Технологии

«Я боялся, что без очков потеряю имидж, умный вид и шарм»: История Димы Провоторова, который сделал коррекцию зрения

4313
Автор:
Даша Козлукова
30 ноября 2017 16:58
18+
«Я боялся, что без очков  потеряю имидж, умный вид и шарм»:  История Димы Провоторова, который сделал коррекцию зрения
Как проходит операция и какие есть риски.

Делать лазерную коррекцию зрения многие боятся: говорят, что это очень больно, есть высокая вероятность ослепнуть, а за компьютер можно сесть только через месяц. Downtown спросил у Дмитрия Провоторова, который месяц назад сделал операцию по коррекции зрения в клинике «Мединвест», что из этого правда (спойлер: ничего).


Дмитрий Провоторов, менеджер проектов,
сооснователь и исполнительный директор в
«Мануфактуре»


Я ношу очки с 7 лет. Очки для меня, как для вас нос. Вы испытываете дискомфорт только при первом поцелуе, а в остальном нос вам практически не доставляет неудобств. Так и у меня с очками. Но прогресс движется вперед, и вот уже два человека, мнению которых я доверяю даже больше, чем своему, сделали операции и избавились от очков. И вдохновили меня рассказами о том, как сильно отличается мир через очки от мира, который ты видишь без них. И у меня два страха. Что через 30 лет операция «даст о себе знать» и будут осложнения. И второй — что без очков я теряю имидж, умный вид и шарм. Я линзы носил однажды — на свадьбу. Так и не научился их надевать — тыкать себе пальцем в глаз бесило.


Почему решился именно сейчас

До операции на одном глазу у меня было -4,25, а на втором -5. Двое моих друзей, которые тоже работают в IT, сделали коррекцию. Они оба — дотошные профессионалы с высоким уровнем перфекционизма. В каком-то смысле я вижу в них себя, поэтому их пример был для меня веским аргументом. К тому же вышел фильм «Blade Runner 2049» («Бегущий по лезвию» — Прим. ред.), и весь этот ажиотаж вокруг вновь всплывшей идеи киберпанка подтолкнул меня к решению использовать технологии для модификации своего зрения. Очень жду хрусталики с продвинутыми функциями зума, съемки и вывода изображения.


Какие переживания были до операции

До операции у меня был один главный вопрос — есть ли риск, что что-то пойдет не так и мне станет хуже, а не лучше. Потому что у меня трое детей, я единственный кормилец в семье и зарабатываю деньги глазами. Врач из клиники «Мединвест» объяснил мне, что операция — это всегда риски, но при данной технологии они сведены к минимуму. За 15 лет проведения коррекций ни один пациент не потерял зрение. Основные опасности определеяются на диагностирующем обследовании: если у пациента видят проблемы, которые решить невозможно, в коррекции отказывают.



Как проходит подготовка

Мне провели обследование, чтобы проверить, готов ли мой организм к коррекции. На одном глазу у меня был риск отслоения сетчатки, поэтому мне делали подготовительную процедуру, которая обезопасила от проблем. После мне назначили дату операции. Особенное внимание уделили психологической подготовке и заботе, потому что любая операция — это стресс, особенно на глазах.



Как проходит сама операция

Операция длилась по 15 минут на каждый глаз. Из них, в моем случае, работа лазера — 10 секунд, остальное время заняло приготовление. Надо понимать, что это реально операция с хирургом в перчатках и двумя помощниками. Ты ложишься на спину, на глаз ставят фиксатор век — ты не сможешь помешать операции. В глаз капают обезболивающее и довольно много жидкости, чтобы он не пересыхал и человек практически ничего не чувствовал.

Операция проходит в три этапа. Сначала ставят на глаз какое-то устройство и с его помощью врач снимает часть роговицы. В этот момент на пару секунд ты перестаешь видеть — похоже будто яркий свет, типа черной вспышки, ослепил, — а потом зрение возвращается. Затем работает лазер по 2 секунды на 1 диоптрию, то есть на мои -4 и -5 ушло 8 и 10 секунд соответственно. Затем роговицу возвращают назад — через 2—4 часа она полностью прирастает. Во время операции врач комментирует каждое действие, успокаивает, говорит что делать.

После операции я сразу начал хорошо видеть, но не у всех так. В глазах было ощущение песка, а трогать их нельзя, к тому же они сильно слезились, особенно от яркого света. Поэтому после операции я надел темные очки, с ними комфортнее было выйти на улицу и доехать домой, но это не обязательно. А когда технологии были несовершенны, нужно было месяц в них ходить.




5 часов после операции.
Чувствую себя как девчонка, которая ревела всю ночь. Меня начал бить стресс. Меня готовили к этому психологически, но одно дело слышать, а другое — видеть. Мозг 30 лет обрабатывал изображение от двух близоруких глаз, с разными диоптриями. А тут ему дают идеальную картинку, и он пока не очень понимает, что с этим делать. Поэтому глючит.

7 часов после операции. Я отошел от окна. Смотрел телевизор в доме напротив. Люди, автомобили, дома — я легко их различал на экране. Между нами метров тридцать-сорок. Я вижу без очков.

20 часов после операции. Я прочитал единичку на осмотре в клинике. Надел свои очки и теперь понимаю людей, которые просили надеть мои очки и говорили: «Как ты вообще живешь с таким зрением?»

23 часа после операции. Мама распереживалась и приехала меня проведать, успокаиваю ее: «Всё прошло отлично. Я переживал, что что-то буду делать не так, не смогу себя контролировать во время операции, не смогу четко следовать указаниям хирурга. Но всё прошло идеально и быстро, я уже хорошо видел после операции. Нужно несколько недель, чтобы мозг привык к моим новым глазам, и я забуду, что у меня что-то было не так со зрением».

24 часа после операции. Стою на кассе в кафе и залипаю на монеты. 50 копеек как 10 рублей, рубль как 2 рубля. 13 дюймов Макбука как 17, iPhone 7 как iPhone 7 Plus. В очках всё выглядело мельче. Через 24 часа я уже делал всё, что мог делать до операции — смотрел мультик, отвечал на комменты в фэйсбуке, читал книгу, готовил салат, тренировал хедшоты в CS:GO, играл с детьми в настолку.

66 часов после операции. Сижу в офисе за компьютером и понимаю, что нужно учиться сидеть дальше от монитора, держать дальше телефон. Слишком близко и крупно.

 

О зрении после коррекции

На последнем осмотре я увидел строчку 1.2 при норме в 1 — то есть я вижу чуть лучше обычного человека с хорошим зрением и чуть лучше, чем когда был в очках. Плюс у меня изменилось визуальное восприятие в деталях. Например, однажды жена застала меня в Детском мире с машинкой HotWills в руках. Я сказал ей, что люди не настолько уж и талантливы — раньше машинка была меньше и выглядела ювелирнее, чем сейчас, когда я увидел ее по-настоящему.


Когда можно вернуться к работе

К своей обычной работе по 10 часов в сутки я вернулся через несколько дней. Первые 2-3 дня возможен сильный дискомфорт, но это скорее психологические проблемы и нервоз. Потом все будет нормально. Сейчас только чувствую иногда сухость глаз, но если выполнять указания врача и капать капли по расписанию, то всё будет хорошо. Раньше я занимался скейтбордингом и люблю играть в баскетбол: улетевшие на асфальт очки — классика в моем случае, поэтому регулярно заниматься не получалось. Примерно через 3 месяца после операции, как заживут глаза, планирую встать на сноуборд и попробовать вейкборд. Многие люди делают коррекцию, только чтобы были доступны активные виды спорта.


Какой самый большой дискомфорт

Самый большой дискомфорт, который я чувствовал после коррекции, это низкая скорость фокусировки с объектов вдали на объекты вблизи. Мозг привык к одним условиям, теперь условия другие и под них надо подстраиваться. К тому же у меня разная скорость фокусировки глаз. Левый, у которого был больше минус, фокусируется медленнее, чем правый. Но это очень быстро исправляется. Я постоянно удивляюсь, насколько круто устроен мозг, что так быстро адаптируется под изменения датчиков, которые есть у него на вооружении. Сейчас у меня еще есть несколько и смешных проблем. Например, я пытаюсь снять очки перед сном или умыванием, или надеть перед работой. Поправляю их на переносице, а там ничего нет. Это забавно.


Как отреагировали близкие на меня без очков

Дети переживали за меня и не хотели, чтобы я делал операцию — боялись слова «операция». Но ко мне без очков привыкли быстро. И жене я так нравлюсь. А коллеги рекомендуют оправу со стеклами-нулевками, говорят: «Чтобы умнее выглядел». Уверен, что сделаю, потому что я правда выгляжу умнее в очках. И сам к себе я еще не привык. Плюс пока странно, что не нужно снимать очки, не нужно их надевать, не нужно протирать — не нужно беспокоиться. И таких мелочей сотни. Я к ним привыкну и все будет казаться нормальным. Но оно и будет нормальным, а раньше было ненормальное. А я думал, что всё в порядке.


Может ли зрение ухудшиться снова

Врачи еще в начале предупреждали, что после первого этапа коррекции может быть второй, если нужно будет докорректировать. Но у меня никаких проблем не возникло. Позже откат к небольшому минусу тоже может быть, как правило, это связано с большими цифрами близорукости — от -11 — или с очень тонкой роговицей. Гарантий нет, но с моими средними показателями до операции — -4 и -5 — такое маловероятно.


 

Фотогафии: личный архив Дмитрия Провоторова, предоставили «Мединвест»
На правах рекламы

Поделиться: