Жизнь

Они остались: Ирина Аксёнова о том, почему в Воронеже сложно, но интересно развиваться

3531
Автор:
Ксения Камынина
22 ноября 2013 07:08
6+
Они остались: Ирина Аксёнова о том, почему в Воронеже сложно, но интересно развиваться
О новой жизни заброшенных зданий, арт-пространствах и больших планах на будущее.

На этой неделе о Воронеже и духе времени в нём мы поговорили с одним из организаторов фестиваля уличного искусства «Здесь» Ириной Аксёновой. Она закончила журфак, но не пошла работать по профессии, а стала изучать современное искусство. Сегодня Ира рассказала Downtown о тихих уголках шумного Воронежа, о вечных похоронах в городском транспорте, и о том, как изменить такие районы, как ВАИ и Машмет.



Ирина Аксёнова

Организатор стрит-арт проекта «Здесь»,
куратор выставки Revisiting the Space Voronezh


Воронеж в детстве и сейчас

Я выросла в районе ВАИ и лет до 13 практически не выезжала из него. Помню, были адские автобусы 2а и 20-ка, которые ходили раз в полчаса. Трястись в их развалившемся салоне — не такое удовольствие, чтобы повторять его часто. В детстве мне нравилось засыпать под шум поездов на «Придаче» — ночью можно было расслышать даже объявления на вокзале. Сейчас их тоже слышно.

На ВАИ мало что изменилось, например, музыкальная школа до последнего времени стояла всё такая же художественно-облезлая, но сейчас её фасад покрывают жутким зелёным сайдингом, который всё превращает в пластиковое ничто.

В последнее время из-за того, что снять или купить квартиру здесь дешевле, на ВАИ селятся много студентов и молодых семей, так что атмосфера вполне дружелюбная. Я, конечно, помню много историй в стиле нуар, но не могу сказать, что здесь так ужасно и опасно жить. Днём тихо и безлюдно, ну а поздним вечером попасть в историю можно в любом районе города.

Представляете, что можно сделать из такого двухэтажного здания? Галерею, студии, что-то, что изменило бы атмосферу района в корне.

Ещё прямо за моим домом стоит заброшенный детский сад с выбитыми стёклами, мусором и соответствующими надписями по фасаду. Представляете, что можно сделать из такого двухэтажного здания? Альтернативную галерею, студии, что-то, что в корне изменило бы атмосферу района, заставило бы людей приезжать на какие-то ивенты сюда, а не в центр Воронежа. В моих самых дерзких мечтах хотелось бы видеть ВАИ новым Кройцбергом.

 

Работа в городе

Я закончила журфак ВГУ, но ещё во время учебы поняла, что это не моё. И когда у меня родилась дочь, это стало отличным поводом обнулиться и начать жить сначала. Сейчас мне интересны проекты в области современного искусства, паблик арта. Этой весной вместе с Кристиной Семёновой мы были кураторами проекта Revisiting the Space Voronezh. С Олей Кузьминой мы сделали большой проект уличного искусства «Здесь», который, надеюсь, ещё будет развиваться. На весну следующего года планирую проект с голландским дуэтом Xmas95 и ВЦСИ. Вообще очень много идей и проектов, партнёров из разных стран и городов, но с рабочим временем пока напряженно.

 

Любимые места

Я люблю ходить по утрам в Центр восточных практик «Шакти», который у Центрального рынка. Здесь бывает не так много народу в это время, очень тихо и спокойно. Мне иногда очень не хватает этого в городе, где много бытовых звуков и шумов. Деловые встречи в последнее время чаще всего назначаю в Книжном клубе «Петровский», так как там опять же не многолюдно и вполне рабочая атмосфера.

Во время проекта «Здесь», когда показывала город приезжим художникам, поняла, что в каких-то местах в центре, не была уже больше года. И ещё, что Воронеж очень красивый всё-таки.

 

О книгах и чтении

Сейчас я читаю много книг по истории и теории искусства. Чаще всего заказываю на Ozon или покупаю в «Петровском» и «Амитале». Недавно дочитала первую часть «Моста над Бездной» Паолы Волковой, которая была очень крутым историком культуры. Своей очереди ждут переписка Ван Гога и программные тексты Малевича.

Возвращаясь в город из поездок, я каждый раз вижу его другим и очень люблю этот момент нового знакомства.

Недавно не могла оторваться от трилогии Стига Ларссона, а потом узнала, что была знакома с автором всего через одного человека. Нил Гейман всегда вне конкуренции — только закончиле его The ocean in the end of the lane. Ну и, конечно, совершенно невозможно пройти мимо развалов букинистов. Часто беру классику или советские книги. Но недавно купила сборник Льва Кассиля и не смогла читать — показалось примитивной пропагандой, хотя его «Кондуит и  Швамбрания» была настольной книгой, которую и сейчас иногда перечитываю.

 

Люди в городе

Иногда я захожу с утра в автобус, а там все тёмно-серое: и одежда, и лица. Я понимаю, что такие цвета немаркие, и в нашем транспорте они — самое то. Но такое ощущение, что вся жизнь — это бесконечные похороны, а за рулем автобуса — Харон.

Много моих друзей и знакомых сейчас говорят о том, пора ли уже уезжать из России или здесь ещё можно жить. Я и сама часто думаю, где эта точка невозврата. Но лично для меня, пока именно здесь интересно и сложно развиваться.

Очень много разговоров о том, «кто виноват»: геи, мигранты, «чёрные» и прочие «другие». Варианты «что делать?» так и совсем пугают. Я думаю, надо следовать совету Ганди и начинать все изменения с себя.

 

Впечатления о Воронеже

Возвращаясь в город из поездок, я каждый раз вижу его другим и очень люблю этот момент нового знакомства. Но знаю, что тех, кто впервые оказывается в Воронеже именно на станции «Придача», она немного пугает. На вокзал крупного, вполне процветающего города это не очень похоже. Однажды с группой немцев мы вышли там с раннего проходящего поезда из Москвы. Был конец ноября: свинцовое небо, валил снег, и окружающий антураж района «Придачи» кажется их не на шутку напугал.

Я не знаю, честно говоря, что нужно делать, чтобы быть настоящим воронежцем. Мне не близко это разделение на «воронежцев», «москвичей» и так далее. Я помню, что границы есть только на политической карте мира. Думаю, важно ответственно относиться не только к своему дому, но и к любому месту, где вы находитесь.

 

Изменения в городе

Мне кажется, в городе уже давно должна была появиться постоянная просветительская программа по современному искусству для широкой аудитории, как сейчас сделали ВЦСИ. Ещё, конечно, не хватает какого-то открытого арт-пространства, в котором можно реализовывать самые разнообразные идеи и проекты. Если из разговоров о превращении одного из заброшенных промышленных предприятий в такое место что-то выйдет, это сильно изменит арт-среду в городе, и Воронеж в целом.

Титульная фотография: работа дуэта «Кифир» на фестивале стрит-арта «Здесь»
Фотография: Софья Успенская

Поделиться: