Жизнь

Буря и натиск

Буря и натиск
Сразу после загрузки аватарки, лень писать новый текст. Поэтому вот рецензия, которая опоздала. Публикуется в честь прошедшего Платоновского фестиваля и в честь нашего общего будущего. Фотография не имеет никакого отношения к тексту, снята на мобильник, но не нарушает ничьих авторских прав.

«Буря» в постановке Деклана Доннеллана – очень динамичное зрелище. Ни одной лишней секунды: шумит буря, появляются герои, знакомят с раскладом, раз-раз-раз, финальный монолог, аплодисменты. Спектакль ведет себя как боксер в легком весе: бешено носится по сцене-рингу и отвешивает консервативному зрителю оплеухи. «Вот тебе Тринкуло-метросексуал (Илья Ильин), вот тебе богиня Церера из колхоза «Неясный путь», держи удар, не расслабляйся». Творящийся на сцене дискотечный стробоскоп нужно было показать сразу после вязкой тянучки «Калигулы» (4 часа с одним антрактом, Эймунтас Някрошюс верен себе) – вот это был бы контраст.

Под стать всему спектаклю герои. Принц Фердинанд (Ян Ильвес) не прочь позабавиться с Мирандой (Анна Халилулина), не стесняясь ее отца, зрителей и губернатора Воронежской области, а через минуту испытывает к ней Чувство с самой большой буквы Л. Королю Алонзо (Михаил Жигалов) для раскаяния в совершенных преступлениях достаточно одного качественного видения. Будто в определенный момент Доннеллан в своих режиссерских высотах просто переключает волшебный тумблер. Принц опрокидывает Миранду и расстегивает ширинку – щелк! – принц застегивает ширинку и клянется в целомудрии до самого загса.

Но фоне творящейся катавасии Просперо (Игорь Ясулович) – образец психологизма. Как говорил в интервью «РИА Новости» сам Доннеллан, «По ходу пьесы он учится прощать - прежде всего, себя. И прощение дается ему ой как нелегко». Впрочем, сам акт прощения получился в духе всего представления. Если упростить текст шекспировской пьесы, кульминационный момент спектакля выглядит примерно так: «Ну что, простить засранцев? Ну ладно, прощу».

Вышесказанное скорее идет в плюс. Доннеллановское прочтение великой трагикомедии получилось обезжиренным, но легким, вкусным и приятным. А еще, «Буря» – очень смешной спектакль. Причем смеются здесь, когда персонажей окатывают водой из ведра (едва ли не раз десять за всю постановку). И это очень круто, а занудствующие эстеты могут выказать свое презрение и идти мариноваться четыре часа в патоке «Калигулы» Някрошюса.

1322
Дмитрий Дробышевский
10 февраля, 19:13

Поделиться: