Город

Исследование городской культуры: Анна Гор о комфортных музеях и удовлетворенной аудитории

1859
Автор:
Дорогая редакция
19 июля 2013 07:01
6+
Исследование городской культуры: Анна Гор о комфортных музеях и удовлетворенной аудитории
Как музеи становятся friendly.

Эдуард Бояков вместе с группой авторов проводит исследование культурной среды Воронежской области. В его команде — академические авторитеты и успешные практики — создатели музеев, институций, фестивалей, издательств, культурных программ. В течение трёх месяцев они будут заниматься исследованием местной культурной среды, а в сентябре представят доклад, который опишет состояние и перспективы творческих индустрий города, и дадут рекомендации по развитию.

В рамках этого проекта Downtown продолжает разговаривать с экспертами из команды Эдуарда Боякова, чтобы узнать их мнение о состоянии воронежской городской среды и услышать первые рекомендации. В этом материале директор центра современного искусства в Нижнем Новгороде Анна Гор рассказала о музейных стратегиях и работе с аудиторией.

 

Анна Гор

Директор Приволжского филиала ГЦСИ в Нижнем Новгороде, в Кремле


Я вижу, что культурное сообщество Воронежа с полной готовностью, но безучастно ждёт изменений. Конечно, дать импульс могут только катализаторы действий — наши исследования, их результаты и инициатива органов власти. И ещё здесь важно задать старт изнутри, используя культуру в качестве ресурса и инструмента. Причём сама культура не пострадает в этом случае.

Будучи музейщиком, я понимаю, как это всё устроено: современное культурное пространство возникает в тех областях, где пересекаются культура с образованием, религией, градостроительством, благоустройством. И конкретно меня интересуют механизмы, касающиеся партнёрства и междисциплинарных связей здесь.

Следующим этапом возникнет конкуренция между площадками, что повлечёт за собой процветание каждой из них.

Для эффективного продвижения в культурной сфере музеи должны ощущать поддержку со стороны государства. Это освободит их от хозяйственных проблем, поэтому появится больше времени для проектной деятельности, работы с аудиторией. Только после этого в музее зрителям будет уютно, комфортно, понятно и интересно, ведь он должен быть friendly.

В самом передовом музее Крамского у вас сейчас отличная выставка Кузнецова. Но коллекция располагается в невероятно тесных пространствах, из-за чего теряется много смыслов. Экспонаты должны быть качественно вынесены, освещены, поданы, интерпретированы, снабжены всей необходимой аппаратурой. Но где всё это осуществить?

Воронежу был бы полезен общий на все музеи выставочный зал с требованием к пространству по всем критериям, нормам и инфраструктурой на высшем уровне. Это было бы как свободная площадка для театров: сегодня работают одни, завтра другие. И дальше сами площадки могли бы устраивать конкурс проектов за право быть показанными здесь. Это поможет создать конкуренцию между авторами. Следующим этапом возникнет конкуренция между площадками, что повлечёт за собой процветание каждой из них.

Мы рассказываем в самых разных контекстах о явлениях, которые происходят, и это позволяет зрителю рассмотреть выставку под разными углами.

Мы, делая выставки, никогда не задаёмся вопросом, где живет художник. Нам важно, какую роль, место в художественной жизни он занимает. Например, сейчас у нас в Нижнем Новгороде выставка «Инновация» с двумя воронежскими художниками: Арсением Жиляевым и Ильёй Долговым. Если музей хочет показать неформальную фотографию — пожалуйста, а потом он захочет Родченко показать — тоже пожалуйста. Главное, как это отразится.

Структура жизни нашего музея такова: мы делаем одну большую якорную выставку, которая существует два-три месяца, её сопровождает серьёзная параллельная программа — концерты, спектакли, всевозможные лекции, встречи со зрителями, литературные дискуссии, круглые столы, гостиные. Мы рассказываем в самых разных контекстах о явлениях, которые происходят, и это позволяет  зрителю рассмотреть выставку под разными углами. На мой взгляд, это первоначальная задача современных музеев, потому что они уже не для вещей, они для людей.

Поделиться: