Городской конструктор

Город
18 книг, которые помогут спроектировать самую популярную в городе площадь
«Городской конструктор» советует книги по теории и методикам управления общественными пространствами.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

В заметке CityLab сооснователь Friends of the High Line — компании, которая курирует главное общественное пространство Нью-Йорка, парк «Хай-Лайн», — Роберт Хаммонд заявил, что концепция парка провалилась. «Вместо того чтобы спрашивать у местного сообщества, какой дизайн им больше нравится, мы должны были спрашивать, что мы можем для них сделать», — признался он. Хаммонд считает, что, сфокусировавшись на эстетике, они не подумали о том, какой эффект новое пространство окажет на район, а ведь «у людей есть более серьёзные проблемы, чем дизайн». Парк «Хай-Лайн» стал причиной новой волны джентрификации, и сейчас Friends of the High Line тестируют разные программы по решению возникших социальных проблем. «Я хочу, чтобы другие не повторяли наших ошибок и научились справляться с подобными проблемами. Но пока у нас нет ответов на все вопросы», — завершает Хаммонд.

В феврале в онлайн-школе Vector вышел курс Института «Стрелка» «Как создать успешное общественное пространство», из которого в том числе можно будет узнать, как прогнозировать жизнь новых мест и их влияние на район и сообщество. А вот список главных книг, по теории и методикам управления общественными пространствами, составленный специалистом бюро Project for Public Spaces (PPS) и выпускницей «Стрелки» Анной Сиприковой.

Город
Как в России брендируют территории и зачем это нужно
Бренд-менеджер города Добрянка Иван Свистунов — о своей работе и особенностях территориального брендинга в России.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

Разработать собственный бренд в разное время пытались не менее 150 российских городов и регионов. По разным причинам большинство таких попыток заканчивается неудачей. Иногда проект не удаётся довести до конца, иногда о нём забывают вскоре после презентации.

Территориальный бренд — это не просто логотип или фирменный стиль. Это в первую очередь идея, которая способна объединить местных жителей и подчеркнуть уникальность их территории. При этом нужно не просто разработать удачную концепцию, но и поддерживать её развитие.

В 2012 году компания CityBranding разработала для города Добрянка в Пермском крае бренд «Столица доброты». На протяжении нескольких лет его продвижением занимается Иван Свистунов — бренд-менеджер города. Эту должность он получил в 2014 году, когда ему было 22 года. В интервью «Городскому конструктору» Иван рассказал о своей работе, о столице доброты Добрянке и об особенности брендирования территорий в России.

Город
Современное искусство: Россия приехала в Москву
Куратор Триеннале Александра Обухова — о развитии современного искусства в регионах и поддержке художников в стране.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

10 марта в Музее «Гараж» открылась первая Триеннале современного искусства. Это первый проект подобного масштаба: на выставке представлены работы более шестидесяти художников из разных городов. Цель Триеннале — отразить развитие российского искусства за последние пять лет. «Городской конструктор» выбрал лучшие цитаты из интервью Strelka Magazine с одним из кураторов Триеннале Александрой Обуховой о развитии современного искусства в регионах и поддержке художников в стране.

Город
5 российских брендов одежды, которые вдохновляются родным городом
«Городской конструктор» рассказывает о молодых дизайнерах из Санкт-Петербурга, Самары, Дальнего Востока и Урала.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

В этот раз «Городской конструктор» нашёл небанальные молодые бренды одежды, которые используют региональную символику в своих коллекциях, и поговорил с ними о вдохновении, бренде и духе города.

Новости
Торговые центры: перезагрузка
Как должны трансформироваться привычные нам торговые пространства, чтобы вернуть посетителей.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

Несколько лет назад открытие нового торгового центра в городе было событием – удобные, безопасные и теплые пространства становились местом не только покупок, но и прогулок, развлечений и встреч с друзьями. Сегодня же во всем мире люди все чаще покупают вещи в интернете, а экономический кризис в России и вовсе снизил уровень покупательной способности. Что делать торговым центрам в такой ситуации и как должны трансформироваться привычные нам торговые пространства, чтобы вернуть посетителей?

Студенты Института «Стрелка» в рамках исследовательского проекта DISRUPT THE(M)ALL предложили идеи того, как могут измениться моллы в будущем: от сравнительно простых, которые можно начать внедрять уже сегодня, до антиутопичных — о радикальной смене бизнес-модели.


Проект Mall 2.0

Проблема. По статистике, человек тратит около 220 минут в день на проверку обновлений на смартфоне/планшете/компьютере. Контакт с такими устройствами и постоянное потребление информации стали, по сути, естественной необходимостью, в то время как торговые центры остаются невовлеченными в этот процесс, предлагая лишь лейбл и ценник. «Эволюция» моллов  возможна, если с помощью новых технологий предложить каждому клиенту более индивидуальный подход. 

Предложение. Моллы должны превратиться в подобие информационной лаборатории, собирая и анализируя данные своих посетителей: предпочтения, отмеченные в социальных сетях, потребительские привычки, лайки и так далее. Кроме того, используя специальные устройства, можно дистанционно измерять размеры тела и считывать эмоции. Затем все эти данные следует централизованно отправить брендам, которые, в свою очередь, займутся автоматическим формированием персонализированного предложения, наиболее подходящего для конкретного человека. Все, что останется сделать клиенту, — это «переходить по ссылкам», но в режиме офлайн, просматривая все потенциальные покупки в реальности. В том случае,  если четких пожеланий у посетителя не будет, система «для вдохновения» выдаст варианты, исходя из предпочтений клиента, его настроения, лайках в социальных сетях, заранее проверив, есть ли нужный размер. Таким образом, шопинг-молл станет куда более личным пространством, предоставляя наиболее адекватное предложение и при этом существенно экономя время клиента, что, в свою очередь, увеличит как траты посетителя, так и степень его преданности конкретному бренду и самому торговому центру.


Проект More

Проблема. Моллы — это симптом гиперпотребления, который притупляет способность потребителя разбираться в том, что за покупки он совершает. Цель торгового центра — продать как можно больше — совершенно исключает какую либо образовательную или просветительскую функцию этих пространств.

Решение. Молл становится по-настоящему привлекательным в тот момент, когда перестает сводиться просто к торговле. Например, в Нью-Йорке есть магазин MoMa, деятельность которого неразрывно связана с самим Музеем современного искусства. 

Вдохновившись его моделью, можно создать особую систему, «Музей покупательского опыта», способный соединить торговый центр и музей. С помощью специального интерфейса посетитель будет знакомиться с историей каждого бренда, специальное приложение-навигатор облегчит процесс ориентирования и предложит информацию, словно подсказка в музее. Магазин превратится в выставку, где бренды выступают в качестве кураторов, а посетители могут что-нибудь купить. Помимо основной «экспозиции» торговые центры и бренды, представленные в них, получают возможность и для организации временных выставок. Например, они могут рассказать посетителям о разных видах упаковки, об истории кроссовок или о том, как появление кондиционеров повлияло на развитие торговых центров. Таким образом, из пространства потребления молл превращается и в пространство обучения. 


Проект Phare

Проблема. Интернет, и в частности онлайн-шопинг, изменил принципы торговли: клиенты могут самостоятельно искать товары и сравнивать цены, не выходя из дома.  Экономия времени, денег и энергии при этом постепенно сводит смысл посещения молла к нулю. 

Решение. Чтобы оставаться на плаву, молл должен предложить уникальные условия и возможности, во-первых; и более функционально использовать свое пространство, во-вторых. Если речь идет о покупках, то акцент должен быть сделан на совместном шопинге и поиске индивидуального стиля; клиенту должны быть доступны не только примерочные (удобные!), но и подиум, салон красоты, селфи-студия. А чтобы преодолеть статус сугубо центра розничной торговли, молл должен предоставить посетителям новые места как для налаживания деловых связей и сотрудничества, так и для расслабленного отдыха и совершения покупок. Пусть, например, это будет большой коворкинг  с бесплатным вайфаем, принтерами и т.д. и спортивная зона c беговой дорожкой, баскетбольным и футбольным полями, площадкой для йоги, аэробики и тай-чи. Моллы как центры жизни могли бы стать крайне важными не только в контексте городской жизни, но и в контексте личного развития пользователей — если они научатся функционировать как лаборатории для реализации жизненных амбиций и индивидуального образа жизни.


Проект Connect the(m)all

Проблема. Вещи приобретают для нас все большую важность: взять тот же смартфон — в нем сосредоточена львиная доля необходимой нам информации. Однако шопинг-молл, где мы эти вещи покупаем, не представляет для нас важности: это всего лишь место для выбора товара и его покупки.  

Решение. Чтобы у молла появилась «добавленная стоимость», он должен предлагать понятную  систему связанных между собой услуг, а также возможность использовать его пространство исходя из задач клиента. Чтобы эту цель реализовать, необходимо проанализировать все товары и услуги, предложенные ритейлерами, и найти точки их пересечения. Покупая один товар, клиент получает подсказку, где он может купить другие нужные товары в дополнение или подключить необходимые услуги. Кроме того, необходимо создать специальные пространства, решающие проблемы клиентов. Например, пространство «День рождения» представляет собой комнату, в которой непрерывно празднуют день рождения (а проблема с поиском места для празднования актуальна для многих). Заинтересованным посетителям достаточно просто забронировать ее на конкретное время, пригласить друзей и купить торт в расположенном этажом ниже супермаркете или заказать еду в любой из 50 точек, представленных на фудкорте торгового центра, а также  заранее подготовить список подарков, доступных в молле, чтобы никто из гостей не смог ошибиться с выбором и не тратил лишнее время на поиск. Другие из предлагаемых комнат и активностей: детская площадка, лаунж-зона, зона для занятий спортом, зона для занятия садоводством, мастерская, комната для крика, швейная комната.


Проект Boids

Проблема. За последние два года посещаемость торговых центров в России снизилась на 28%. Количество геймеров, напротив, возросло на целых 30%. Превращение шопинга в игру могло бы стать мощным инструментом в борьбе за посетителя торгового центра.

Решение. Цель — привлечь в моллы молодых и активных людей, которые на сегодняшний день предпочитают проводить свое свободное время в других местах. Это возможно, если трансформировать пользовательский опыт в игру, внеся качественные изменения во взаимодействие между посетителями торгового центра.  Молл — идеальная среда для подобных игр-квестов, потому что здесь есть огромное безопасное пространство. Стандартные атрибуты игр — очки, значки и рейтинги игроков — станут эффективными инструментами вовлечения и мотивирования клиентов. Посетители смогут заходить в специальное приложение, делиться на команды и затем выполнять определенные действия в рамках квеста, а победители -- получать скидки и приглашения на вип-показы новых коллекций определенного бренда. Игровой элемент сделает шопинг куда более привлекательным, его посещаемость возрастет, а пространства оживятся. Моллам удастся расширить аудиторию за счет более искушенных потребителей, которые обычно принципиально избегают их посещения.


Проект Track The(M)all

Проблема. В современном мире человек постоянно находится под «колпаком»: все его действия записываются, мониторятся и документируются. Причем касается это как реальной жизни (пример: камеры наблюдения в офисе), так и онлайн-пространства, где ни один клик не проходит незамеченным. Но если в интернете мониторинг активности человека используется с целью предложения ему информации о товарах/услугах, соответствующих его интересам и запросам, то торговые центры пока в этом отстают. 

Решение. Не просто устанавливать камеры наблюдения через каждые несколько метров, а использовать полученную информацию. Подключать клиентов к специальным приложениям, анализировать их предпочтения, траектории, и на основе этих данных составлять профиль посетителей. А затем запустить систему «Personal Return on Investment/Личная отдача от инвестирования». Она будет измерять преданность клиента моллу, ориентируясь на время, проведенное им в торговом центре, и характер использования этого времени. Эти данные будут формировать индикатор преданности клиента. И чем выше этот индикатор, тем ценнее полученная информация. Затем система будет анализировать и другие показатели, или «множители», причем выбирать информацию, которую сможет использовать молл, будет сам клиент. В зависимости от результатов, полученных после обработки данных, клиенту будут предполагаться наиболее интересные и адекватные предложения. 

«Городской конструктор» существует уже полтора года. Наша география становится все шире (восемнадцать городов!), а планы — все больше. Мы хотим лучше узнать вас, чтобы делать материалы интереснее и полезнее. Пожалуйста, расскажите о себе и своих интересах в нашей анкете (займет три минуты). Приятный бонус — 10% скидка на годовую подписку онлайн-школы городских предпринимателей Vector всем, кто заполнит анкету.
Новости
Экономикa незнaния: как локaльные медиa развивают город
Как СМИ влияют на город и делают горожанина гражданином.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

Технологическая эволюция от газеты до телевидения вела к тому, что люди потребляли все меньше серьезной и локальной информации и все больше — развлекательной и глобальной. Интернет меняет ситуацию: доля локальной информации вновь стала расти, а вместе с этим стало меняться и потребление города». «Городской конструктор» публикует отрывок из эссе профессора Российской экономической школы Рубена Ениколопова, в котором он рассказывает, как СМИ влияют на город и делают горожанина гражданином.


Информация о происходящем в городе, которую распространяют СМИ, для его жителей приобретает значимость общественного блага. Это и понятно: достоверное знание выгодно не только его обладателям, но и всем вокруг. Если мне точно известно, как работает тот или иной муниципальный депутат, то мне уже ясно, кого поддерживать, а кого нет. И если я проголосую не за проворовавшихся депутатов, а за людей порядочных и преданных делу, то это будет хорошо для всех. Но тут возникает проблема: большинству куда интереснее сплетни из жизни звезд, у этого большинства совершенно другие — бесполезные для общества — информационные запросы.

Новости
Словарный запас: холократия, трансгрессия и питчинг
Чтобы не путаться в новых терминах, мы ведем регулярную рубрику «Словарный запас». Публикуем объяснения трех новых слов из рубрики.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

С каждым годом в нашу повседневную речь приходит все больше новых слов и англицизмов. Но многие из них со временем теряют свое первоначальное значение и используются не к месту. Чтобы не путаться в новых терминах, онлайн-журнал Института «Стрелка» ведет регулярную рубрику «Словарный запас». «Городской конструктор» публикует объяснения трех новых слов из рубрики.

Новости
Биомеханический город: почему дома станут живыми, а машины — умными
Градостроитель Марко Полетто рассказал о биомеханических городах и пространствах, где природа и машины будут гармонично взаимодействовать.

15 легких, 10 почек и 13 сердец — это не фантазии безумного хирурга, это одна из моделей города будущего. В мегаполисах постепенно формируются свои собственные физические законы и даже появляются новые обитатели — «живые» дома и «умные» машины. В рамках проекта Future Urbanism градостроитель Марко Полетто дал интервью студенту «Стрелки» Егору Орлову, в котором рассказал о биомеханических городах и пространствах, где природа и машины будут гармонично взаимодействовать. 

 

Марко, расскажите, что такое биомеханический город?

— Существуют различные модели биомеханических организмов, которые мы исследовали за прошедшие годы, и которые станут очень важными в будущем. Одна из моделей, которую мы изучаем в Bio Urban Design Lab и в ecoLogicStudio — это модель нового коллективного разума, которая устроена по тем же принципам, что и многие природные экосистемы. Наиболее распространенные в природе формы коллективного разума возникают в результате динамического взаимодействия.

Мне кажется, представлять город будущего надо представлять как систему организмов (реальных или фантастических). Что за коллективный разум мог бы управлять таким городом? Как бы выглядела динамическая связь между различными частями города?

— В природе есть два вида насекомых, живущих колониями: муравьи и пчелы. Они смогли организовать систему, соответствующую принципам коллективного разума. Похожие алгоритмы есть и в колониях кораллов и слизевиков. Слизевики — это организмы, у которых только одна клетка, но тысячи ядер. Эти ядра взаимодействуют друг с другом через химические реакции. Еще одна особенность этих микроорганизмов заключается в том, что они используют свою собственную жидкую оболочку для взаимодействия и обмена информацией. Мы можем многому научиться у таких организмов, чтобы спроектировать и оптимизировать городскую среду. В каком-то смысле города могут эволюционировать совместно с биосферой, и в результате появится абсолютно новая биомеханическая среда будущего. В сущности, город и естественная среда обитания будут связаны через системы различных динамически-синтетических взаимодействий. Городская сфера и биосфера станут объединенным организмом, который мы пока не можем себе представить.

Есть какая-то одна главная особенность, которая характеризует биомеханический город будущего?

— Лично для меня, один из ключевых элементов — это способность городской среды производить ресурсы. Город должен быть не просто хранилищем программ, в нем должны быть налажены процессы производства. Он должен взаимодействовать с биосферой и получать возобновляемые ресурсы в виде энергии и еды. Это станет началом новой эры — эры биомеханических городов.

Какой будет инфраструктура биомеханической системы? 

— Наши проекты algaeBRA и Urban Algae Folly были построены на идее создания среды микроводорослей, которые станут частью конструкции здания. Одновременно с этим они собирают ресурсы, причем их способности не ограничиваются фотосинтезом, но также могут поглощать лишнее тепло. Микроорганизмы будут развиваться быстрее в биомеханической среде, чем в дикой природе; они будут тесно связаны с жизнью здания и будут способствовать увеличению своей биомассы; биомасса, в свою очередь, может быть использована жителями этого здания. С одной стороны, это новая форма городского биомеханического сельского хозяйства, а с другой — это новый тип сложной инфраструктуры.

Появятся ли в будущем «живые» конструкции и здания?

— Возьмем, к примеру, биоцементирование. Трещины в цементе немного похожи на раны на человеческом теле. Чтобы «исцелить ранение», голландские ученые из TU Delft используют бактерии, которые заполняют пустое пространство кальцием, получается такой самоисцеляющийся цемент. Здания смогут развиваться.

Могут микроорганизмы стать угрозой для города? Могут ли они выйти из-под контроля?

— Они не враги, которых нужно уничтожить. Они составляют 90% нашего тела. Только представьте! Мы состоим из миллиардов потенциально опасных, а в реальности полезных бактерий и микроорганизмов, которые невидимы для невооруженного взгляда и без которых мы не сможем выжить.

Можете ли появиться самодостаточное биомеханическое здание? К примеру, в Дубае — городе, где нет живой природы, строят здания, где природа воссоздается искусственным образом. 

— Все отходы, которые вырабатываются зданием, надо рассматривать как ценный питательный элемент для города. Отходы — это энергия для микроорганизмов, машин и роботов. В городах, вроде Дубая, все еще строят стерильные здания и синие бассейны, а отходы прячут подальше от глаз. В этом их основная проблема. Город, который скрывает отходы и идеализирует стерильность, — это ошибочная модель города будущего. Отходы должны стать источником питательных веществ для будущих жителей города: бактерий, микроорганизмов, роботов и так далее. 

Возможно, будут даже специально создаваться новые виды загрязнений, которые станут источником ресурсов для города будущего?

— Есть такие вещества, которые поддерживают жизнь города, и, есть такие, которые смертельно опасны для человека. При этом есть вероятность, что они не ядовиты для роботов и машин, и мы просто должны найти способ использовать их повторно. Нам понадобятся новые социальные группы горожан или машин, которые могли бы потреблять и перерабатывать новые неизвестные типы загрязнений; и, в то же время, которые могли бы сосуществовать с живыми организмами, образуя единую биомеханическую систему.

Что придет на смену биомеханическим городам? Когда они исчерпают свой потенциал?

— Думать о таком далеком будущем — это задача для следующего поколения. Ваша задача.

 

Читать интервью полностью.

Новости
Мир Диснея: парк развлечений как модель идеального города
Публикуем интервью с градостроителем Сэмом Ганнавеем о прототипе идеального города.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

В 1965 году Уолт Дисней объявил, что, помимо парка Disney World, планирует построить еще и EPCOT — прототип идеального города будущего с населением 20 тысяч человек, где должны были использоваться новейшие технологии в области техники и городского планирования. Через год он умер, так и не успев реализовать свою мечту. Компания Disney отказалась его плана, посчитав его слишком амбициозным, и вместо города будущего построила новый тематический парк, посвященный международной культуре и новым технологиям. В рамках проекта Future Urbanism градостроитель Сэм Ганнавей дал интервью студентке «Стрелки» Реа Дилхоффовой, в котором рассказал о судьбе проекта EPCOT, а также о том, как идеи Диснея повлияли на современное градостроительство и почему парк развлечений — это модель идеального города.


— Начну с общих вопросов. Для людей в последнее время стало очень важно получение новых эмоций. Какую роль играют в этом парки развлечений и парки отдыха?

Одной очень важной вещи я научился у Фила Хэттема. Фил владеет компанией The Hettema Group, и это одна из самых успешных организаций, которая занимается дизайном парков отдыха. В разговоре с Филом мы обсуждали развитие технологий и то, что в наше время даже можно дома смотреть 3D-фильмы в высоком качестве.

Ощущения, которые раньше можно было получить в парке развлечений, теперь доступны и дома благодаря Wii или X-BOX. Мы пытались понять, для чего же тогда нужны эти парки, и поняли, что причина в двух вещах. Во-первых, какими бы продвинутыми ни были новые технологии, есть одна вещь, которую они не могут дать, — это возможность потрогать предметы. Возможность прикоснуться к поверхности, стене, скале, тактильный опыт — все это еще необходимо человеку, и парки отдыха могут ему это дать.

А потом Фил вспомнил про еще одну вещь. Есть такой момент, когда вы смотрите друг другу в глаза и понимаете, то сейчас испытываете одни и те же чувства, которые больше никто и нигде в данный момент не испытывает. В этом заключается магия, объединяющая людей.

Возможно, мы все еще катаемся на аттракционах по той же причине, по которой ходим в кино или в театр. До сих пор не существует никакой технологии, которая вызывала бы такие же эмоции, как в тот момент, когда двое смотрят друг на друга и думают: «Черт, как же страшно!». Благодаря этому парки развлечений будут существовать еще долго.

Уолту Диснею нравилась идея такого места, где человек может чувствовать себя самим собой. Диснейленд был задуман как парк развлечений, но он сильно повлиял на развитие городского проектирования.


— Могут ли парки развлечений стать моделями настоящих городов?

Важная идея Уолта Диснея заключалась в том, чтобы строить пространство для людей, думая об их потребностях и желаниях. Такая же идея была и у «Новых урбанистов» и Кристофера Александра. Она заключалась в том, что, создавая городские пространства, надо ориентироваться на 90% населения. Потому что у всех нас потребности совпадают на 90%, при этом 90% времени мы тратим, споря о 10% несовпадений. Мультфильмы Уолта были сделаны с расчетом на это правило 90%. Вот почему они актуальны в любое время и в любой культуре. Так что, проектируя пространство, которое понравится 90% посетителей, ты проектируешь пространство, которое будет нравиться всем и всегда. Архитекторы подхватили эту идею. Например, самый большой торговый центр в Лос-Анджелесе — Grove — был спроектирован аналогично главной аллее в Диснейленде.

— В EPCOT (Experimental Prototype Community of Tomorrow — «Экспериментальный прототип сообщества будущего») должны были быть постоянные жители, а также те, кто приехал на время. Почему взаимодействие между этими двумя группами было так важно для Уолта Диснея?

Идея Уолта было в том, чтобы создать прототип города и продемонстрировать ценности, на которых строится работа американской индустрии. Если бы вы работали в американской компании и решили производить, например, микроволновые печи, вы бы сначала сделали прототип, протестировали бы в секретной лаборатории, а только потом выпустили бы в продажу. А идея Уолта была такой: «Почему бы не создать 3000 микроволновых печей и не раздать их сразу людям. Так мы узнаем, что работает, а что нет».

Его главной целью было создание новых технологий. Уолт считал, что такие места, как EPCOT, помогают ускорить их развитие. На самом деле, в EPCOT не было ничего такого необычного. В центре города должен был стоять 30-этажный конгресс-отель. На внешнем кольце вокруг EPCOT он собирался построить жилые дома и офисы. Внутри должен был ходить транспорт. Здесь было много возможностей заработать: различные компании могли разрабатывать или тестировать свои продукты, открывать бизнес-инкубаторы. Зарабатывать деньги можно было на рекламе, на самом парке, на торговом центре. Базз Прайс был прав, сказав, что EPCOT Уолта мог бы стать более знаменитым, чем World Disney World.


— Жаль, что его не построили. (Проект EPCOT был отменен после смерти Уолта Диснея. Компания не хотела заниматься им без Уолта. Несмотря на это, с 1982 года Disney Company открыла парк Epcot в комплексе World Disney World. Он был назван в честь парка EPCOT Уолта Диснея, как символ его идеи. — прим. Р. Дилхоффовой.)

Да. Во Флориде большие проблемы с инфраструктурой. Идея Уолта заключалась в том, чтобы взять довольно компактную территорию, по которой можно было бы перемещаться на поезде. Когда управление Walt Disney Company перешло к Майклу Айснеру, они решили проектировать это пространство по принципу городских окраин, а вместо поезда пустить автобусы. Теперь вся эта транспортная система разрослась и тянет компанию вниз. Им теперь приходится решать те же проблемы, что и обычные города.


— Вы сказали, что Epcot, который Disney Company построила после смерти Уолта, очень отличается от того EPCOT, который хотел построить Уолт. А что-то общее у них есть?

Сейчас Epcot — это выставка. Это не то, чего хотел Уолт. Зона «Будущий мир» сделана в точности по той же модели, что и Диснейленд. В Диснейленде ты идешь по железнодорожному тоннелю, а в «Будущем мире» — по «Космическому кораблю „Земля“». Оригинальная идея заключалась в том, чтобы демонстрировать информацию в форме какого-то развлекательного действия, так, чтобы она всем хорошо запомнилась. Павильон «Земля» — единственный, который работает по этому принципу.

— Если смотреть на Disney World с высоты, то он выглядит как город. Там есть центр и что-то вроде пригорода вокруг него. Но если зайти в этот город, то понимаешь, что тут что-то не так.

Epcot не должен был так разрастаться, потому что, если город сильно разрастается, то центр теряет связь с окраинами. А в модели города Уолта центр и окраина всегда были связаны. В таком городе машина нужна только в одном случае: если человек решил уехать из него насовсем.


— Насколько важно, что EPCOT был создан в эпоху модернизма, а сейчас мы живем в эру постмодернизма?

Иногда я задаю себе такой же вопрос. Я согласен, что EPCOT Уолта был квинтэссенцией модернистской мысли. Вот почему сегодня, в нашем постмодернистском мире, этот проект кажется таким необычным. Нам сложно его понять, поэтому наш постмодернистский разум считает, что такая модель не может сработать. Но на самом деле Уолт тоже был постмодернистом: он старался выбрать самое лучшее и скомбинировать все в одном месте таким образом, чтобы получилось что-то новое. Это и есть постмодернизм.


— Сейчас появляются проекты, выполненные в духе модернизма, очень похожие на EPCOT Уолта. Первое, что приходит в голову, — это кампус компании Apple в Калифорнии. У него много общего с идеями Диснея. Но большинство таких кампусов закрыты для публики. А Дисней, наоборот, хотел, чтобы новые технологии были доступны как можно большему количеству людей.

Многие считают Уолта диктатором. Но на самом деле он критиковал только тех, у кого была одна идея. Если вы приходите к нему с одним решением — вам конец. Потому что для него очень важно было иметь выбор. И он хотел, чтобы вы обдумали все альтернативы. Эту идею Стив Джобс использовал, работая в Apple.

— Как идеи тематических парков или идеи Уолта помогут городам стать лучшее?

Вот цитата от Кристофера Александра: «Обратите внимание на какой-то центральный элемент, а затем создайте вокруг него новые элементы». В парке развлечений этим центральным элементом может стать какая-то история. А в реальном городе нужно начать с чего-то типичного для этой местности: например, реки или горы. Надо всегда обращать внимание на то, что находилось на этом месте изначально. Если строить город по тому же принципу, что и тематический парк, то ничего хорошего не получится.

Но в каких-то вещах парки отдыха могут быть хорошим примером. Например, в том, как там построена системе безопасности. Я написал первую книгу главным образом потому, что я хотел, чтобы дизайнеры понимали, что города и парки отдыха — это две разные среды, функционирующие в двух фундаментально разных операционных системах. Это как Mac против PC. Да, что-то в них пересекается, но если вы используете неправильную систему и неправильную среду, то ничего не получится.


Читать интервью полностью.

Новости
Словарный запас: хакатон, митап и креативная экономика
Узнали, что значат термины «хакатон», «митап» и «креативная экономика».

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

С каждым годом в нашу повседневную речь приходит все больше новых слов и англицизмов. Но многие из них со временем теряют свое первоначальное значение и используются не к месту. Чтобы не путаться в новых терминах, онлайн-журнал Института «Стрелка» ведет регулярную рубрику «Словарный запас». «Городской конструктор» публикует объяснения трех новых слов из рубрики.


ХАКАТОН

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

«Хакатон (англ. hackathon) — мероприятие, как правило, длящееся несколько дней, где встречается большое количество людей, чтобы вместе заняться компьютерным программированием». (Oxford Dictionaries)

Влад Лавриченко

event-менеджер «Теплицы социальных технологий»

Если вас кто-нибудь пригласит на хакатон, знайте, что вам предстоит двухдневный марафон программирования. Но им дело не заканчивается. Если мы хотим решать социальные проблемы, хакатон становится площадкой, где идет совместная работа активистов как авторов социальных проектов и программистов как специалистов сферы интернет-технологий. А ещё же есть дизайнеры, пиарщики. Вовлечение специалистов из разных областей помогает в итоге найти пути решения острых социальных проблем.

Хакатон — мероприятие с очень насыщенной программой, ведь надо сначала познакомить между собой городских активистов, вместе с ними и с местными экспертами выяснить «боль» города и горожан, провести мастер-классы по обучению современным цифровым инструментам, а после презентации идей участников организовать их работу по развитию проекта. Для многих хакатон — это первая точка входа в мир цифровых технологий, в особенности в контексте их применения для реализации именно социальных проектов.

Уже на второй день хакатона многие авторы готовы презентовать минимальный жизнеспособный прототип, с которым не стыдно идти к потребителям для тестирования идеи, для поиска сторонников или партнеров. Успешные истории и запуски — это проекты, которые родились на хакатоне, а после мероприятия были значительно доработаны и улучшены. Мне нравится пример приложения «Сезам» — это хорошее технологическое решение для небольшой, но очень важной проблемы — отсутствия возможности общаться у людей с нарушениями речи и письма, а также с заболеваниями аутизма. Приложение позволяет обмениваться специализированными пиктограммами. Из этих схематических картинок с подписями можно составлять полноценные сообщения. На первый взгляд, простое решение, которое лежит на поверхности, но авторы проекта первыми в России обратили внимание на проблему и взялись её решать!

Тем интереснее проводить хакатоны в российских регионах, где привыкли традиционными способами решать социальные проблемы. Понятно, что в стране распространение цифровых технологий происходит крайне неравномерно, но в этом как раз и вызов — поднять уровень развития некоммерческого сектора в отдельно взятом регионе. И главное — необычная и непривычная для многих атмосфера. Хакатон — это не семинар или конференция, это лаборатория, где в довольно интенсивном режиме приходится учиться новым навыкам, сразу их применять и опять учиться. Мне запомнился отзыв одной из участниц пермского хакатона: «Почувствовала, что я как будто не в Перми, это важно».

Читать больше.


МИТАП

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

«Митап (англ. meetup или meet-up) — встреча или периодические встречи людей, которые имеют общие интересы и общаются в социальных сетях». (Dictionaty.com)

Олег Гант

редактор портала «Теплица социальных технологий»

В классическом понимании митап — встреча специалистов для обмена опытом и обсуждения тех или иных проблем в неформальной обстановке.

От клубов по интересам они отличаются тем, что это короткие мероприятия. Они занимают один, может быть, два часа и не предполагают, что участники будут встречаться постоянно. Отличие от воркшопов в том, что в силу ограниченного времени здесь не проводятся мастер-классы, происходит именно обсуждение и обмен опытом.

Проводят митапы все кому не лень. Люди собираются в кафе, чтобы общаться на иностранном языке, и это называется митап. Почему нет? Есть те, кто ходят на прогулки по городу и делятся друг с другом своими знаниями о нем. Очень много устраивают энтузиасты, которые хотят вокруг себя собрать единомышленников. Для организаций митапы — способ выведения сетевой аудитории в офлайн. Мы их проводим, исходя из двух задач: распространения знания и создания офлайн-сообщества, что вполне удается.

Цель митапа — свести людей с аналогичным опытом в той или иной сфере, чтобы они обменялись своими идеями, мыслями и, возможно, нашли какое-то решение проблемы. Но это не обязательно. Недавно проводили митап в офисе mail.ru. Он был посвящен технологиям оповещения при чрезвычайных ситуациях. И там завязалась довольно интенсивная дискуссия о том, нужна ли волонтерская помощь при пожарах и наводнениях. Часть экспертов придерживалась позиции, что волонтерам там не место. Эксперты, которые представляли волонтерские организации, естественно, были оппонентами. В результате были выведены некоторые решения, но, конечно, многие остались при своём мнении.

Читать больше.


КРЕАТИВНАЯ ЭКОНОМИКА

ОТКУДА ПРИШЛО

Считается, что впервые термин «креативная экономика» появился в журнале BusinessWeek в августе 2000 года. Тогда обозреватель Питер Кой написал: «Пришло время, и индустриальная экономика уступает дорогу креативной, так что большие корпорации оказались на очередном перекрестке. Атрибуты, которые идеально работали в веке двадцатом, могут стать непригодными в XXI. Так что им придется серьезно измениться. Дарвиновская борьба за выживание будет выиграна теми людьми и компаниями, кто лучше сможет приспособиться в новом мире». Креативную экономику также называют инновационной, экономикой идей и знаний.

Анна Евтюгина

старший преподаватель Школы культурологии при Высшей школе экономики, автор курса «Креативная экономика»

Впервые массово в России об этом понятии заговорили в 2009 году, после выхода первых переведенных американских книг — «Креативная экономика» Джона Хокинса и «Креативный класс» Ричарда Флориды. Есть неоформленность термина в науке, но уже можно говорить о существовании широкой и узкой трактовки.

Узкая подразумевает экономику, которая появляется вокруг продуктов, созданных внутри творческой индустрии, будь то архитектура, музыка или галерейное дело. Дизайнер придумал продукт и теперь хочет его продать — происходит коммерциализация продукта культуры, а значит появляется экономика.

Если проследить историю развития термина, сначала была политэкономия, затем постиндустриальная экономика, ее сменила информационная, затем цифровая, или экономика знания, которую можно назвать максимально близкой к той, о которой мы говорим, так как в ней уже тоже становится важным человеческий капитал. Таким образом, креативная экономика в широком понимании — самая прогрессивная стадия развития экономики. Главными ценностями в этом случае выступают идея интеллектуальной собственности и нестандартные решения. Отличительными чертами можно назвать обмен технологиями между традиционными и смежными им индустриями, заимствование решений. Огромное влияние на переход к этой стадии оказывает развитие интернета, связи и коммуникаций. Именно поэтому те страны, которые уже ввели креативную экономику как основу своей политики, особое внимание уделяют развитию программного обеспечения.

Но, конечно, все страны находятся на разных стадиях включенности в креативную экономику. Есть Мальта, экономика которой рассчитана исключительно на туристов, и все выстраивалось изначально вокруг культурной услуги, но у них и не было другого варианта. Если говорить о России, то здесь все-таки есть производство, полезные ископаемые, другие источники дохода, здесь этот переход не может произойти автоматически. Но шаги в эту сторону в России, особенно в Москве, заметны.

Например, довольно активно внедренные в нашу повседневность сервисы такси. Это давно не компании, в собственности которых есть машины, а огромная информационная платформа. Она объединяет несколько сервисов, имеет свою техподдержку, позволяет добавлять неограниченное количество водителей, сохраняет историю маршрутов пассажира и так далее.

Читать больше.


«Городской конструктор» существует уже полтора года. Наша география становится все шире (восемнадцать городов!), а планы — все больше. Мы хотим лучше узнать вас, чтобы делать материалы интереснее и полезнее. Пожалуйста, расскажите о себе и своих интересах в нашей анкете (займет три минуты). Приятный бонус — 10% скидка на годовую подписку онлайн-школы городских предпринимателей Vector всем, кто заполнит анкету.


Фотографии: iStock, предоставлены Институтом «Стрелка»

Новости
5 онлайн-курсов для городских предпринимателей
Курсы, которые помогут запустить стартап.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

Чтобы научиться основам предпринимательства не обязательно получать дополнительное образование. «Городской конструктор» выбрал 5 коротких онлайн-курсов, которые помогут получить достаточно знаний, чтобы запустить свой первый стартап.


Анализ социальных сетей (Coursera)

Курс, разработанный преподавателями Мичиганского университета, подойдет для предпринимателей, чей бизнес связан с социальными сетями. Он включает в себя теоретические и практические блоки, построенные на стыке нескольких разных дисциплин, начиная от социологии и математики, заканчивая экономикой и физикой. Курс не требует никакой специальной подготовки.

Продолжительность: от 8 до 10 недель.

Стоимость: бесплатно.


Как создать новый городской стартап (Онлайн-школа Vector)

Как открыть свое дело и как связать собственные увлечения и городские проблемы? Этому учит сооснователь школы Hyper Island, программный директор образовательной программы Института «Стрелка» и бизнес-консультант Дэвид Эриксон. Дэвид вместе с приглашенными экспертами — Ольгой Маркес  (школа идеального тела #Sekta), Иваном Митиным (свободные пространства «Циферблат»), Викторией Корсаковой (проект «Картония») — рассказывает о городском предпринимательстве: от поиска своей ниши для проекта и оценки его ценности для будущих пользователей до построения бизнес-модели. Помимо видеолекций с экспертами, учебная программа онлайн-курса включает в себя 10 теоретических уроков, в которых дается подробная инструкция для городского предпринимателя и практические задания к каждому уроку, которые делают сложные задачи, например, составление бизнес-модели и плана выхода на рынок, понятными и интересными.

Продолжительность: 10 уроков, которые можно проходить в любое время.

Стоимость: первый урок — бесплатно, весь курс — от 799 рублей.

 

Программирование (Treehouse)

Курсы любого уровня сложности и направления содержат около тысячи видеоуроков, игр, а также теоретические и практические блоки. Контент обновляется каждую неделею. В результате пользователи смогут сделать собственный сайт или приложение для iPhone и Android. Кроме того, они получают доступ в профессиональному закрытому форуму.

Продолжительность: зависит от желания пользователя, курсы можно проходить в любое время.

Стоимость: от $25, но первые 7 дней можно учиться бесплатно.


5 опасных иллюзий начинающего стартапа (Zillion)

Большинство стартапов в какой-то момент переживают крушение иллюзий. До осознания своих заблуждений начинающие предприниматели успевают впустую потратить много времени и денег. Видеокурс бизнес-ангела Аркадия Морейниса посвящен тому, как начинающим предпринимателям реалистично спланировать свой стартап.

Продолжительность: 1 час.

Стоимость: первые два урока бесплатно.


Как построить эффективную команду (Udemy)

Курс состоит из 7 блоков и 16 лекций, в которых рассказывается о том, как стать эффективным лидером, сформировать команду, найти для нее правильную мотивацию и научиться решать проблемы вместе. В курс также входят практические задания для командной работы.

Продолжительность: по желанию пользователя.

Стоимость: 97 долларов, есть возможность бесплатного предварительного просмотра.


«Городской конструктор» существует уже полтора года. Наша география становится все шире (восемнадцать городов!), а планы — все больше. Мы хотим лучше узнать вас, чтобы делать материалы интереснее и полезнее. Пожалуйста, расскажите о себе и своих интересах в нашей анкете (займет три минуты). Приятный бонус — 10% скидка на годовую подписку онлайн-школы городских предпринимателей Vector всем, кто заполнит анкету.


Фотографии: iStock

Новости
Так плохо, что уже хорошо: плюсы советских городов
Плюсы и минусы советской системы.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» совместно с городскими интернет-газетами продолжает серию публикаций «Городской конструктор». Главная идея — поделиться знаниями и опытом с людьми, которые любят свой город и хотят менять его и свою жизнь к лучшему.

Базовая модель города возникла еще 200 лет назад. С тех пор появились новые модели, но, так или иначе, в большинстве городов с рыночной экономикой земля в центре пользуется наибольшим спросом, а плотность населения остается высокой. В советских городах, где рыночные механизмы до последнего времени не действовали, ситуация была иной и земля в центре могла быть занята заводами, что в постиндустриальную эпоху привело к созданию больших пустот. «Городской конструктор» публикует отрывок из эссе экономиста Татьяны Михайловой, которое посвящено плюсам и минусам этой системы.

 

Базовую модель для формализации того, что происходит в городской торговле, создал в 1826 году немецкий экономист Иоганн фон Тюнен. Он исходил из следующего: есть особое место, например рынок, в которое хотят попасть агенты, чтобы продать свой товар, и есть разные виды товара, например, зелень, овощи и мясо.

Зеленщику нужно, чтобы его товар был самым свежим. Поэтому он должен прибыть на рынок рано утром, а значит, для него важно жить поблизости. И пусть участок земли, где он выращивает зелень, будет маленьким, главное — оказаться как можно ближе к рынку. и за это зеленщики готовы платить высокую цену. Они селятся вплотную к рынку — так формируется самый первый, ближний круг.

Фермеры, выращивающие овощи, скажем картошку, тоже хотят продавать свежий товар. Но за два-три дня картошка не испортится. А значит, они могут жить чуть дальше, за зеленщиками, чтобы не платить слишком много за дефицитную землю в центре. Наконец, следующий круг образуют животноводы. Чтобы выращивать скот, им нужны большие пространства, причем пастбищам не обязательно быть рядом с рынком, ведь корова и сама дойдет до рынка. Эти люди будут селиться далеко от него, там, где много земли и где они могут выгодно купить или арендовать пастбище.

Так образуется структура из концентрических колец, в которых чем ближе к рынку, тем дороже земля и тем интенсивнее она используется. Это простое наблюдение за сельскохозяйственным рынком и легло в основу всей модели экономической географии города.

Если мы посмотрим на современные города, то увидим, что центр занимают деловые кварталы: небольшой пятачок земли застроен высокими зданиями. Эта земля эксплуатируется очень интенсивно, ведь люди готовы платить огромные деньги за то, чтобы быть в центре. А чем дальше от него, тем меньше плотность населения и меньше фирм. Участки земли увеличиваются, многоэтажные дома исчезают, сменяясь одно-двухэтажными, жилая площадь домов или квартир становится больше. Вот характерная для западной Европы или США картина: на окраинах города — просторные отдельные дома с лужайками, в центре — многоэтажные здания, где живут холостяки, для которых не обязательно иметь большую квартиру, главное, чтобы она была недалеко от клубов, ресторанов и работы. Так люди самоорганизуются в городском пространстве.

1 2 3 4 5 8