Город

Городской конструктор: Архив запахов. Чем пахнут города

Городской конструктор: Архив запахов. Чем пахнут города
Проектировщик запахов о памяти на ароматы, ошибках в «Парфюмере» и о том, что общего у Дэвида Бэкхема и сыра.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его к лучшему.

Современный человек обычно думает, что с помощью зрения и слуха он получает больше информации о мире, чем с помощью обоняния. Исследовательница и проектировщица запахов Сиссель Толаас считает это заблуждением и уверяет, что мы разучились правильно пользоваться своим носом. В рамках конференции «Новая повседневность», которая проходила в институте «Стрелка», Сиссель рассказала о том, чем пахнут города, об ошибках в экранизации «Парфюмера» и о том, что общего у Дэвида Бэкхема и бельгийского сыра.


Еще с начала 90-х годов я стала собирать архив запахов. У меня есть специальное устройство, которое вылавливает ароматические молекулы с различных предметов, а потом искусственно их синтезирует. Сейчас в моей коллекции более 7 000 ароматов, хранящихся в специальных пробирках. Вдохнув любой из этих запахов я моментально вспоминаю, с каким моментом из моей жизни он связан и при каких обстоятельствах я его получила. Дело в том, что ароматы хранятся в нашей памяти гораздо дольше, чем, например, изображения. 100% запахов можно вспомнить даже спустя несколько месяцев, большую часть из них мы не забудем и через несколько лет. А изображения стираются из памяти намного быстрее: через три месяца мы помним только пятую часть. К тому же с помощью обоняния мы иногда можем получить гораздо больше информации о мире, чем с помощью других органов чувств. Например, если ночью начнется пожар, то вы проснетесь не от высокой температуры, а от запаха гари. А что же будет, если сознательно анализировать запахи? Представляете, сколько нового можно узнать? Это именно то, чем занимаюсь я.

Мы привлекали к работе местных жителей: давали им пробирки с запахами и просили описать, что они чувствуют. Благодаря этому люди начинали лучше понимать свой город.

Я работала над проектом City SmellScape. Его цель была в том, чтобы создать ароматическую карту двадцати пяти разных городов. Какие именно запахи будут на карте, я решала исходя из целей конкретного проекта, а в каждом городе они были разными. Где-то надо было определить уровень экологического загрязнения, где-то понять причины нетерпимости горожан друг к другу. Мы привлекали к работе и местных жителей: давали им пробирки с запахами и просили описать, что они чувствуют. Этот процесс был даже важнее конечного результата, потому что благодаря ему люди начинали лучше понимать свой город. Обычно мы смотрим только на изображения, но их так много, что они от них очень замыливается глаз. А вот запахи позволяют открыть человеку что-то новое, по-другому посмотреть на место, в котором он давно живет.


На немецких картинах XVI века, например, у Гонса Гольбейна или Лукаса Кранаха, часто изображены люди, у которых к поясу прикреплены какие-то сосуды. В этих сосудах хранились ароматические вещества, которыми они пытались замаскировали собственный запах немытого тела. Причем это не обязательно были изысканные парфюмы, они часто носили там куски гниющей рыбы или мяса, главное, чтобы содержимое сосуда было достаточно пахучим. Я бы хотела жить в те времена, это мой рай. Но, к сожалению, мы родились с дезодорантом в руках и, в отличие от людей XVI века, не знаем своего уникального запаха. И в данном случае это не вопрос гигиены, я не говорю, что не надо мыться вообще. Это вопрос того, чтобы оставаться самим собой. С рождения у нас нейтральное обоняние, и мы не делим запахи на плохие и хорошие. Это разграничение появляется позже, под влиянием культуры и воспитания. А правила насчет того, какой запах считать приятным, а какой нет, устанавливаются коммерческими компаниями, которые хотят продавать как можно больше дезодорантов и духов.

У любого сыра есть определенный набор бактерий, то же самое и с телом человека. Поэтому мы попросили образцы бактерий у разных знаменитостей и приготовили на основе этого сыры.

Я не читала книгу «Парфюмер» и не смотрела фильм, хотя я была консультантом на съемках. Я предлагала использовать на съемках реальные запахи, чтобы реакция актеров была естественной, но они, к сожалению, отказались. По сюжету главный герой чувствовал запахи камней или стекла. Но на самом деле это твердые материалы, которые не пахнут. Их можно почувствовать только, если на них образуется какой-то налет. Камень пахнет, если на нем есть мох, металл — если есть ржавчина. А стекло не пахнет вообще. Компания Swarovski спрашивала, можно ли сделать духи с ароматом кристаллов. Но это невозможно. Если вы чувствуете запах стекла, значит в них есть какие-то примеси.


У любого сыра есть определенный набор бактерий, благодаря которому формируется специфический запах, уникальный для каждого сорта. То же самое и с телом человека. Поэтому мы с биологом Кристиной Агапакис попросили разных знаменитых людей дать нам образец бактерий с какой-то из частей тела и приготовили на основе этих бактерий сыры. Марк Цукерберг дал образец со своей подмышки, Билл Гейст — с носа, писатель Майк Поллан — с пупка. Серию сыров мы представили на выставке в Дублине. Эта идея понравилась компании Adidas и они хотели сделать что-то подобное. Во время Олимпийских игр в Лондоне я заполучила старые кроссовки Дэвида Бэкхема и нашла в них бактерию, которая вызывает специфический запах. Кстати интересно, что она же есть в известном сыре Лимбургер. На основе этой бактерии мы сделали сыр, который подавался гостям на VIP-вечеринке Adidas.

Посмотреть полное выступление Сиссель Толаас можно здесь.

Иллюстрации предоставлены институтом «Стрелка»

Поделиться: