Жизнь

Гости города: Глеб Самойлов

Гости города: Глеб Самойлов
Выступление Глеба Самойлова 2 февраля в клубе BitTown в Воронеже по атмосфере воспринималось больше как сюрреалистичное действие современного искусства, чем как концерт в полном смысле слова.
Артист читал стихи собственного сочинения, в дымном и тёмном помещении общался с публикой и принимал заявки на исполнение песен в диапазоне от своего первого сольного альбома «Маленький Фриц» 90-го года выпуска до недавно вышедшего альбома «Треш». Общение после концерта стало логичным продолжением выступления: в узком коридоре рядом с лестницей артист отвечал на задаваемые вопросы.
 
— Хочу сразу сказать спасибо. Я когда-то благодаря вам начал слушать Ника Кейва и кучу других исполнителей, вы в 97-м году рассказывали в одном из изданий о своих музыкальных предпочтениях. А сейчас что слушаете?
— Сейчас у меня разные вкусы. Я люблю музыку классическую или околоклассическую: Шнитке, Найман… Из совсем современной музыки я люблю техно «тёмной культуры». Не всё, конечно, у меня какие-то отдельные любимые исполнители, которые играют dark electro и так далее.

— Можете назвать навскидку?
— Nurzery [Rhymes], Reaper — у них есть песня, в которой огромное количество мата, а запикиваются совершенно не матерные слова, поёт девушка при этом. Ещё люблю слушать такой настоящий скрим или эмокор, такой, когда слышно, что людям самим крышу сносит. Ну, это группы Under Oath, Enter Shikari… Enter Shikari вообще интересная группа, их вроде как по музыке можно отнести к эмокору, но тексты у них злободневные — политика, всё такое. Очень хорошие. Есть ещё интересный австралийский проект Snog.

— Вы его рекомендовали наряду с Momus в одном из интервью.
— Да, они чем-то похожи с Momus. Momus интеллектуальнее, он изощрённее и циничнее…

— Извращеннее…
— Извращеннее. А Snog — они играют электронную музыку, вроде по всем канонам подходящую под готическое техно, но тексты при этом — «fucking bourgeois», «corporative slave» и т.д.

... сейчас я стараюсь успеть сказать, что думаю о происходящем в этой стране и в этом мире в принципе.

— Ваш новый проект воспринимается в каком-то смысле провокацией. Но у меня есть ощущение, что вы продумываете всё до мельчайших деталей.
— Нет, просто после смерти Ильи Кормильцева в 2007 году я понял, что можно ведь и не успеть сказать всё, что ты думаешь. Поэтому сейчас я стараюсь успеть сказать, что думаю о происходящем в этой стране и в этом мире в принципе.

— На музыкальном уровне у меня есть ощущение, что ваше творчество — такой своеобразный поток чистой энергии. Вы в каком виде сами это представляете? Просто как попытку высказаться до конца?
— Да, это попытка высказаться до конца. Я надеюсь, что этот конец всё-таки не так близок, как я его чувствую.

— Мне кажется, что вы человек, который очень хорошо видит и воспринимает всё то, что происходит вокруг. Из ваших стихов это видно. Как вам текущая реальность? Состояние страны?
— 24 декабря был на площади Сахарова, я видел, как наши отечественные средства массовой информации категорически либо замалчивали, либо преуменьшали, сколько там народу было. На самом деле 10 декабря было действительно около 50 тысяч человек, а 24-го было около двухсот. То есть эта страна меня начинает удивлять и радовать.
— На одном из последних концертов Агаты Кристи на фестивале «Нашествие» вы выглядите весьма жизнерадостным и полным сил. Спокойно перенесли распад группы?
— Дело в том, что к моменту проведения «Нашествия» я уже полгода играл в группе The Matrixx, у меня уже была своя жизнь. И это был такой flashback.

— А не было после распада желания создать анонимный проект и попробовать пройти путь начинающего музыканта в современной России?
— А жить на что?

— Достойный ответ.
— Вопрос «а жить на что?» рано или поздно встанет у всех, потому что выпускающие студии везде повсеместно терпят крах из-за Интернета, разумеется. Поэтому нам повезло с этими двумя альбомами, которые мы записали: хотя бы смогли расплатиться за запись. Спасибо за это нашей выпускающей компании.

— Если бы всё-таки не музыка, чем бы вы занялись дальше после распада группы?
— Я ничего больше не умею.

— Ну, и не мог не спросить. Можете в качестве рок-звезды со стажем рассказать, как правильно цеплять девок в клубе?
— Мне, как рок-музыканту достаточно известному, не приходилось никогда цеплять девок в клубе. Девки в клубе сами вешались.
 
Фото © Толик Боев.
3531
Максим Скабичевский
6 февраля, 12:00

Поделиться: