слезливая баллада с альбома Meds.

Разменяв сумрачного, похожего на Мастроянни барабанщика на нового, похожего на молодого Дольфа Лундгрена, Placebo продолжают играть в рок-звезд и подростков. И право слово, они из тех, кого упрекнуть за это рука никак не поднимется. В конце концов, они этим занимались всегда.

3149
яканурович
16 июня, 07:01

Поделиться: