Арт

Искусство по обмену. Что воронежские художники делали в Германии

Искусство по обмену. Что воронежские художники делали в Германии
Две выставки, знаменитые галеристы, Нео Раух по соседству и «Катюша» в караоке.

Два с половиной месяца воронежские художники Кирилл Гаршин, Иван Горшков, Илья Долгов и Николай Алексеев провели в Лейпциге, работая над вторым этапом международного проекта Revisiting the Space. Сначала немецкие авторы приезжали исследовать Воронеж, а теперь наши художники поехали в Германию. Сейчас у них за плечами две выставки, посещения мастерских местных художников и новый опыт.

Специально для Downtown художники рассказали о своей поездке в Лейпциг, танцах в поле, местном спокойствии и рациональном подходе к устройству города.

 

Иван Горшков

Художник

Я показывал кореянке казачьи песни в пантомимах, ночевал на вокзале и в коридоре, где свет загорается от датчиков движения. Носил и ношу сейчас шапку, найденную в наркопритоне. Я нашёл в заброшенном доме 20 метелок и показал их на выставке, а вместе с ними ещё и фонтан «Писающие штанишки» и скульптуру, обкакавшуюся древними статуэтками Майя. Мне пришлось продлять визу по фальшивым документам, но зато я купил роскошные найки за 6 евро. Иногда заставлял других художников рисовать картины в моей манере, а потом выдавал их за свои. В Лейпциге я одевался в бесплатном магазине, ужинал в бесплатном ресторане, стригся в бесплатной парикмахерской. Кроме того, объелся дикой ежевикой в заброшенной советской казарме. Я делал заказ для Лейпцигского музея цивилизации — рисовал свинью, и ел сосиски за одним столом с русскоязычным дедом бомжеватого вида, который только что купил картину Нео Рауха за 700 000 евро. Танцевал дабстеп до рассвета в чистом поле, пел «Катюшу» в караоке и из найденного в кустах пледа сделал новый талисман Сочи 2014. Мою выставку открывал российский генеральный консул, и я запланировал за месяц подготовить персональные выставки в столицах Германии и Австрии.


Кирилл Гаршин

Художник

Я приехал в Германию больше месяца назад и до этого ни разу не был за границей. В Лейпциге много добродушных лиц и заброшенных домов, которые часто отдают сквотам и товариществам. Здесь витает дух пуританского спокойствия и андеграундного времяпрепровождения. Толпами ходят представители неформальных мыслей — панки, готы, анархисты, феминистки, коммунисты.

Как художнику мне нужно было только одно — просторная мастерская, и тут такая есть! В этом чудном пространстве ты ешь, спишь и работаешь — это условия для волшебных открытий и создания гениальных произведений.

Лейпцигская действительность начала проникать сквозь стены, пол и потолок каждое утро со звона колоколов местной приходской церкви.

Лейпцигская действительность начала проникать сквозь обшарпанные стены, пол и потолок каждое утро со звона колоколов местной приходской церкви. Я часто использую окружение, в котором существую, в своих работах. И основная линия, сквозящая в живописи, связана с религией, проходящей через призму странного мироустройства. Это может быть что-то более конкретное или эфемерное, ускользающее. В данных обстоятельствах это состояние ещё более уместно, если прислушаться к городскому звону — деконструктивные элементы, аура протестантизма, сквозящая в каждой полуразрушенной кирпичной кладке, и дух непринуждённости местных аборигенов.

Николай Алексеев

Художник

Одно из сохранившихся писем А.Ф. Лосева, написанных во время IV колониальной экспедиции:

«Дорогая моя, милая сердцу жена. Прости, что пишу тебе с таким перерывом. Болезни, тяжелые условия, приближающаяся зима и народные волнения отвлекают меня от письма. Так же сразу прошу простить меня и за краткость нынешних заметок. Большое количество информации требует времени на осмысление, а неструктурированными наблюдениями, или, как это принято говорить, импрессиями не хочется Вас отвлекать. Но позволю все-таки озадачить Вас интуицией.

Мне видится это неким большим. Чем-то более важным, нежели простой поэтический образ птицы без ног, чем-то глобальным и судьбоносным.

Последнее время меня преследует образ капитана, морского капитана в поисках корабля. Здесь, в землях без морей, это легко представить. Это болезненный образ, он не отпускает меня как утренний сон, как наваждение. Но это не просто мимолетный образ, почему-то засевший в моей, скучающей по Вам, голове. Мне видится это неким большим. Чем-то более важным, нежели простой поэтический образ птицы без ног, чем-то глобальным и судьбоносным, чем-то предрешенным и поэтому неподвластным мне.

Надеюсь, милая моя Настенька, что Вы сможете развеять мои сомнения. Либо описав это как симптом нашего с Вами расставания, либо подтвердить мои интуиции, либо только Вам присущим изысканным способом. На этой кокетливой ноте я прощаюсь с Вами, и как говорят местные жители: «Вижу тебя».

 

Илья Долгов

Художник

Лейпциг — город что надо! По многим параметрам похож на Воронеж, и, если оставить в стороне аффекты, можно сказать, что Лейпциг гораздо эффективнее использует свои возможности и ресурсы. Он более осмыслен и привлекателен. Например, ботанический сад небольшой (в Воронеже — гигантский), но совершенно прекрасный — познавательный, тихий, чарующий, с удивительными оранжереями. Или местный музей изобразительного искусства — коллекция среднего уровня, но здание новое, с хорошими архитектурными ходами и отдельными залами местного гения Макса Клингера. Место не звёздное, но в нём увлекательно и полезно. Или сам Шпинерай — остановленный завод стал гигантским арт-кластером, действительно живым, а не официозной пустыней вроде нынешнего Винзавода. Мне нравится эта стратегия, внимательный подход к каждому месту, ситуации, а не прожектерство на уровне всего города. Так надо действовать и в Воронеже.

Кристина Семёнова

Куратор выставки

Две выставки в Германии стали моей второй совместной работой с воронежскими художниками. Если на первом этапе выставки Revisiting the Space крайне не хватало времени для общения и обмена опытом, то в Лейпциге мы нагнали упущенное. Мне важно было создать пространство для эксперимента, где можно полностью посвятить себя делу, и освободить ребят от повседневных забот. Я думаю, такие краткосрочные пребывания важны для развития современного художника. Встречи с единомышленниками и людьми противоположного мнения всегда плодотворны.

Мы получили положительный фидбэк от Henry Meyric Hughes — основателя Манифесты и биеннале европейского современного искусства.

Столкновение с новыми образами, подходами и методами коллег привносит новые импульсы. Поэтому я старалась создать некую «сетку» для дальнейшего сотрудничества — организовывала встречи с лейпцигскими художниками, приглашала арт-критиков и профессоров местной Академии Искусств.

Интереса со стороны местной и международной сцены искусства к творчеству воронежских художников было много. Об этом говорит положительный фидбэк от известных в мире искусства людей — Нео Рауха, Джуди Любке и Диля Фолькера, которые посетили мастерские ребят. Также Henry Meyric Hughes, один из основателей Манифесты, биеннале европейского современного искусства, посетил нашу выставку. Я надеюсь на дальнейшее сотрудничество с Воронежским Центром Современного Искусства и его художниками.

Фотографии предоставлены Кристиной Семёновой

3085
Artem Ivannikov
24 октября, 17:10

Поделиться: