Жизнь

Как сделать мебель, за которую нам не стыдно. Дизайнер кинотеатра в виде кита рассказывает о своих проектах

Как сделать мебель, за которую нам не стыдно. Дизайнер кинотеатра в виде кита рассказывает о своих проектах
Узнали о том, какие мебельные коллекции считаются лимитированными и почему их сложно продать в России.

Антон Муковников, художник и дизайнер, сделал мобильный кинотеатр в виде кита для фестиваля «Воронеж-Город-Сад» и рассказал Downtown.ru о своей мебельной мастерской, в которой он создает арт-объекты. У Антона вы не увидите мебель в привычном понимании этого слова. Это синтез мебели, которую мы используем в обиходе, и арта.

Антон Муковников

Сделал мобильный кинотеатр в виде кита для выставки «Воронеж-Город-Сад». Занимается разработкой и изготовлением арт-объектов и мебели.

 

— Антон, недавно ты создал кинокита в парке Динамо и именно тогда про тебя все узнали. Но кроме кита ты еще занимаешься мебелью. Расскажи про это — что ты делаешь сейчас?

— На данный момент есть заказы на концепции и эскизные разработки для интерьеров. Параллельно я планирую заняться производством лимитированных коллекций. Эти вещи будут отправляться в Европу и там продаваться. В России продавать вещи сложно, потому что я не могу найти людей, которые знают толк в продажах. Если найду — то конечно буду. Мне нравится, когда люди занимаются своим делом. Если сравнивать продажи здесь и в Европе, то в Европе рынок более емкий. Сейчас российский заказчик очень подрос по своему представлению о дизайне, по крайней мере уже есть реакция на то, что я делаю.

— А какие коллекции считаются лимитированными и почему ты решил ими заниматься?

— Лимитированные коллекции считаются тиражом до десяти штук. Я не ориентируюсь на крупные сети типа IKEA. Часто на встрече с заказчиком я слышу такие слова: «Да, нам нравятся вещи IKEA, они очень классные, мы, может быть, хотим что-то подобное, но не хотим прийти к своим знакомым и увидеть то же самое». Я хочу, чтобы вещь была очень крутой, качественной и чтобы она не потеряла этого от своей массовости. Если мы можем качественно произвести десять штук — значит это будет десять штук. Если технологический процесс будет позволять произвести пятьдесят штук , мы будем производить пятьдесят.

— Качество и уникальность всегда стоят солидно. Сколько стоит твоя мебель?

Очень по разному, у меня есть коллекция она называется «Hello Thom». В ней применялся дуб, термомодифицированный клен и груша. Стол из этой коллекции стоит сто тысяч. Прототип стоил двести пятьдесят, и мы планируем выйти  на тиражированное производство. Цена моих работ оправдана за счет качества и уникальности продукции — это массив, это натуральные материалы, и в Европе это понимают, а в России пока только идут к этому. Но у меня  есть и очень демократичные в отношении цен варианты.

— С какими материалами ты работаешь охотнее?

— Я очень долго работал исключительно с деревом. Я просто обожаю этот материал.  Из него помощью различных технологий можно получить удивительное разнообразие форм. Впоследствии я добавил к дереву металл, стекло и пластик.

— К чему ты стремишься в своих изделиях?

— В своих работах для меня важно показать естественность, которая существует в природе, чтобы в них была подобная органичность и взгляд где-то напрягался, где-то отдыхал. Я стремлюсь создавать объекты, с которыми человек сможет взаимодействовать, которые не будут на него давить своим эго именно на уровне ощущений. Я сознательно стремлюсь создавать чувство незавершенности. В современной жизни идет очень стремительная атака на человеческий глаз. Многие люди устали, но даже не знают этого, и я просто хочу быть легче, не давить еще больше, чем давит на них этот мир, стараясь оставить место для воображения. Моя задача выполнена, когда я слышу комментарий человека:«А вот здесь мне бы хотелось немного продлить, продолжить, что-то добавить».

 

— Зачем ты создал свою мебельную мастерскую?

— Это естественный этап развития в этом направлении. Мебель для меня — это средство: с психологической точки зрения я страхуюсь. Просто занимаясь артом, сложно зарабатывать - это абсолютно несформировавшийся рынок в нашей стране. Поэтому у меня есть мастерская, в которой мы с моим напарником — Игорем Еременковым делаем мебель, за которую нам не стыдно.

— Как получилось так, что ты начал делать мебель сам?

— После окончания художественного училища, я работал в частной мебельной компании, где разрабатывал мебель и декор к этой мебели. Там меня заметили и предложили работать с эксклюзивными заказами. Я согласился, и это длилось на протяжении двух лет. После этого я стал работать сам на себя. Я занимался изучением стилей, искал новые формы, создавал предметы интерьера для заказчиков на протяжении тринадцати лет.  Некоторое время  создавал творческие проекты в стол. Именно так пришел к тому, что нашел свой творческий путь. Сейчас это вылилось в коллекцию для Германии.

— Что тебе помогает творить? Можешь рассказать о своих источниках вдохновения?

— Если говорить о работах, которые меня реально впечатляют, то это концептуальный немецкий арт и современная японская архитектура. А вдохновение мне приносит музыка. Последнее, что меня вдохновило — это сформировавшаяся в Берлине «Серая Зона», где ребята, которые прежде делали техно и драм-н-бэйс, пришли к новому направлению. Но они не знают, как назвать этот стиль. Пока они называют его — «Серая Зона». Это своеобразные новые решения в музыке: где-то техно, где-то саунд-арт. Это очень трудноперевариваемая музыка, но очень красивая.

— Есть ли у тебя мечта, связанная с твоей работой?

— Мне интересно взаимодействовать с людьми на чувственном уровне восприятия. Когда мы видим что-то красивое в природе, нам ничего не нужно объяснять. Мы просто наблюдаем природное явление и понимаем, что это очень круто. Хочу, чтобы было что-то подобное, когда люди видят мои работы. Сравнительно недавно я пришел к мысли, что то, к чему я стремлюсь — это общение с детьми через арт-объекты. Делать то, что погружает именно детей в другую реальность, развивает их воображение. С этой точки зрения было большой удачей и радостью делать кинотеатр вместе с Александром Фирсовым в форме кита на выставке «Воронеж-Город-Сад». Было приятно наблюдать, как дети бегали вокруг него, пытались забраться, смеялись. Вот именно этого я и хочу: приносить радость. Я не то чтобы очень сильно гуманный. Мне просто кажется это круто, когда люди улыбаются друг другу.

Фотографии: Игорь Корж, Елена Шипилова, Степан Корчагин, Константин Толоконников, Алексей Астрединов.

7008
Дорогая редакция
26 октября, 10:00

Поделиться: