Жизнь

Разговор: Роман Корытов о воронежском рынке дизайна, часть 1

5009
Автор:
Ирина Чу
13 февраля 2012 16:30
18+
Разговор: Роман Корытов о воронежском рынке дизайна, часть 1
В частной беседе с Романом Корытовым мы вспомнили, как всё начиналось, а также поговорили о текущем состоянии воронежского рынка дизайна — менеджерах, конкуренции и юношеском максимализме.
Нам интересны самые разные общественные явления. Например, что за последнее десятилетие происходит на воронежском рынке дизайна. Исторический обзор мог бы быть познавательным, но скучным. Поэтому мы решили получить информацию от участника рынка, который как раз всё десятилетие, и даже больше, является одним из самых главных игроков. Специальным гостем редакции стал Роман Корытов — создатель студий «Vario» и «korytoff.com». За это время в Воронеже произошло много изменений, поэтому беседа затянулась. А интервью пришлось разбить на несколько частей, потому что Интернет не приемлет бесконечных скроллов.

Место встречи: кафе Dolce Vita
Время встречи: 11:11
Формат: приятная беседа с минимумом условностей
 


— Не буду оригинален, закажу кофе (щупает мою визитку Downtown). Молодцы вообще, классно, мне нравится, главное, чтобы задору хватило.
 
— Мы так и работаем, потому что очень интересно.
— Всё, на самом деле, на интересе держится. В принципе, об этом мы и поговорим. 
 

Об игроках рынка в нулевые

— На всякий случай уточню тему. Мы же говорим о рынке воронежского дизайна сегодня, да?
— Да? Наверное.

— Отлично, всё по-прежнему. Ок, лучше начинать с глобальных вопросов. За всё то время, что вы работаете на этом рынке, что изменилось? Что было раньше, что сейчас? Особенно то, что сейчас, меня интересует.
— Изменилось очень многое. В принципе, не буду скромничать, да? Когда я задумал и открыл, назовём это бизнесом, «Vario» — был 2000-й. Всё случалось очень хаотично, в Воронеже не было ничего в этом роде, за исключением пары-тройки небольших фирмочек. Да и узнал я о том, что они есть, когда мы начали дёргаться на тему пиара: выставки «ветовские» и тому подобное. На рынке были фирмы, за которыми стояли конкретные личности, в том числе «Максима» (пожалуй, самая продвинутая на тот момент), которая занималась дизайном, сувениркой, рекламными проектами. Если я правильно понимал тогда, это была московская франшиза. 
 

Работы из портфолио «Vario» и «korytoff.com»

Предыдущее
Следующее
1 фото из 7

— Да-да, федеральное было агентство.
— «Максима» была довольно мощной компанией по воронежским меркам. Был ещё «К-Проект». Не совсем понятная для меня структура, они тоже дизайном занимались. Название мне нравится (улыбается). Был «Тезис». Причём у них у всех была платформа: у кого-то рекламные поверхности, у кого-то типография или производство наружки. А я решил делать в чистом виде дизайн. Все крутили пальцем у виска и говорили «Ты что, сумасшедший?». Но были московские примеры: «Пилот-медиа», Игорь Ганджа. Мне они очень нравились, и очень хотелось делать что-то подобное. В это время появлялись интересные и креативные проекты, их были единицы, примеров мало, а шишек было набито предостаточно. «Что такое дизайн» и «с чем его едят», «как должна работать бизнес-модель», я тогда не понимал. Была какая-то эйфория. Мы привлекли небольшие деньги, буквально на организацию офиса. В принципе, всё делалось чисто интуитивно. Но делали, на мой взгляд, хорошо. Хотя, если посмотреть с десятилетней высоты, кое-что довольно весело выглядит.

— Ну не знаю. Те, кто начинал в рекламе в то время, всё помнят. Вот я не знаю всех нынешних участников рынка, но практически всех, кто работал тогда, в 2002-2004, я помню. И до сих пор помнятся слоганы, цвета и как это было. Значит, не так уж плохо всё было.
— На тот момент мне было очень сложно управлять всеми процессами внутри студии. И мы сильно уходили именно в рекламный креатив, стараясь облечь его в качественную дизайнерскую обёртку. Вообще всё задумывалось как некое бюро, некая студия — то ли полиграфический дизайн делать, то ли архитектурный дизайн, то ли визиточки, то ли логотипчики… получалось всё в кучу. Время было весёлое, довольно бедное в финансовом плане, хватались за всё, делали всё, но было очень интересно.

— А бедное в том смысле, что своих не было денег или у заказчиков их тоже было не очень много?
— Заказчиков как таковых не было, то есть заказчик не был сформирован как полноценный клиент. И было несколько даже бесплатных проектов, чтобы рассказать людям, какой дизайн может быть. Делали социалку. В то время было хорошо и просто в том плане, что мало игроков, все друг друга знают. И отношение было друг к другу нормальное, дружеское. Сделал кто-то хороший фирменный стиль, и все без лукавства признают его хорошим. Вот есть в списке такой вопрос для обсуждения, что «копируют и обвиняют в плагиате», — собственно, в то время всё было как-то покультурнее. Да, конечно, могли сказать друг другу честно: «Ну, ребята, у вас тут что-то слабовато». Причём эти люди, которые начинали работать в то время, сейчас все живы, все работают, но все пошли немного разными путями. «Тезис» сейчас совсем не тот, который был тогда. «Vario» — уже совсем не те» — расхожее мнение, и на данный момент к происходящему там я не имею отношения. «Максима» закрылась в 2009, «К-Проект» — где-то в тени. Постоянно появляются компании, померцают полгода-год и закрываются. Постоянно смотришь, постоянно анализируешь, как всё развивается, как было, как есть сейчас. Периодически ловлю себя на мысли, что события происходят, пусть и волнообразно, встречаются интересные дизайнерские решения в Воронеже, но ощущения создания истории нет, к сожалению. Но в последние пару лет очень много нового, даже какой-то зародыш конкуренции имеет место быть, но здесь, наверное, надо какие-то конкретные имена приводить, а мне бы не хотелось. 

«Говорить про понятие «дизайн» трудно, оно в России гипертрофировано. Так же, как и креатив».

О текущей ситуации

— Всё-таки хотелось бы услышать имена.
— Ну что ж, так как вашим проектом Downtown, собственно, занимается «Мануфактура», то про «Мануфактуру» можно сказать. Чем подкупает? Меня нельзя назвать эдаким моно-жюри в этом вопросе, каких-то вещей я не знаю, какие-то знаю достоверно, какие-то — по слухам. Кристальной картины у меня перед глазами нет. Но если высказывать свою субъективную экспертную оценку, «Мануфактура» сейчас задаёт тон, и достаточно серьёзный. И сейчас как раз проявляет себя. Я не знаю на 100% всей кухни, но складывается стойкое мнение, что есть некая очень интересная атмосфера, что «Мануфактура» — это классная креативная команда, классные работы, довольно новаторские, всё смело, всё бурлит и, главное, есть ЭНТУЗИАЗМ. И это очень хорошо чувствуют и клиенты, и рынок в целом. Однажды я пришёл к пониманию, что если клиент и дизайнер не могут ДРУГ У ДРУГА  ничему научиться, если не будет в этом взаимодействии результата, ничего не будет. Нет, будет, конечно, картинка симпатичная. Но энергия не перераспределится правильным образом. И не будет удовлетворения и радости от процесса как минимум. Поэтому всё хорошее и интересное, что происходит у нас сейчас здесь в Воронеже, происходит как раз за счёт здоровых амбиций и задора.

— На воронежском рынке у кого есть этот юношеский максимализм?
— Есть несколько компаний, у которых присутствует, — у молодых веб-студий, например. Веб-дизайн — вообще штука сложная. Дизайн бывает не всегда главным в этой сфере. Часто в управлении веб-студиями стоят программисты, имеющие собственные «неклассические» представления о дизайне, и там нет глубины дизайна либо нет дизайна вообще. Потом ещё очень сильно портят стандартные движки. Клиент крайне редко во всём этом разбирается, и ему, по сути, по барабану. Вот есть веб-представительство, печатный дизайн, они решают какие-то узкие вопросы, сиюминутные, и хорошо. Поэтому касаемо игроков рынка, ответственно подходящих к вопросам именно дизайна — по пальцам пересчитать.

— Мне нужны имена. 
— При всём моём сложном отношении к теперешней форме «Vario» — «Variobrands» там есть пара неплохих дизайнеров. Парфёнов и его студия — молодцы. Надеюсь, моя студия не последняя на рынке (улыбается). Есть ещё несколько мощных игроков, правда, боюсь переоценить ситуацию с ними. Например, есть «Аспект». У них зачастую дизайн страдает, это связано и с большим количеством проектов в том числе, но они всё равно играют крупно — во всяком случае, декларируют дизайн. Ну, где-то чисто, где-то нет. Невозможно постоянно выдавать шедевры. И где-то дизайн не всегда нужен. У той же «Мануфактуры», если говорить про проекты, где-то есть совершенно шикарная работа со шрифтами и больше ничего. И этого вполне достаточно. Это решает вопросы, и это красиво. А есть классная графика, и на шрифт уже внимания не обращаешь. Говорить про понятие «дизайн» трудно, оно в России гипертрофировано. Так же, как и креатив. Если что-то просто ровненько, красиво, хорошо, решает задачу — для клиента это «ну как-то не то», должно быть очень креативно, должна быть супер-пупер идея. 

«И критерий — не качество, дизайн продукта = увеличение продаж, критерий — минимальный бюджет, а там как получится. Менеджер теперь не тот…»

Конечно, идея должна быть заложена в любой платформе проекта. Есть заказы просто на дизайн, решающий небольшую конкретную задачу, — например, продажу кофе в заведении. Можно взять красивую фотографию, красиво на ней написать. И это будет работать. Это дело одно. Но клиент ведь хочет, чтобы был ещё КРЕАТИВ, чтобы была ИДЕЯ. Но сам при этом не понимает вопроса. Ещё раз приведу в пример ту же «Мануфактуру». «Долбить» одну пиктограммку, кнопочку, чтобы она была произведением искусства, мало кто ещё будет — это и есть настоящий подход к делу, создание из мелочей идеального проекта. И надо смотреть правде в глаза, на данный момент именно «Мануфактура» «даёт пинки» тем остальным, кому интересно двигаться и развиваться. Ещё упомяну Ittoys, периодически выдают достаточно неплохие вещи, пытаются.


О менеджменте

Из вышесказанного вытекает довольно интересная вещь. Каким образом вообще работает наш рынок? Очень серьёзное изменение произошло у меня на глазах. У меня был в жизни момент, когда с бизнесом произошла полная перезагрузка. 2008/2009. Был крайне трудный период. В определённый момент пришлось начать с нуля, и где-то в этом периоде я понял одну простую вещь: старый способ приобретения клиентов уже не работает. То есть это всегда было сарафанное радио и текучка менеджеров по рекламе и маркетингу. Менеджер-клиент, переходя в новую компанию, становится новым клиентом. Компания, в которой он работал раньше, продолжает сотрудничать. Таким образом, за три-четыре года нарабатывается клиентская база. Теперь всё несколько иначе. Формат нового менеджмента, который сейчас имеет место быть, другой. Пришло много молодых на смену тем, кто теперь ушёл по карьерной лестнице высоко. Новым совершенно всё равно, они не задумываются, они не пытаются снять какие-то проблемы с себя как с клиента и переложить на меня как на исполнителя. Менеджеры в компаниях клиентов занимаются сиюминутными вещами, впадают в «управление», много движений, много скоростей, всё вокруг крутится-вертится, но проект не движется. И всё делается в последний момент.

— Для себя всегда очень сложно делать. — А почему сложнее? Ведь нет никаких ограничений? — Потому что внутренние ковыряния происходят.

Я уже давно к этому привык и отношусь философски. Новое поколение менеджеров в массе своей ни разу не дорожит тобой как качественным исполнителем. Их дизайн интересует постольку-поскольку, он просто должен быть какой-то, важно, чтобы подешевле, пусть одноразово, но зато очень дёшево. И критерий — не качество, дизайн продукта = увеличение продаж, критерий — минимальный бюджет, а там как получится.  Менеджер теперь не тот… (смеётся). И остаются только разговоры в тусовке и рекомендации непосредственно на уровне владельцев, при этом важно снизить количество мэйнстримных проектов. Причём чаще всего именно чем ближе и качественнее контакты с принимающим решения лицом, тем интереснее и проще работать, соответственно. Здесь, конечно, мне мой возраст и опыт помогают.

О самопиаре

— РИФ последний, ноябрьский, показал, что воронежские студии, собственно, не умеют заниматься пиаром, привлекать клиентов и создавать нужный имидж. Была хорошая площадка, каждая компания могла себя показать, заявить о себе — на лекциях, на стендах. Не умеют на рынке у нас пиариться.
— Опять же, как раз у студий нет возможности пиариться. Нет времени, и я с этим хорошо знаком. Бывает, что интересная студия даже сайта нормального не имеет. Для себя всегда очень сложно делать.
 
— А почему сложнее? Ведь нет никаких ограничений?
— Потому что внутренние ковыряния происходят.
 
— Сам для себя самый трудный заказчик?
— Трудно. Ну, мне, во всяком случае. Я думаю, что и для многих так: что-то не нравится, что-то в мелочах не то... Хочется сделать звонко и идеально. Включается какая-то кнопка внутренней цензуры, когда не можешь понять, в какой момент остановиться. Для клиентов всё легко. Так уж получается. Зачастую нехватка времени, потому что хорошая популярная компания, студия, дизайнер, как правило, завалены работой. И тут все эти вещи, которые делаются для себя, делаются, как правило, либо в ущерб заказу, либо в ущерб здоровью (улыбается). Здесь выход — делать, как есть, делать, как получится в данный момент. То есть результат на сегодня. Вот сайт сегодня такой, завтра он будет другой, послезавтра он будет третий. И, собственно, основная философия, которой я придерживаюсь, даже когда клиенту делаешь проект, — делай такой, какой ты сможешь сделать на сегодня. Вчера — это было вчера, завтра сделаешь лучше. Пройдёт три года, и всё равно надо будет ребрендиться. Проблема решается только так. На самом деле, лучше средненький сайт, чем никакого. В академическом рисунке есть такое правило — в любой момент работы рисунок должен выглядеть законченным, даже если вы не успели закончить построение. В жизни — то же самое.

«Раз уж слово «конкуренция» прозвучало, можно смело заявить, что на рынке воронежского дизайна она начинает зарождаться».

— На самом деле это так. Я через это сама прошла. Но лучше сделать сейчас так, как можешь. Иначе если ничего не сделаешь, будут появляться слухи, и не факт, что выгодные тебе. Надо направлять информационный поток.
— Да, да! И если говорить про РИФ, многие люди, которые там были, не совсем понимали, что и как делать, как выступить. «Наверное, — надо, наверное, — пиар». А как, чего — непонятно. Не всегда есть возможность собрать и оформить мысли на эту тему, не всегда есть бюджет, не всегда есть желание. Не все готовы к собственному продвижению.
Когда появляются проекты типа Downtown, становится понятно, кто чем занимается, кто голову включает. Проект же не создаётся просто так, я смотрю, как растёт сейчас Downtown, как команда «Мануфактуры» с самого утра толкает, толкает, толкает, продвигает, развивает, исправляет ошибки, — это классно и интересно. Любое дело двигают юношеский задор, авантюризм, смелость, азарт, вдохновение, ребячество, если хотите. Ведь именно ребёнок — это зрелый человек и организм, а потом — только старение. Важно в творчестве оставаться детьми и неисправимыми романтиками.

О конкуренции

— За нами следят :) Это приятно.
— За вами следят :) Понятно, что это проект целенаправленный. Совершенно понятно, что все нормальные люди хотят (…не люблю слово «работать», я занимаюсь «по программе»…) однажды эту программу оставить и перейти к другой качественной программе. Возможно, это будет программа совершенно творческая, а та программа, уже отлаженная, будет приносить стабильный доход. Но всё это очень скользко по той простой причине, что всё зависит от вялой экономики, от вялого рынка, от отсутствия конкуренции.
Раз уж слово «конкуренция» прозвучало, можно смело заявить, что на рынке воронежского дизайна она начинает зарождаться. Пожалуй, это как раз доказывает, что рынок развивается. Хотя, по сути, все дизайн-потребности города могут обслуживать всего две-три качественных дизайн-студии. Мы не говорим про какой-нибудь мелкий макетик в «Выбирайку», мы говорим именно о проектах, о комплексных проектах. Двух-трёх компаний для местного рынка достаточно.
Здоровый рынок и здоровая конкуренция, как это ни странно прозвучит, не могут существовать без здоровых взаимоотношений между игроками рынка — дизайнерами, арт-директорами, PR-специалистами и т.д. Мало людей, которые готовы признать лидером или классным специалистом другого.

«Любое дело двигают юношеский задор, авантюризм, смелость, азарт, вдохновение, ребячество, если хотите».

— Ну вот есть сейчас виртуальный клуб, Воронеж.ин — это it-блог, который сделал Игорь Иванов, «Арктиклаб». Сейчас там тусовка именно дизайнеров и айтишников. Каждый день выкладывается новая работа какой-нибудь веб-студии, чаще всего про неё, конечно, все пишут плохо. Но мнение есть, обсуждают, народ друг друга знает. Правда, чаще всего общаются негативно. Вот если бы это появилось лет десять назад, было бы столько негатива?
— Было бы больше. Творческие люди такие ранимые (смеётся). Всё чересчур амбициозно подаётся. Жаль, что часто к иллюстратору и фотошопу прилагается догматизм. Да и уровень культуры не всегда позволяет ранимым существам вести себя корректно (улыбается).

Фото © Толик Боев

Поделиться: