Город

Трудности перевода, или как выжить иностранцу в Воронеже. Продолжение

2905
Автор:
Савин Алексей
17 января 2013 07:00
6+
Трудности перевода, или как выжить иностранцу в Воронеже. Продолжение
Downtown проверяет, насколько хорошо представители сферы услуг города знают английский.

Насколько хорошо представители сферы услуг владеют английским, мы продолжаем проверять совместно языковым центром LTC – к ним для обмена опытом приехала американка Эшли, которая согласилась принять участие в нашем эксперименте. В прошлом материале мы пытались уехать с вокзала и сделать заказ в ресторане. Настало время проверить на знание английского языков работников других сфер.

 

В гостинице

Гостиница «Азимут», более известная воронежцам как «Брно», своим внешним видом вселяет веру в непобедимость и непогрешимость нашего Отечества. Как и следовало ожидать, на впечатлительную Эшли это подействовало. Она отправилась на ресепшн и сделала свою первую подачу:

— Hello. Do you speak English?

Администратор сначала заулыбалась, потом неоднозначно и в смятении ответила «Yes» и позвала другого администратора. Переглядываясь и хихикая, девушки поинтересовались, хотим ли мы забронировать номер:

— Do you want to make a reservation?

— Yes, we do, — ответила за нас Эшли и дальше начала «пытку» вопросами, какие есть номера, какие в них условия, входит ли завтрак в стоимость. Сет был явно за американкой. Хотя, стоит отметить, девушки отбивались самоотверженно, пусть и поглядывая время от времени в переводчик на компьютере.

Наивная американка решила, что в отеле есть специально обустроенные комнаты для пожилых людей, и была от этой идеи в восторге.

Больше всего Эшли поразило, когда администратор, пытаясь объяснить, что в некоторых номерах давно не было ремонта, и выглядят они не вполне презентабельно, назвала это «room for grandmothers» («номера для бабушек»). Наивная американка решила, что в отеле есть специально обустроенные комнаты для пожилых людей, и была от этой идеи в восторге. Я решил её не разочаровывать и не стал объяснять, что имелось в виду.

В целом, гостиница выдержала экзамен на общение с иностранцами: нам все-таки объяснили, как забронировать номер, какие условия проживания. Удовлетворенные, мы отправились на шоппинг.

 

Шопинг

В торговом центре «Галерея Чижова», изучаем местный ритейл. О чём-то негромко перебрасываемся на английском в мультибрендовом бутике +IT. 

Незаметно для себя мы привлекли внимание, очевидно, директора бутика. Девушка бесшумно выросла у нас за спиной. Не слышал, кто первым начал диалог, помню только, как Эшли спросила у неё, может ли она помочь с выбором подходящего джемпера:

— Hello. Could you please help me to choose a sweater?

И, о чудо...

— Hello. What kind of sweater are you looking for? What is your size? What color sweater do you want?

Девушка стала расспрашивать, какой Эшли нужен размер, цвет, фасон. Оказалось, она неплохо владеет английским.

Так определился следующий пункт нашего маршрута. Нам посоветовали посетить арт-галерею «Х.Л.А.М.».

Неудивительно, что мы быстро подобрали нужный джемпер, не испытывая при этом никаких трудностей в понимании друг друга. Мы мило поболтали о погоде, о культуре. Так определился следующий пункт нашего маршрута. Нам посоветовали посетить арт-галерею «Х.Л.А.М.». Директор бутика объяснила, что это такое, написала (латиницей) адрес музея, время работы и телефон и рассказала, как до него добраться. Эшли была тронута таким вниманием.

 

В галерее

В галерее нас встретил мужчина лет 50-ти. В каждом сантиметре его внешности угадывался художник. На языке прямо-таки вертелось: «Скажите мне как художник художнику…», но вместо фразы из Ильфа и Петрова мы спросили ставшее сегодня традиционным «Do you speak English?». Мужчина честно признался: «No». Впрочем, как выяснилось, изъясняться по-английски он всё-таки мог, хоть и давалось ему это с трудом.

— What does this sculpture mean? - спросила Эшли, указывая на странную жестяную скульптуру напротив. 

— Итс абстракт анд экспрэшн.

Несмотря на общение, построенное на гремучей смеси английского и русского, Эшли получала нескрываемое удовольствие от просмотра экспозиции, доказывая распространённый тезис о том, что «искусство не знает границ» ни лингвистических, ни национальных.

Нам посчастливилось увидеть не только открытую экспозицию, но и находящиеся в стороне от постороннего глаза работы с других выставок.

А галерист получал удовольствие от того, что у него есть такой благодарный слушатель, тем более из Штатов. Поэтому нам посчастливилось увидеть не только открытую экспозицию, но и находящиеся в стороне от постороннего глаза работы с других выставок.

 

В аптеке

Русская зима американскую за пояс заткнёт. И внезапно заболевшее горло Эшли вызывает во мне кроме человеческого сочувствия ещё национальную гордость. Правда, гордость рассеивается, пока мы пытаемся купить лекарство в ближайшей аптеке.    

Снова удивлённый взгляд, неловкое молчание и игра в «Крокодила», точнее, исходя из обстоятельств, игра в «Больного Крокодила». Спектакль, устроенный Эшли, заслуживает аплодисментов. Она хватается за горло, прикладывает ладонь ко лбу, изображает художественный кашель.

Эшли думает, что в Воронеже против неё заговор, а череда нелепых обстоятельств — это наша ей подстроенная месть за их «Список Магнитского»

Фармацевт с любопытством смотрит на нас, в выражении его лица читается: «Интересно, что ещё мне тут устроят эти придурки?». В конце концов, девушка молчаливо протянула Эшли упаковку «Доктор Мом». 

— How do I take it? Do I swallow it? (Как его принимать? Мне нужно это проглотить?) – спросила Эшли, недоверчиво изучая коробку.  

В ответ фармацевт пожал плечами и забрал лекарство обратно. 

Я, к слову сказать, глубоко убеждён, что аптекарю не обязательно знать английский язык. Не каждый день им по долгу службы приходится общаться с иностранцами. Более того, я уверен, что в американских аптеках так же нет русскоговорящих фармацевтов и провизоров. Но что подумает Эшли? Что в Воронеже против неё заговор, а череда нелепых обстоятельств — это наша ей подстроенная месть за их «Список Магнитского».

 

День получился насыщенным, как тот запах борща в привокзальной забегаловке. Хотелось поскорее из него вырваться, вернуться к привычным занятиям. Судя по Эшли, устало прильнувшей головой к оконному стеклу маршрутки, ей тоже. Не знаю, осталась ли она довольна нашим экспериментом, и как будет о нём потом вспоминать: как о забавном приключении или как о кошмарном сне. Но что-то подсказывает, что в обмене опытом с её российскими коллегами из LTC произойдут некоторые изменения. 

Для себя же, глядя на муки Эшли в попытках объяснить, что ей нужно, я сделал ещё один вывод: нелегка доля туриста, оказавшегося в чужой стране и не говорящего на родном для этой страны диалекте. Словом, если не хотите оказаться на месте Эшли, учите языки.

 

При поддержке

Иллюстрации: Александр Завиша

Поделиться: