Арт

Что нужно для развития арт-рынка в Воронеже

Что нужно для развития арт-рынка в Воронеже
С вопросом о том, существует ли арт-рынок в Воронеже, Downtown обратился к основателю галереи «Х.Л.А.М.».

О том, кто покупает современное искусство в Воронеже, кто пополняет свои коллекции работами воронежских художников, какие факторы нужны для создания и развития нового арт-рынка в городе, а также о том, как заказчики ставят в тупик дизайнеров и архитекторов, рассказал директор галереи «Х.Л.А.М.» Алексей Юрьевич Горбунов.

 

Алексей Горбунов

 

Продажи работ художников в галерее «Х.Л.А.М.» случаются 2-3 раза в год. Среди покупателей бывают представители разных профессий от преподавателя университета до сотрудника администрации, а также московские коллекционеры. Если говорить о покупателях из других стран, то это люди из Австрии, Франции, Голландии.

В Воронеже современное искусство коллекционируют три человека. Два из них — художники.

Что бы мы не говорили, люди, включённые в арт-сообщество (галеристы, кураторы, обозреватели и искусствоведы, представители музеев, работники аукционных домов), но цену на работу художника определяет прежде всего коллекционер, человек, который по какой-то причине истово хочет, чтобы это произведение принадлежало ему и, главное, готов заплатить за него. Уже  после нескольких таких покупок цена начинает складываться, становиться всем известной и практически никогда не падает, а растёт с различной степенью интенсивности.

В Воронеже современное искусство коллекционируют три человека. Два из них — художники.

В галерею заходят дизайнеры, архитекторы, оформители интерьеров. И нередко от них можно услышать искренние жалобы на то, с какими пугающими заказами им то и дело приходится сталкиваться. Количество таких заказов лавинообразно растёт. Обладатели 3-х этажных домов то и дело «самовыражаются»: заказ интерьера «под Италию», покрыть все этажи «дизайнерскими обоями» и позолоченными барельефами, сделать «росписи» клыкастых фэнтази-существ на потолке, на стенах — новорусских шуток в духе ужасающих «смешных» открыток, которыми 15 лет забиты магазины. А ведь ещё сравнительно недавно я думал, что количество «живопИси» в таких домах будет уменьшаться, будет появляться какое-то количество просвещённых людей. Но на практике происходит наоборот: торжествует эстетика, которую я затрудняюсь с чем-либо сравнить.

Для развития арт-рынка в Воронеже помогло бы существенное расширение среды арт-сообщества, что проявлялось бы в появлении новых площадок, где бы постоянно экспонировалось новое и разное искусство.

Для развития арт-рынка в Воронеже помогло бы существенное расширение среды арт-сообщества, что проявлялось бы не только в образовательных программах и отдельных выставках, организованных несколькими энтузиастами, а в появлении ещё достаточного количества площадок, где бы постоянно экспонировалось новое и очень разное искусство. Это позволило бы увеличивать насмотренность человека без дальних турпоездок, где люди всё равно обычно бывают или на пляжах, или только в классических музеях; это позволило бы преодолевать сильнейшую инерцию и интеллектуальную лень человека; качественные изменения в художественном образовании; отказ государства в целом от равнодушия по отношению к современному искусству; появление в городском пространстве достаточного количества объектов паблик-арт.

Если бы всё это хотя бы частично осуществить в Воронеже, то тогда, быть может, какая-то часть людей, для которых это важно, вдруг ощутила бы, что современное искусство даёт потрясающее чувство свободы. В Воронеже начал бы зарождаться новый  арт-рынок.

Максим Акулин
19 февраля, 07:00

Поделиться: