Технологии

Коротко: Ася Казанцева о том, как мозг нас обманывает

Коротко: Ася Казанцева о том, как мозг нас обманывает
Иллюзия вогнутой маски, слепота к подмене людей и другие примеры, как мозг нас обманывает.

Популяризатор науки и научный журналист Ася Казанцева приезжала с лекцией в центр разработки DataArt в Воронеже во второй раз. Она рассказала, как наш мозг может неправильно воспринимать реальность и обманывать нас. Редакция Downtown.ru записала самое главное из лекции Аси.


Ася Казанцева, научный журналист, лауреат премии «Просветитель»,
автор двух книг об иррациональном человеческом поведении,
выпускница кафедры высшей нервной деятельности биофака СПбГУ



Человек не замечает перемены, которые происходят вокруг

В экспериментальной психологии есть известная парадигма, которая называется «слепота к изменениям» неспособность человека замечать все перемены, происходящие вокруг. В конце 90-х ученые Левин и Саймонс провели опыт в кампусе Корнельского университета. В нем экспериментатор, который по возрасту и внешнему виду был похож на студента, подходил к случайному прохожему с картой местности. Он спрашивал: «Как найти дорогу к административному зданию?».

Прохожий начинал отвечать, а в этот момент проходили двое рабочих, которые несли дверь. Они вклинивались между экспериментатором и прохожим, и дверь на несколько секунд закрывала собеседников друг от друга. В этот момент происходила подмена: экспериментатор подхватывал дверь, а один из рабочих брал карту местности. Как только дверь проносили, они могли снова видеть друг друга: рабочий устанавливал зрительный контакт с прохожим и как ни в чем не бывало продолжал расспрашивать о правильном направлении.

Когда прохожий заканчивал объяснение, ему говорили: «Вы стали участником эксперимента. Вы заметили что-то странное?». 8 из 15 ничего странного не заметили. Потом задавали более конкретный вопрос: «Вы заметили подмену говорящего?». Больше половины ответили отрицательно. Первый и второй собеседники были похожи друг на друга, они оба были молодыми и темноволосыми, но все же у них были разные черты лица, разные голоса, небольшие отличия в одежде. Левин и Саймонс обратили внимание все, кто заметил подмену, были молодыми. Ученые предложили два объяснения: первое молодые люди более внимательны. Второе люди тщательнее присматриваются к тем, кого относят к своей социальной группе. Молодые люди решили, что человек с картой может быть студентом, как они, поэтому заметили подмену.

Для пожилых прохожих, профессоров университета, все студенты на одно лицо. Для студентов все рабочие на одно лицо. Можно даже не заметить, что человека подменили.


Чтобы проверить свою гипотезу, ученые провели еще один опыт. Теперь оба экспериментатора были одеты как дорожные рабочие, но при этом отличались друг от друга довольно сильно. У одного была каска с надписью, у второго каска без надписи. Один носил голубой свитер, второй — черный свитер. У одного висел на поясе набор инструментов, у второго нет. В этот раз эксперимент проводили только с молодыми людьми. Всего опросили 12 человек — 8 из 12 ничего не заметили. Суть эксперимента осталась той же, только в прошлый раз экспериментатор был похож на студента — студенты отнесли его к своей социальной группе и заметили подмену. А в этот раз экспериментатор был одет как рабочий, и большинство молодых людей подмены не увидели. Исследователи сделали вывод: когда мы видим нового человека, мы относим его к какой-то социальной группе. Если мы думаем, что это та же группа, что и у нас, то мы начинаем обращать внимание на индивидуальные отличия. А если нет, то судим о нем, как о представителе категории. Для пожилых прохожих, профессоров университета, все студенты на одно лицо. Для студентов все рабочие на одно лицо. Можно даже не заметить, что человека подменили.


Человек видит лицо выпуклым, даже если оно вогнутое

Если думаете, что вы не такие, как этот прохожий, и воспринимаете реальность объективно, то посмотрите видео выше с вращающейся маской Чарли Чаплина. Это обычная пластиковая маска — мы видим, что она вогнутая с обратной стороны. Но когда ее задняя часть поворачивается к нам полностью, большинство людей видят ее выпуклой, как обычное человеческое лицо. Это называется эффектом вогнутой маски. Он работает только с человеческими лицами — кастрюля такой иллюзии не даст. Чтобы понять, выпуклый объект или вогнутый, наш мозг оценивает распределение цвета и тени. Но с человеческими лицами сложнее — они не бывают вогнутыми в нашей физической реальности. Когда мы смотрим на эту маску, от сетчатки приходит информация: «Свет и тень распределены так, будто лицо вогнутое». Однако кора головного мозга, в частности, нижняя лобная извилина, связанная с абстрактным мышлением, и отделы, связанные с памятью, говорят: «Сетчатка, ты что, дурак? Вогнутых лиц не бывает». Поэтому и возникает такая иллюзия. Интересно, что к ней невосприимчивы некоторые люди с психическими нарушениями, в том числе около 30% людей с шизофренией. У них нисходящие сигналы от коры менее сильные и не могут подавить объективное восприятие реальности.


Доктора не заметили гориллу в легких

Ученые провели эксперимент, в котором радиологам показывали томограмму легких и им нужно было поставить диагноз. Они внимательно всматривались в отклонения и не заметили, что на краю легких была нарисована маленькая горилла их мозг привык, что на томограмме не бывает гориллы, поэтому упорно не замечал ее.


Люди склонны ошибаться

Для мозга важнее принять решение быстро, а не сделать его аналитически точным. Из-за этой склонности он не может учесть все. Например, есть загадка: «Сколько животных каждого вида взял на ковчег Моисей». Часто люди видят знакомые слова, типа «животные», «ковчег», и, не задумываясь, отвечают: «Два». А потом вспоминают, что брал животных не Моисей, а Ной.

Стратегии для быстрого принятия решений называются эвристическими алгоритмами, или просто эвристиками. Их можно изучать экспериментально. Классический пример эвристика аффекта. Это склонность видеть мир черно-белым, считать, что у хороших вещей нет никаких недостатков, а у плохих нет достоинств. Одной группе студентов дали прочитать текст про атомную энергетику, в котором написано, что она экономически выгодна, а второй текст о том, что ее выгода сомнительна. Потом их расспросили о рисках  первая группа уверенно ответила, что риски атомной энергетики малы и их не стоит принимать во внимание, а вторая что риски велики и лучше не строить атомные электростанции. Важно, что о рисках студенты совсем ничего не читали, просто люди склонны экстраполировать доступную им информацию и уверенно принимать решение на основе заведомо ограниченных данных.

Cтатистически самый опасный момент в путешествии — это дорога на такси в аэропорт.


Другой пример — эвристика доступности. Мы оцениваем частоту любого явления по тому, насколько нам легко вспомнить его примеры. Так, психолог Пол Словик решил подсчитать частотность смертей от разных причин — авиакатастрофы, ботулизма, инсульта, рака. А потом спросил у людей, от чего, по их мнению, умирают чаще. Выяснилось, что все завышают вероятность погибнуть от ботулизма или наводнения и сильно занижают вероятность умереть от диабета. Это происходит из-за того, что любой случай смерти от наводнения обязательно попадает в СМИ, а смерти от диабета обычно нет. Такая же история с авиакатастрофами и автомобильными авариями. Больше людей боятся летать, а не ездить на машине. Хотя статистически самый опасный момент в путешествии — это дорога на такси в аэропорт.

 

Обстоятельства влияют на поведение

Восприятие реальности зависит от текущего контекста. Например, если людям сначала покажут стол с едой, а потом попросят достроить слово из 4 букв, которое начинается на «м» и заканчивается на «о», скорее всего, они ответят «мясо», а не «мыло».

Контекст может влиять и на более сложное поведение, хотя такие эксперименты не всегда хорошо воспроизводятся, так как необходимо учитывать слишком много факторов. Но вот пример эксперимента, в котором участвовали студентки Гарварда, одинаково хорошо знающие математику. У них была еще одна особенность: они были азиатского происхождения, например, приехали из Китая или Японии.

Даже косвенное напоминание о поле или национальности приводит к тому, что студентка начинает меньше — или больше — стараться при выполнении заданий. Для наших успехов важно, что мы сами думаем о себе.


Их поделили на три группы и дали разные анкеты. У первой группы была анкета о том, должны ли мальчики и девочки жить вместе в общежитиях. У второй — какие языки знают участницы эксперимента. У третьей группы — о качестве спутникового интернета в общежитии. После этого всем участницам дали одинаковый тест по математике. Его сложность была рассчитана так, чтобы за отведенное время студенты с таким знанием математики успевали решить примерно половину заданий. Третья группа действительно решила половину заданий. Первая группа — заметно меньше половины, а вторая — наоборот, больше. Так произошло потому, что существуют стереотипы: во-первых, «девочки имеют меньше способностей к математике, чем мальчики»; во-вторых, «люди азиатского происхождения обладают более высокими способностями к математике, чем европейцы». Оказалось, что даже косвенное напоминание о поле или национальности приводит к тому, что студентка начинает меньше — или больше — стараться при выполнении заданий, хотя напрямую ей никто об этих стереотипах не напоминал. Так что для наших успехов важно, что мы сами думаем о себе.

 

Фотографии: facebook.com/asya.kazantseva, pexels.com

Даша Козлукова
23 декабря, 16:50

Поделиться: